Все будет хорошо!

Все будет хорошо!

«Все всегда заканчивается хорошо. Если все закончилось плохо, значит это еще не конец», – писал Пауло Коэльо. Это весьма мотивирующая цитата талантливого человека.

Я хочу рассказать историю одной обычной еврейской семьи, которая по воле Божьей стала не совсем обычной.

Это было зимой. На улице стояла снежная и морозная погода, а в домах люди стремились к миру, теплу и уюту. Но было ли уютно и тепло в душах людей? Ведь пока не будет зажжен огонь Божьего света, душа человека остается погашенной, а сердце – холодным. Читать/смотреть далее

Из Ирана в Тегеранджелес: Пять поколений евреев, верующих в Иисуса

Из Ирана в Тегеранджелес: Пять поколений евреев, верующих в Иисуса

Фотография персидских предков Эммануила Мебассера по материнской линии (снята прибл. в 1910 г.). Мужчина с белой бородой – Рубен, пра-пра-прадед Эммануила. Крайняя во втором ряду – Талла, его прапрабабка; во втором ряду по центру (в шапке) – Машиах, его прапрадед. Машиах означает «Мессия».

Мой прапрадед, Хаким Муса, живший в середине 19-го века, был старейшиной в синагоге города Хамадан в Иране

Гробница Эстер в Хамадане, Иран

Гробница Эстер в Хамадане, Иран.

Однажды в шаббат в синагогу пришел русский миссионер и стал разговаривать с Хакимом, приветствовавшим людей на входе. Он спросил Хакима: «Вы знаете, что Мессия, которого вы ждете, уже пришел?» и рассказал ему о том, что Мессией был Иисус. Хаким был так возмущен, что ударил миссионера в лицо и вытолкал его из синагоги. Читать/смотреть далее

Тот самый Джефф

Тот самый Джефф

К середине 1950 г. я дочитал Новый Завет до Послания к Римлянам.

В тот конкретный день я читал отрывок Римлянам 1:16 и поражался словам: «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, потом и Еллину».

Эти строки по-особенному коснулись меня. Я осознал, что должен был что-то делать, чтобы нести евангелие, во-первых, своему еврейскому народу, а потом и всем остальным.

Читать/смотреть далее

Пётр (Нухим) Городищ
– верный до конца

Пётр (Нухим) Городищ

Начало

Одесса – город с богатой историей и совершенно необыкновенными людьми. Артисты и учёные, поэты и сионисты, кто только не ходил по тенистым бульварам Южной Пальмиры. Но наша история не о них, хотя безусловно каждый из них заслужил право на публикацию в периодических изданиях. Поговорим о евреях-христианах.

Да, вы не ослышались, ведь евреи бывают не только поэтами и певцами, борцами с преступностью и известными налётчиками, да и христианство возникло не на просторах Римской империи и не на базарах пёстрой Византии. Всё началось в Иудее, и первыми учениками рабби Йешуа, которого все знают как Иисуса из Назарета, были евреи. Читать/смотреть далее

Падение

Падение

 

 «Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Иоан.5:14)

Александр, сын еврейской женщины и известного вора, в четырнадцать лет присел на иглу, а в шестнадцать первый раз отправился в тюрьму. Периодически оказываясь на скамье подсудимых, он провел в тюрьме в общей сложности четырнадцать лет.

Когда Александр отсиживал последнюю ходку, умер его отец, который тоже в это время сидел в тюрьме. Смерть отца заставила его задуматься о своей жизни: «Что я делаю? Как я живу? Что дальше?» Читать/смотреть далее

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ «ПО-ХОРОШЕМУ»?

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ «ПО-ХОРОШЕМУ»?

 

– Что случилось, что ты уверовал в Иисуса? – спросили меня однажды родители. – Может, тебе плохо было, тяжело? Может, какие-то проблемы были?
– Нет, все было хорошо, все нормально, – ответил я. – Я просто понял, что это правда. 

Читать/смотреть далее

,

Дела семейные

Т

етя Еся сидела напротив молодой пары. Вечерело. На столе остывал ужин. Наступил 1946 год. Напротив Еси сидел мой дядя Миша и его избранница Надюша – так ласково он будет называть ее всю свою жизнь. Читать/смотреть далее

,

ЗЛУ НЕ ВОСТОРЖЕСТВОВАТЬ

Nur für Juden!

К

огда я уверовала во Христа, моя мама сказала, что я довожу до конца начатое Гитлером. Не думаю, что она действительно имела это в виду. Скорее всего, так она выражала свою обиду и злость. Дело в том, что мой отец родился и вырос в Вене (Австрия). Он еле избежал концентрационных лагерей. Я хорошо помню, как срывался его голос и какая боль стояла в его глазах, когда он говорил об этом. После нескольких неудачных попыток сбежать от нацистов он со своим братом заключил договор. Они решили покончить с собой, если поймут, что их вот-вот должны отослать в камеру смерти. К счастью, до этого не дошло, несмотря на то, что мой отец потерял почти всю свою семью из-за своей «преступной» принадлежности к евреям. Я помню, как наблюдала за отцом во время суда над Адольфом Эйхманом. Он неотрывно смотрел в телевизор, пытаясь найти следы своих родных в фотографиях той бойни. Читать/смотреть далее

Бог поругаем не бывает

Бог поругаем не бывает

В

 1 Тимофею 2:4 апостол Павел говорит, что Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины». Это утверждение очень вдохновляет, хотя и является достаточно радикальным. Бог любит всех людей, Он хочет спасти каждого вне зависисмости от пола, национальности, происхождения, религии, убеждений, образования, достатка. Бог ведет по жизни и воспитывает каждого из нас, давая шансы снова и снова (но не до бесконечности) тем, кто еще не примерился с Ним. Он также помогает расти в Духе и углубляться в познании иcтины тем, кто избрал Его как Своего Господа. Читать/смотреть далее

Нашлись ли ответы на вопросы Леонарда Коэна?

LEONARD COHEN

К

огда в ноябре[1] умер Леонард Коэн, мир потерял не просто знаменитого певца: он был монреальским поэтом и писателем, странствующим музыкантом-космополитом и еврейским молельщиком поражающей глубины и многогранности. Мысль Коэна всегда была его самым важным инструментом: острая, искушенная, глубокая и всегда немного смешливее, чем ожидаешь. Его великолепная лирика выигрывала бы в паре с любым голосом, но никто не сможет переоценить значимость и влиятельность одного его голоса. На протяжении 50-ти лет слушатели наблюдали переход тенора Коэна с иронично невозмутимого подвывания к едва ли не комическому грудному басу – прям как Дух будущей Хануки, – распевая до дрожи болезненные изречения в пятиминутных ламентациях. От альбома к альбому голос Коэна одновременно и разлагался, и расцветал, превращаясь в нечто удивительно подвижное и тягучее, несмотря на то, что усвоенные им музыкальные стили уже вытолкнуты на его личную орбиту гравитацией его голоса. Читать/смотреть далее