Эфраим Гольдштейн

,

Дитя обетованное

Дитя обетованное
Дитя обетованное

Adoration of the Shepherds by Dutch painter Matthias Stomer, 1632

Зимний холод просачивается сквозь щели в стене, но его никто не замечает. Даже ледяной ветер не в состоянии остудить блестящий от пота лоб роженицы. Еще несколько женщин суетятся вокруг ее кровати. Она не замечает ни озабоченного выражения лица повивальной бабки, ни волнения окружающих. «Я больше не могу, – стонет она, – я не выдержу!» Но она уже не успокоится, пока не завершит своего дела.

Вдруг появляется головка ребенка. Повивальная бабка вскакивает, кидается к ней, уговаривая, направляя, вытаскивая ребенка наружу, чтобы он мог поприветствовать этот мир. Перерезает пуповину, очищает рот и глазки ребенка. И вот раздается глас радости и победы: «Родился! У тебя родился сын!».

Рождение ребенка – одно из величайших событий в жизни, открывающих нам глаза на чудо творения. В пророчествах Исаии мы видим описание одного конкретного ребенка и его рождения – предсказание о сыне, не похожем ни на кого другого, входящего в этот мир. Этот ребенок должен был полностью изменить историю Израиля. Однако для того, чтобы уловить значимость пророчеств Исаии, необходимо осознать, в какой период истории Израиля они были даны.

Беспокойные времена для Израиля

Во время правления молодого царя Иудеи Ахаза (735-715 гг. до н.э.) грозовые тучи висели над народом. На севере Ассирия набиралась силы под властью Тиглатпаласара III, который после своих завоеваний на востоке обратил теперь свой взор и на Израиль. Тиглатпаласар завоевывал маленькие народы, разбросанные по всему побережью Средиземного моря, где находился и Израиль и большая часть Иудеи. Северные колена Израиля находились на грани поглощения страшной военной машиной могущественной Ассирийской армии. Ни одна военная держава на Ближнем Востоке не могла противостоять ассирийским завоевателям.

Как и раньше, в это беспокойное время, Бог послал Своего человека – пророка Исаию. Этот пророк говорил о нуждах, страхах и надеждах Божьего народа на протяжении почти 50 лет. Пророк передал царю Божьи слова ободрения: «И сказал Господь: … наблюдай и будь спокоен; не страшись и да не унывает сердце твое…» (Ис. 7:3-4).

Знамение времен

Ахаз стоял перед дилеммой. Исаия уверял его, что Бог даст знамение народу Иудеи, которое внушит им веру. Поскольку династии угрожала опасность, людям нужна была уверенность в том, что Бог сможет сохранить престол Давида вовеки. Поэтому грядущее знамение должно было каким-то образом ответить на вопрос о том, что станет с домом Давида. Бог предложил Ахазу просить у Него знамение, но Ахаз отказался. Тогда Исаия объявил от имени Господня: «Итак, Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил [что в переводе означает – Бог с нами (Ис. 7:14). Пророчество Исаии должно было напомнить царю Иудеи, что судьба народа не зависела ни от замыслов воюющих армий, ни от кратковременных союзов монархов. Судьба еврейского народа покоилась в руках Господа, Бога Израиля.

Так что же это было за знамение, данное Богом Своему народу?

Рождение младенца

Наши лидеры проиграли. Они позволили народу заниматься идолопоклонством, ведущим к погибели. Царь Ахаз в погоне за военными союзами как бы говорил народу, что нет в Иудее Бога, Который бы заботился о Своем народе. Царь Ахаз забыл слова царя Давида: «Не дремлет и не спит хранящий Израиля» (Пс 120:4). Будущее народа представлялось зловещим. Если лидеры грешат, народу не остается никакой надежды. Куда идти народу, если он не может доверять собственным лидерам?

Общество во все века сталкивалось с проблемой некомпетентного лидерства. Народ, оставленный без здравого руководства, скатывался в море тирании и безумия. На фоне общего упадка Исаия объявляет, что Бог Сам вмешается в будущее нации. Пророк неожиданно переводит наше внимание с царских проблем – на дела детские.     

Главы 7-10 книги Исаии называют «Книгой Эммануила», или «Рассказом о трех детях». Трое детей, упомянутые в ней, это Шеар-ясув (Ис. 7:3), Эммануил (Ис. 7:14; 8:8, 10) и Магер-шелал-хаш-баз (Ис. 8:1,3,4)1. Почему именно дети? Как может ребенок победить в войне? Ведь мы смотрим на детей как на что-то невинное и беззащитное. Это мы должны защищать их.

Но иногда Бог решает проявить Свою силу через дитя. Это характерная черта нашего Творца, Который может решать проблемы народа даже через ребенка. Бог достаточно силен, чтобы победить Своих врагов, став беззащитным, открытым и кротким, – и это единственная надежда обратить вражду в дружбу.

Итак, в царском дворе Ахаза родится ребенок. Этот ребенок будет расти и развиваться при обычных обстоятельствах, но еще «прежде, нежели этот младенец будет разуметь отвергать худое и избирать доброе», ассирийцы опустошат Сирию и Израиль, что и произошло в 733-732 г. до н.э.

Знамение ребенка было Божьим знаком того, что Он все держит под Своим контролем. Враждебная армия не могла устрашить Господа Воинств. Даже неверие избранного народа Божьего не заставило Его отвернуться от них. Хотя данное пророчество и обличало царя Ахаза в его неверии, оно также несло надежду на то, что ничто не помешает Богу вмешаться в дела Своего народа.

Значение Эммануила

Традиционное учение иудаизма об Эммануиле содержится в значении этого имени, т.е. в словах «с нами Бог». И это было имя, данное как символ еще не родившемуся ребенку в Исаии 7:14. Интересно, что ни в талмудической литературе, ни в мидрашах Вы не встретите имени Эммануил2. Средневековый еврейский комментатор Давид Кимхи, например, считал, что этот ребенок будет современником Ахаза, а не символом будущего3.

Но что же сказано в Писании? Пророк сказал царю, что это знамение будет чудом. А если так, то оно должно было быть чем-то большим, чем просто именем, которое оптимистически настроенная мать дала своему первенцу, выразив надежду на безопасное будущее. Не было это пророчество и простым утешением царю. Это было Божье обетование изменить курс истории – знамение, преобразившее отношения Бога и человечества.

Личность Эммануила

Если это пророчество относилось не только к своему месту и времени – если оно объявляло о Божьем откровении Своему народу, то этот ребенок должен был быть очень необычным. Некоторые считают, что это был сын Ахаза Езекия, самый известный человек своего времени. Но Езекия не мог быть этим ребенком, поскольку, когда Ахаз взошел на престол, Езекии было уже девять лет4. Некоторые говорят, что это был ребенок Исаии или кто-то из других детей Ахаза. Однако пророчество называет мать этого ребенка «алма» (девушка в том возрасте, когда обычно только выходили замуж), поэтому ни одно из этих предположений не подходит. Эта мать не могла быть ни женой Исаии, ни Ахаза.

А могла ли эта мать символизировать всех матерей Иудеи, которые дали своим детям имена, обозначающие надежду на Бога? Или могла ли она быть современницей пророка из царской семьи, а имя ее ребенка символизировать присутствие Бога со Своим народом? Могло ли имя ее сына намекать на грядущего Мессию? А если это так, то не является ли эта мать Мириам (Марией), а ее сын – Йешуа (Иисусом), как считают христиане?

Учение о непорочном зачатии и рождении Йешуа основывается на новозаветных описаниях рождения Йешуа, где говорится, что у Марии не было половых отношений с мужчиной. Евангелие от Матфея цитирует Исаию и говорит, что это пророчество исполнилось в Йешуа. Это вполне законное допущение, поскольку Исаия говорил о суверенном вмешательстве Бога в дела Израиля. Отрывок из Евангелия от Матфея и подразумевает это чудесное вмешательство Бога, которое заключалось в том, что Он послал нам долгожданного Мессию. Настоящая защита народа Израиля не придет ни от политических договоров, ни от сильных армий. Она придет только от руки Божьей через Мессию.

Эммануил, Божий Мессия

Бог повелел Исаие принести Израилю весть надежды в критический момент его истории. Наступало время, когда Бог собирался приблизиться и обитать среди Своего народа. Народ Израиля нуждался в уверенности, что, несмотря на грядущий суд, обетования Божьего присутствия оставались нерушимыми. И это присутствие должно было выражаться не в чувственных или абстрактных вещах, а быть вполне наглядным и очевидным – в Эммануиле – Йешуа.

Послав Своего Сына на землю, Бог заставил вечность втиснуться во временные рамки. Это не был кратковременный визит: когда Иисус пришел, Он соединил в Себе прах земной и божественную природу – сплел воедино время и вечность. Вечное Слово обрело человеческую плоть, и этот союз будет длиться вечно. Будучи совершенным человеком здесь, на земле, Иисус Христос показал нам, что значит жить вечностью.

Как Эммануил, Йешуа также дает нам обетование Своего вечного присутствия с нами до скончания века. Слова ободрения, не дошедшие до понимания царя Ахаза, обрели свой конечный смысл в жизни последователей Йешуа.

Самое большое чудо здесь в том, что этот ребенок – не просто человек, но и Эммануил – Бог с нами. Действительно, есть ли что невозможное для Бога? Бог с нами, потому что Он любит нас. Бог стал, как один из нас, потому что Он хотел показать нам, каков Он. Бог хочет быть с нами прямо сейчас. Вопрос только в том, хотим ли этого мы.


1 Walter C. Kaiser, editor, Classical Evangelical Essays, “The Prophecy of the Virgin Mother” by Willis J. Beecher, Baker Book House, Grand Rapids, MI, p. 182.

2 Encyclopedia Judaica, Keter Publishing House, Jerusalem, Israel, Vol. 8, p. 1294.

3 Там же, стр. 1293.

4 Isaac Troki, Faith Strengthened, KTAV Publ. House, New York: 1970, p. 105.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *