Что есть человек…

Что есть человек…

Что есть человек…

Иудеи и евангельские христиане едины в своем желании приблизить наступление времен, когда на всей земле наступит мир. Но при всем единстве этого желания, их взгляды на то, каким способом оно должно осуществиться, сильно разнятся. В то время как евангелисты часто делают акцент на единовластии Бога, то есть считают, что наступление мирового порядка, описанного пророками, зависит исключительно от Него, большинство иудеев подчеркивают важную роль свободной воли человека в приближении царства Божьего.

Еврейская позиция в этом вопросе акцентирует важность свободного выбора человека здесь и сейчас. Желаемым результатом этого выбора является изменение нашего мира к лучшему. Позиция евангелистов делает упор на извращенности природы человека, которая препятствует ему достигать таких целей. Некоторые евангелисты чрезмерно акцентируют внимание на первородном грехе человечества и неспособности человека обрести искупление собственными усилиями, в результате чего у верующих снижается мотивация участвовать в заботах «этого мира». Однако, если мы сбалансируем иудейский взгляд на значимость свободы воли человека евангелистской оценкой ограничений, налагаемых его грешной природой, мы получим достаточно реалистичную картину наших истинных возможностей.

Образ Божий

В своем определении природы человека иудаизм исходит из Писания:

«И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.»(Бытие 1:27)

Еврейские богословы расходятся в трактовке понятия «образ». Но большинство из них все же определяют его как большое сходство, при этом, разумеется, во всем уступающее оригиналу. В комментариях Герберга мы читаем: ««Образ Божий» в человеке устанавливает связь между человеком и Богом, при этом ни в коей мере не затмевая огромную пропасть между творением и Творцом.»1

Во многих отношениях, по своему физическому строению и функционированию человек близок к животному миру, но присутствующий в нем «образ Божий» делает его уникальным: «из всех творений только человек наделен способностью последовательно мыслить, творить и познавать Бога; Божий огонь постоянно присутствует в его духе.» 2

Наиболее вероятным с иудейской точки зрения является то, что «образ Божий» включает в себя способность к рассуждению. Эта способность дает нам возможность осознавать и анализировать всевозможные моральные дилеммы и различные варианты морального выбора, постоянно встающего перед человеком. Роберт Гордис очень хорошо суммировал данный вывод: «Эта моральная свобода является основанием ответственности человека за свои действия, без которой общество не могло бы существовать».3

Библейское мировоззрение соглашается с этим мнением. Человек отличается от животных тем, что несет в себе образ Всевышнего: этот образ дал Адаму возможность общаться с Богом (Бытие 2:19) и является основанием того, что человечество лишь «немного умалено перед Богом» (Псалом 8:5). Человек поставлен властвовать над землей, например, ему было поручено дать имена всем животным (Бытие 2:20), и эта власть является в свою очередь отражением суверенной власти Бога над всей Вселенной. Кроме того, как Бог способен делать выбор, также и человек наделен свободой выбирать и ответственностью за сделанный им выбор (Бытие 2:16–17). Рассматриваемый в таком более широком аспекте, «образ Божий» означает, что совокупность высших способностей человека выделяет его и делает совершенно исключительным среди прочего наделенного жизнью творения. Этот «образ» оказывает влияние на весь характер жизни человека, и человек обладает исключительной ценностью в глазах Бога.

Свобода и предопределение

Попытки примирить концепцию свободы воли человека с концепцией единовластия Бога всегда были актуальной проблемой для иудаизма. Рабби Акива смело утверждал, что «все предопределено, но человеку предоставлена свобода выбора» (Пиркей авот 3:16).4 Хотя иудаизм в целом никогда не сталкивает противоречащие друг другу воззрения, существует мощная тенденция делать упор на доктрину свободы воли человека и его ответственности за свой выбор. Вероятно, Моисей, учитель Израиля, изложил это лучше всех, когда поставил свой народ перед впечатляющим выбором: «Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Второзаконие 30:19; 11:26; 30:15). Адлер добавляет: «В высшем акте самоограничения Всемогущий Бог дал человеку свободу морального выбора». 5

Иудейское богословие, как правило, не рассматривает эту человеческую свободу как абсолютную или безграничную. В Талмуде однозначно сказано: «все в руках Божьих, кроме страха Божьего» (Вавилонский Талмуд, Брахот 33b).6 Это означает, что Бог не распространяет Свой контроль только на моральные решения человека. Границы существуют во многих аспектах людской жизни (психологические, биологические, экономические и т.д.), но в очерченном ими периметре человек свободен делать свой собственный выбор.

Согласно иудейскому мировоззрению, имея свободу морального выбора, иудей может и обязан нести ответственность перед своими соотечественниками и перед обществом в целом.

Вожди израильского народа не имели права упиваться властью или становиться лишенными всякой морали тиранами, но обязаны были оставаться бескорыстными слугами. Их поведение должно было быть безупречным, потому что недостойное поведение могло поставить под сомнение святость Торы. «Если мудрец (или раввин) будет пойман на совершении греха, это позор для него, ибо он смешивает чистое с нечистым и навлекает презрение к самой Торе, драгоценной для него.» 7

Правильный моральный выбор есть проявление всепрощающей любви. Еврейское Писание и иудаистская традиция рассматривают всепрощающую любовь Вседержителя как несовместимую с неповиновением, неискренностью и непокорным сердцем. Чтобы познать всепрощающую Божью любовь, нужно быть нетерпимым к греху в себе. Человек призван повиноваться Божьему откровению и избегать неправедных действий. Правильный моральный выбор каждого позволяет всему обществу увидеть любовь Вседержителя.

Правильный моральный выбор позволяет человеку ответственно распоряжаться ресурсами. На протяжении столетий в иудаизме разрабатывалась концепция мицвот – системы добрых дел, совершаемых как проявление веры. Ответственное распоряжение ресурсами позволяет нашему народу содержать синагоги, суды, школы и хорошо развитые системы социального обеспечения. Если кто-то ленив и расточителен по отношению к собственному имению, общество имеет право выразить ему порицание, и такой человек не может рассчитывать на то, что ему поручат какое-то более ответственное дело, пока он не исправит свои пути.

Иудаизм всегда активно одобряет и подчеркивает необходимость веры, которая проявляется в делах. Если человек создан по образу Божьему, он должен через веру на деле проявлять достойную заботу о собственном благосостоянии и любовь к ближнему. Такая забота и участие в делах общества основываются на убеждении, что жизнь каждого человека священна. Эта мысль наиболее емко выражена в раввинистическом учении: «Пусть будет честь товарища твоего также дорога для тебя, как твоя собственная… Пусть будет имение товарища твоего также дорого тебе, как твое собственное. (Пиркей авот 4:12).8

Во многих отношениях иудаизм призывает своих последователей взаимодействовать с миром, каждый раз совершая моральный выбор, соответствующий Божьей природе: святой, справедливой и праведной.

Но может ли строго библейское мировоззрение согласиться с концепцией полной свободы человека делать моральный выбор, влияющий на его ближних и общество в целом? Еврейское писание повествует нам печальную и горькую историю: все человечество несет на себе последствия первородного греха (Бытие 3), который серьезно нарушил Божий образ внутри человека. Человек не настолько свободен, как он это утверждает. Его постоянно преследуют противоречия, содержащиеся в самой его природе и препятствующие ему достигать целей, которые он ставит для себя и для общества в целом. Так каковы же реальные возможности человека сегодня?

Греховная природа человека

Иудейская мыслительная школа утверждает, что человека нельзя рассматривать как оскверненного «первородным грехом», унаследованным в результате грехопадения Адама в Эдемском саду (Бытие 3). Раввины провозглашают: «Бог мой, душа, которую Ты мне дал, чиста» (Брахот 60b).9 Утверждение, что человек прикован к греховной природе, отбивающее у него всякий стимул делать что-то хорошее ради собственного искупления, есть «доктрина, которая по сути своей есть не только отрицание религии, но и отказ от самой возможности этики». 10 По их мнению, такое мировоззрение заключает человека в тюрьму, из которой нет освобождения. Иудаизм настаивает на свободе человека, и этот упор на свободу позволяет человеку самому обрести искупление своих грехов.

При этом иудаизму свойственна острая нетерпимость к самим актам греха. В Еврейском Писании для определения и иллюстрации греха используется порядка 100 разных слов. Раввины всегда делали все возможное, чтобы показать людям, как избегать ненадлежащих действий и жить праведно.

Доктор М. Фридландер указывает, что для того, чтобы покаяться, человеку нужно вспомнить слова Соломона о грехе: «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы» (Екклесиаст 7:20; 3-я Царств 8:46).11

Соломон Шехтер утверждает, что «грех присутствует там, где человек следует своим злым склонностям и тем самым совершает неправильный моральный выбор». Сами по себе, добавляет он, «эти естественные страсти не являются ни дурными, ни хорошими, но они становятся греховными в результате ненадлежащего применения человеком».12 Моррис Джозеф говорит о грехе как о причине деградации личности: «Можно сказать ложь, которая не причинит никакого вреда, кроме моральной деградации человека, произнесшего ее».13 Далее он говорит о том, что «следует сторониться греха, потому что он вносит раздор между человеком и Богом, – другими словами по причине деградации, к которой он приводит грешника».14 Кауфман Колер говорит о грехе как об «отклонении от Божьего пути, преступлении против божественного порядка святости».15 Таким образом, грех рассматривается как преступление против Божьей святости и величия. Лео Бек говорит о грехе следующее: «любое действие нечестивца есть грех против Бога и всего божественного, против истинной свободы в жизни человека»16, соответственно, грех в действительности есть неспособность человека понять, как Бог относится к таким действиям.

Но какого бы еврейского мыслителя мы не цитировали, ни один из них не соглашается с существованием доктрины «первородного греха» и с тем, что человек по своей природе является нравственно испорченным.

Так что же, человек является грешником только в силу актов греха, совершаемых им самим, или корни проблемы уходят глубже, в саму внутреннюю суть человеческой природы?

Что Еврейское Писание говорит о внутренней природе человека?

В рассказе о событиях в Эдемском саду (Бытие 3:17–19), где человеку некогда была дана власть над миром, в котором он жил, человек оказался втянут в борьбу против него и эту борьбу проиграл. С моральной точки зрения грехопадение отняло у человека способность свободно выбирать правильный путь (Иеремия 10:23). Раввины-традиционалисты соглашаются с тем, что действия Адама привели к тому, что все человечество наследовало от него смертную природу, но на самом деле грех Адама имел гораздо более глубокие и важные последствия. Эту мысль очень хорошо выразил Давид: наследие, передаваемое одним поколением другому, включает тот печальный факт, что сама природа человека замарана и испорчена (Псалом 50:7).

Таким образом, хотя человек, без сомнения, способен понимать некоторые из аспектов того, что правильно, а что неправильно, и даже совершать великие деяния, его праведность носит лишь поверхностный характер, и быстро улетучивается (Осия 6:4). Проблема не только в том, насколько человек способен понимать, что правильно, а что неправильно, но и в его неспособности делать правильный выбор из раза в раз, постоянно. И наоборот, внутренняя природа часто побуждает человека совершать злые поступки.

Жертва за грех в Моисеевой системе жертвоприношений напоминает нам, что человек может согрешать, даже не осознавая этого, «грехом по ошибке» (Левит 4:13, 22, 27)! Причина этого в том, что человек является грешником не потому, что он совершает греховные действия, но потому что его внутренняя природа толкает его совершать грехи, даже когда он не осознает этого. Йешуа (Иисус) однозначно дает понять, что, действительно, такова природа человека: «Итак если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим…» (Матфея 7:11). Он также делает акцент на том, что всякий грех исходит из злого сердца (Матфея 15:19).

Прощение и искупление

В человеческой личности раввинистический иудаизм видит присутствие двух побуждений или наклонностей: йецер хатов (добрая наклонность) и йецер хара (злая наклонность). Слово йецер мы встречаем в разговоре Давида с сыном Соломоном о том, что Бог знает обо всем, что есть у человека в сердце, и все «движения (йецер) мыслей» (см. 1-я Пар. 28:9). По мнению Шехтера, «йецер» означает образ мыслей или наклонность, которая ведет человека к бунту против Бога. Злая наклонность и ее противоположность, добрая наклонность, упоминаются в учениях раввинов с конца первого века.17

Согласно традиции, добрая наклонность руководит действиями праведников, злое побуждение – действиями нечестивцев, а в обычном человеке присутствуют обе эти наклонности (Брахот 61a).18

Как же тогда человеку получить прощение, когда он совершает грех? После разрушения Второго Храма в 70 году н.э. иудаизм был реструктурирован и стал религией без жертвоприношений. Иудейские лидеры и богословы выдвинули на передний план Большую Тройку, которая, согласно их новому учению, позволяла обрести искупление за грех: покаяние, молитва и добрые дела. Если человек совершил что-то плохое, он должен искать покаяния, молиться о прощении и взять за правило следовать своим добрым побуждениям и совершать полезные и достойные одобрения дела в нравственной, политической, социальной и экономической сферах жизни.

Однако, если мы посмотрим с библейской точки зрения, в какой момент истории Бог утвердил религию без заместительной жертвы во искупление греха и вывел на передний план искупление, обретаемое собственными усилиями? Возьмем ли мы слова Моисея (Левит 4 и 16) или Новый Завет (Иеремия 31) – принцип заместительной жертвы во искупление греха везде является ключевым. Это единственный указанный в Писании способ, которым человек может получить освобождение от цепей греховной природы и проявить новопривитую божественную природу. Обретя эту новую природу, человек обретает вмененную праведность, и только тогда становится свободен делать такой выбор, который обеспечит ему подлинную полноту его свободы. (Как человек может обрести искупление, согласно Божьим предписаниям, данным в Его слове, смотрите «Еврейский верующий и искупление».)

Иудаизм возлагает на человека ответственность всегда делать правильный выбор, чтобы быть полезным своим ближним и своему обществу. Согласно Библии, первый правильный выбор, который должен сделать человек, это оставить ложные надежды приблизить царство Божье собственными усилиями. Царство Божье существует только там, где люди исповедуют Царя Царей – Божье лекарство от нашей падшей природы.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий