Джефри Стилл

Дискриминация хананеянки?

Дискриминация хананеянки?

Дискриминация хананеянки?

В то время как наше общество всё более болезненно реагирует на любые проявления непринятия, многие христиане хотят подчеркнуть, насколько открыта и инклюзивна Библия, особенно в вопросах расовых различий. И это правильно! Библия предельно ясно раскрывает эту тему — начиная с Книги Бытия, где всё человечество было создано как воплощение Божьего образа (Бытие 1:26-27) и заканчивая Откровением, где люди из всех народов устремляются в новый Иерусалим (Откровение 21:24-26, Исаия 2:2-3).

И вот мы подходим к истории об Иисусе и женщине-хананеянке, изложенной в Евангелии от Матфея. На первый взгляд может показаться, что в ней говорится о совершенно противоположном отношении к людям.

Матфея 15:21-28:
«И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские. И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется. Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти её, потому что кричит за нами. Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их. Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика́ вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час».

И что, скажите на милость, нам со всем этим делать? Почему наш Господь игнорирует крики этой женщины о помощи её дочери? Почему Он говорит своим ученикам, что не поможет никому, кроме евреев, а затем прямо в глаза называет её собакой?

Большинство нееврейских комментаторов веками пытались как-то оправдать эти слова Иисуса.

Из-за сложности понимания этого отрывка большинство неевреев веками пытались как-то оправдать слова Иисуса. А сегодня многие христиане пытаются полностью игнорировать это место Писания. Когда же приходится о нём упоминать, они чаще всего стараются сказать, что Иисус имел в виду не то, что сказал.

Но я считаю, что нам нужно прислушаться к Иисусу и даже поймать Его на слове. Евангелист Матфей — очень точный и щепетильный автор, и у нас нет повода думать, что Иисус здесь имеет в виду не то, что говорит. Вопрос в другом — понимаем ли мы, что Он имеет в виду? Уверен, после тщательного изучения мы выясним, что у этой истории гораздо более глубокий смысл, если прочитать её в свете изложенных в Еврейских Писаниях исторических событий того времени и истории Израиля в целом.

Давайте уделим несколько минут и углубимся в контекст библейских событий. Думаю, после этого мы увидим, что этот отрывок несёт в себе очень актуальное и важное послание для людей всех времен.

Библейская историческая обстановка

На протяжении всего Евангелия Матфей описывает жизнь Иисуса как кульминацию истории Израиля. А в эпизоде, где Иисус встречает женщину-хананеянку, он даёт нам множество подсказок, чтобы соединить всё в единую картину.

Вы только посмотрите, как он знакомит нас с этой чужеземкой! Он говорит, что она — хананеянка из Тира и Сидона, которая пришла взывать к Сыну Давидову. Еврейской аудитории, читавшей Матфея в I веке, данный факт говорил о многом.

Во времена Иисуса хананеи даже не были отдельным народом.

Во-первых, во времена Иисуса хананеи уже не были отдельным народом, как раньше (обратите внимание, что в Марка 7:26 она упоминается как сирофиникиянка). Назвать её хананеякой было всё равно, что назвать современного ирландца кельтом. Матфей использует именно термин «хананеянка», чтобы читатель вспомнил долгую историю проблемных отношений Израиля с хананеями.

Этот древний народ с давних времён был врагом Израиля. А те из них, что жили в окрестностях Тира и Сидона, часто причиняли еврейскому народу особое беспокойство. С одной стороны, они были постоянной военной угрозой, периодически завоевывая и притесняя Израиль. Но более важно, что они пагубно влияли на народ Божий и склоняли Израиль снова и снова отворачиваться от своего Бога-Создателя и поклоняться идолам.

Современным людям может быть трудно понять привлекательность поклонения идолам. Но, прежде чем насмехаться над наивностью древних народов, обратим внимание, что древнее идолопоклонство очень созвучно тому, как в современной культуре относятся к деньгам, успеху, красоте и безопасности. Наши современные идолы материализма тоже имеют свои храмы и изображения.

В древние времена идолопоклонство сулило процветание и уверенность в нестабильном мире. В отличие от Бога-Творца Израиля, который действовал лишь тогда, когда Сам считал нужным, и руководствовался лишь собственной мудростью, идолы олицетворяли богов, на которых можно было влиять с помощью ритуалов. Такая идея была очень привлекательна для древних народов, живших на земле, подверженной засухе и голоду.

Итак, Священное Писание рассказывает нам, как древний Израиль (единственный народ, лично знавший истинного Бога-Творца) снова и снова возвращался к мёртвым идолам – что-то вроде национальной наркотической зависимости. И делал это, даже когда обычаи и обряды идолопоклонства усиливали социальную несправедливость и приводили в итоге к уничтожению народа (Второзаконие 18:9-12; 3 Царств 8:22-53).

Обращение к идолопоклонству нередко инициировали цари Израиля (сыновья Давида), когда вступали в неправильные отношения с людьми из других народов. Вспомните царя Соломона, который пошёл на компромисс в верности своему Богу (и ввёл в него весь Израиль), женившись на иноземных царевнах, многие из которых были хананеянками. Этот компромисс в итоге привел к гражданской войне, которая расколола народ (3 Царств 11:11-13).

Можно ещё вспомнить знаменитого злого царя Ахава, который женился на сидонской царевне — впоследствии печально известной царице Иезавели. Воодушевляемый и поддерживаемый своей женой, Ахав усилил в Израиле поклонение чужеземным богам, преследовал пророков Бога Израиля и умножал несправедливость по всей стране (3 Царств 21:25-26). Путь, который Ахав выбрал для народа, позднее привел к вавилонскому пленению и сыграл значительную роль в становлении сложной ситуации в Израиле уже во времена римской оккупации в дни Иисуса.

Матфей вкладывает в описание этой женщины глубокий исторический контекст.

Итак, мы видим, что Матфей вкладывает в описание этой женщины очень глубокий исторический контекст. Его первые читатели, наверное, не могли усидеть на месте от любопытства — как же Мессия поведёт себя в такой ситуации?

Проанализируем отрывок ещё раз

Учитывая всю эту предысторию, неудивительно, что Мессия ни слова не произносит в ответ, когда к Нему с просьбой о помощи обращается давний враг Израиля. Как сын Давида и помазанный лидер народа Божьего, Он оправданно осторожен по отношению к этой женщине. Со всей исторической подоплёкой даже мы, наверное, поддержали бы учеников, которые уговаривали Иисуса отослать её.

Но обратите внимание — Он отказывается это делать. Господь не спешит заключать с ней завет, но и не отвергает её.

Тем не менее следующее утверждение Иисуса понять сложно. Он говорит Своим ученикам: «Я послан только к заблудшим овцам дома Израилева». Это заявление — камень преткновения для современных читателей, ведь может показаться, что Иисус говорит: «Я не могу помочь тебе, потому что ты не той расы». Но внимательное прочтение Евангелия от Матфея и Священных Писаний быстро опровергает такое предположение.

К примеру, сам же Матфей, излагая родословную Иисуса, специально отмечает, что среди Его предков были и хананеянки (Матфея 1:3-7). Кроме того, на протяжении всего Священного Писания Бог прямо говорит израильтянам, что Его благоволение пребывает на них не по причине их превосходства над другими народами, а исключительно по Его благодати (Второзаконие 7:6-8).

Такова система приоритетов Мессии: совершить искупление в Израиле, а затем послать учеников поделиться со всем миром.

Израиль призван быть святым народом благодати, но при этом дружелюбно относиться к иноземцам. Они — город на холме, который должен вдохновлять чужаков следовать за Богом (Бытие 12:3; Второзаконие 10:17-19). Вот почему Иисус говорит, что был послан только к заблудшим овцам дома Израилева. Его миссия, как помазанного царя Израиля, — исправить ситуацию в народе израильском. И только после Своего воскресения Он дает ученикам великое поручение пойти с благой вестью ко всем остальным народам (Матфея 28:18-20). Такова система приоритетов Мессии: совершить искупление в Израиле, а затем послать учеников поделиться со всем миром.

Но хананеянку такая последовательность приоритетов не останавливает. Она опять подходит к Иисусу, становится на колени и неустанно повторяет: «Господи, помилуй».

Ответ Иисуса на её мольбу — самая трудная для понимания часть изучаемого нами отрывка. Он говорит: «Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам». Вот это да! Что это значит? Звучит очень грубо и оскорбительно. Но более пристальный взгляд на текст показывает, что цель Иисуса была не в том, чтобы обидеть женщину.

Подобно тому как Он использовал термин «заблудшая овца» (что тоже далеко не лестная метафора), Он использует другой яркий образ, чтобы выразить Свою точку зрения. Да, он совсем не приятный, но у Иисуса не было цели просто оскорбить.

Если бы Он хотел это сделать, то использовал бы обычное греческое слово «собака», которым фарисеи уничижительно называли неизраильтян и которое подразумевает «уличную дворняжку».

Вместо этого Иисус произносит слово, которое означает «ухоженный питомец», создавая метафору из реалий повседневной жизни. И дети, и домашние животные живут в доме, они часть семьи. И тех, и других любят и заботятся, но дети по праву в приоритете родительской опеки.

По сути, Он говорит (явно провокационно), что неправильно брать благословения, обещанные народу Божьему, и отдавать их людям, которые веками отвергали Бога и побуждали Божий народ делать то же.

Как сильно это противоречит нашей современной, временами излишней «политкорректности»! Нам нравится видеть в людях независимых личностей, легко ориентирующихся в мире и понимающих его благодаря своей свободной воле и интеллекту. Но Библия намного более реалистична. Ведь на самом деле, все мы по большому счету — продукт нашей культуры. И часто требуется чудесное действие Святого Духа, чтобы хоть как-нибудь заставить нас избавиться от унаследованных предрассудков и идолопоклонства.

И хананеянка, судя по всему, это понимает. Она не обиделась и не собирается уходить. Более того, она принимает резкую и нелёгкую истину, сказанную Иисусом, и соглашается с ней.

«Да, Господь», — говорит она. Её «да» — это своего рода признание, как если бы она произнесла: «Да, Господь, я знаю, что происхожу из народа, который поклоняется другим богам и совершает поступки, которые израильтяне называют аморальными и несправедливыми. Да и сама я не раз за свою жизнь принимала участие во всём этом».

Но в то же время её «да» звучит и как возражение на сказанное Иисусом: «Да, Господь, поделиться со мной — это правильно, потому что и псы едят крохи, которые падают со стола господ их». Она говорит: «Я не прошу хлеба, приготовленного детям. Дай только то, что они не доели, мне этого будет достаточно».

Иисус поражён её словами. Он подчеркнуто хвалит её веру и выполняет её просьбу. Он удивлён потому, что Ему так редко приходилось видеть подобную веру. Ни у религиозных лидеров Израиля, ни даже у Его собственных учеников такой не наблюдалось.

Вера фарисеев и других религиозных лидеров, с которыми Он встречался, часто была направлена на достижение результатов. Они мыслили следующим образом: «Если мы сможем сделать так, чтобы весь народ Израиля стал достаточно святым, тогда Богу придётся нас благословить». И когда они видят Иисуса, исцеляющего в шаббат, то не узнают, кто же Он на самом деле.

Вера Его собственных учеников ненамного лучше. Зачастую она несёт на себе отпечаток желания выделиться. Иаков и Иоанн хотят сесть справа и слева от Иисуса в славе, а Иисус отвечает: «Не знаете, чего просите» (Матфея 20:20-28). Пётр видит Иисуса, идущего по воде, и говорит: «Я тоже могу это сделать!». Нас, современных читателей, поражает, что Пётр действительно смог, хотя, как только он отрывает взгляд от Спасителя, пугается и начинает тонуть. А Иисус восклицает: «Маловерный! Зачем ты усомнился?» (Матфея 14:25-31).

Иисус не хвалит веру, которая думает, что может завоевать расположение Бога впечатляющими результатами. По сути, это просто ещё одна форма идолопоклонства – попытка использовать дела, чтобы вынудить Бога сделать то, что вы хотите.

Ученики и фарисеи всегда пытались произвести впечатление на Бога достигнутыми результатами, чтобы добиться Его благосклонности, потому что в глубине души не были уверены, что благословений у Бога хватит на всех.

Вера хананеянки впечатляет своим смирением и неотступной сосредоточенностью на Иисусе как единственном возможном источнике помощи.

Вера, которую женщина-хананеянка продемонстрировала Иисусу, совершенно иная. Её вера впечатляет исключительно своим смирением и неотступной сосредоточенностью на Иисусе как единственном возможном источнике помощи. И во всём Евангелии от Матфея только её веру Иисус называет «великой».

Верой хананеянка способна увидеть, что даже в крошках, падающих со стола Израиля, достаточно благословений для всего мира. Там, где другие видят нехватку, она видит благодать.

Завершающий вопрос

Тем не менее мы всё ещё не получили ответ на вопрос, как Мессия мог принять и исцелить представителя древних врагов Израиля? Почему её вера имела такое большое значение?

Ответы можно найти, если внимательно прочитать, как Матфей описывает чудо, которое совершил Иисус, чтобы исцелить дочь этой женщины. Евангелист говорит, что девочка исцелилась «в тот час». Слово «час» имеет здесь важнейшее значение. Матфей использует его в своём Евангелии как ключевое слово, которое всегда употребляется в описании лишь двух видов событий: часа исцеления (Матфея 8:13; 9:22; 14:15; 15:28; 17:18; 20: 12) и часа суда за грех (Матфея 24:36, 44; 25:13; 26:40, 45, 55).

В конце Евангелия нам открывается истина, что эти два ча́са на самом деле одно и то же. Они стали одним целым в момент смерти Иисуса на кресте (Матфея 27:45-46). Час, когда в мир приходят исцеление и Божественное принятие, — это час, когда Сын Человеческий предаёт себя в руки грешников и отдаёт свою жизнь как выкуп за многих.

Таким образом, Матфей показывает, что даже злейшие враги Бога (даже такие люди, как, например, я) получат возможность получить Божьи благословения по вере в Мессию, который умер за грехи мира и в третий день воскрес.

Вывод

На мой взгляд, мировоззрение, порождающее как открытый, так и системный расизм, — это менталитет дефицита. Мы боимся, что ресурсов на всех не хватит: не хватит богатств, не хватит званий и регалий, не хватит комфорта, не хватит безопасности. Поэтому мы набиваем свои закрома и ищем оправдания, чтобы ничем не делиться с другими. Мы изображаем других недостойными злодеями, а себя выставляем добренькими супер-достойными благодетелями. Мы уничтожаем других, чтобы возвысить себя, и сталкиваем их со своего пути, чтобы самим дорваться к рулю.

Такое мировоззрение — плод поклонения идолам материализма (не важно, древним или современным). Но плод истинной веры в Мессию, который поразительным образом демонстрирует хананеянка, исполнен абсолютной уверенности в Божьем обеспечении и глубочайшего смирения, готового занять любое место в доме Божьем. Пусть даже под столом.

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Евреи за Иисуса