Афины

Раввин Шауль, он же апостол Павел, прибыл в город Афины. Путь апостола был неблизкий: вначале он посетил Амфиополь (Македония), потом прибыл в Аполлонию, а оттуда направился в Фессалоники (Греция). Жирной точкой на пути его путешествия стали Афины. В Деяниях Апостолов 17 все эти события описаны бегло, но достаточно ясно.

Апостол Павел в Афинах

Апостол Павел в Афинах

Перед своим посещением Афин я несколько раз перечитывал Деяния Апостолов, особенно 17 главу о приключениях там Павла. А оказавшись в Афинах, я еще ясней понял, что же произошло там с Павлом на самом деле.

В Афинах Павел возмутился духом при виде этого города, полного идолов. В украинском переводе Деяний 17:16 слово «возмутился» описано более ярко: «Павел кипел». Представьте себе человека, который кипит изнутри, как закипающий чайник. Это смешанное чувство раздражения, недовольства, возмущения, несогласия, гнева.

Итак, Павел кипел. Прибыв в город, он начал, если так можно выразиться, осмотр местных достопримечательностей. Что еще туристу делать? Интересно, что 17 глава начинается с того, что Павел был в Аполлонии – городе, названном в честь бога Аполлона. Но там Павел не вскипел.

Для того чтобы подняться в верхний город Акрополь, где располагался основной центр обучения, общения и поклонения в древних Афинах, Павлу необходимо было взойти на гору высотой примерно 160 метров.

Сегодня, поднимаясь в верхний город, я понял, почему Павел начал кипеть, ведь прямо у входа в город расположен храм Зевсу – гигантское строение размером с четыре футбольных поля. Там стоял жертвенник Зевсу. Стоит отметить, что это и сегодня самый большой храм в Греции, посвященный богу из греческой мифологии.

Парфенон

Парфенон

Пройдя 500 метров, Павел очутился возле второго храма, который был посвящен богу виноделия и плодородия Дионису, а рядом с ним – театр в его честь, где происходили различные празднования. Культ Дионису имел особенные характеристики: почитатели этого бога виноделия осуществляли свою веру на практике, напиваясь, пускаясь в пляс, распевая песни и вознося молитвы; разврат, насилие и оргии были там обычным делом.

Проходя дальше, вглубь города, Павел наткнулся на гигантский величественный храм, который назывался Парфенон (т.е. «чистый, девственный»). Этот храм был посвящен богине Афине, которая считалась покровителем города Афин. Чуть левее от него стоял храм Эрехтейон, посвященный другим богам и героям греческой истории. Конечно, Павел кипел! Его дух возмущался, не понимая, как вообще такое возможно, чтобы люди поклонялись десяткам богов?

Читая Деяния 17:30, становится яснее его обращение к грекам, когда он говорит: «Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться»…

Неведомому Богу

Неведомому Богу

А потом взгляд его упал на еще одно капище, где было высечено: «Неведомому Богу»…

Писание рассказывает, что после всего пережитого Павел отправился на центральную площадь, которую окружали все эти храмы, и ежедневно стал говорить с афинянами о вере в единого Бога. Кипение Павла достигло ушей, умов, сердец и душ жителей Афин. Павел очутился в Ареопаге – в месте, где собирались руководители, философы, военачальники и ученые для обсуждения насущных проблем города и управления им. По всей вероятности, Павел стал насущной проблемой этого города! «И, взяв его, привели в ареопаг и говорили: можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою?» (Деяния с 17:19).

Похоже, что русская пословица «Один в поле не воин» не распространялась на Павла. Этот еврейский апостол был-таки настоящим воином, даже когда был в поле один (хотя Павел, конечно, никогда не был один, ведь с ним был Бог).

Толпа на площади реагировала по-разному. «Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним; и одни говорили: «что хочет сказать этот суеслов?», а другие: «кажется, он проповедует о чужих божествах», потому что он благовествовал им Иисуса и воскресение» (Деяния 17:18).

Словом Божьим Павел бил прямо в центр их верований. Эпикурейцы не верили в воскресение, а стоики верили в духовное воскресение, но не телесное. Среди слушающих были люди из совершенно различных философских школ Греции.

Когда ему был задан вопрос в Ареопаге, что за новое учение он проповедует, Павел начал свою речь с жертвенника «Неведомому Богу». Дело в том, что греки ставили такой жертвенник после своих поражений в каком-то из своих военных мероприятий или провалов в военных компаниях. Как бы на всякий случай, чтобы умилостивить даже не известного им бога и в следующий раз не терпеть поражений.

Дионисий Ареопагит

Дионисий Ареопагит

В Ареопаге Павел говорил очень успешно. Например, Дионисий Ареопагит, который уверовал во время проповеди Павла, впоследствии стал его учеником и первым епископом Афин, а в конце первого столетия погиб мученической смертью где-то в миссионерской поездке на землях сегодняшней Франции. В Греции в честь него даже названы улицы. Дионисий был очень умным человеком, он изучал астрономию, учился в Египте, имел философскую степень и учеников, следующих его учению, но простое Евангелие растопило его сердце и принесло ему спасение. «Некоторые же мужи, пристав к нему, уверовали; между ними был Дионисий Ареопагит и женщина, именем Дамарь, и другие с ними» (Деяния 17:34).

Апостол Павел и сегодня является большим примером для подражания нам.

Во-первых, у Павла кипел дух, он был возмущен, а это показатель того, что должно происходить и в наших сердцах, когда мы видим запустение и безбожие. Иногда мы хладнокровно проходим мимо, не реагируя на то, что нас окружает. Иногда, конечно, наше сердце кипит, но дальше кипения у нас с вами часто дело не идет.

Во-вторых, после того как дух апостола был возмущен городом, полного идолов, он смело отправился в центр и изо дня в день проповедовал там. Павел общался с разными людьми разных верований и философским школ, доказывая из Писаний, кто такой Господь. Как видно из 17 главы Деяния, его кипение было выражено не в гневе на этих людей, а в любви и проповеди евангелия им!

В–третьих, Павел был человеком мудрым и начитанным. Из текста 17 главы мы знаем, что он свободно разговаривал о тех ценностях, которые были близки грекам. Он знал их литературу и верования. Слова, которые он употребил в своей проповеди в ареопаге, были знакомы и понятны всем афинянам. Он, например, процитировал их собственного поэта, Арата Киликийского, на то время выдающегося языческого поэта и ученого (Деяния 17:28).

А я помню, как после одной моей проповеди, меня вызвали со сцены старшие братья и прочитали мне получасовую лекцию о том, почему во время проповеди нельзя употреблять примеры из светских песен и рассказов! Тогда я, конечно, послушался, будучи молодым верующим, и принял их наставления. И все мои аргументы на тему «но также понятней людям» для них не имела смысла. Но позже я увидел из Писаний массу примеров, когда проповедники пользовались разными источниками для лучшего объяснения своих слов.

И в-четвертых, апостол был успешен и приносил плоды для Царствия Божия – уверовавших людей.

И в этом должна быть и наша цель!

0 ответы

Ответить

Добавьте свой отзыв или пожелание.
Не стесняйтесь!

Добавить комментарий