Эфраим Гольдштейн

Если бы врата могли говорить

Если бы врата могли говорить

Если бы врата могли говорить

В западной части Старого города Иерусалима находятся Яффские ворота. Их величественные двери так и манят прохожих войти – широко открытые, готовые принять любых гостей или жителей города, которые хотят пройти сквозь древние стены Иерусалима.

Если бы эти врата умели говорить, они поведали бы о столетиях бурной истории. Те ворота, которые стоят здесь сегодня, были построены в 16 веке турецким падишахом Сулейманом Великолепным. Первоначальные же ворота были возведены в период Второго Храма – вероятно, по приказу правителей Иудеи из династии Хасмонеев во втором веке до нашей эры. Позже Ирод Великий перестроил и укрепил ворота и прилегающие части стены.

Если бы врата могли говорить, то Яффские ворота рассказали бы о столетиях, в течение которых бесчисленные толпы радостных паломников прибывали с запада после долгого и трудного путешествия. Для этих усталых странников приблизиться к воротам означало войти в город Божьего Святого Храма. Теперь они могли по-настоящему воздать славу Господу Богу; они могли исполнить Его заповеди о поклонении в Храме.

Закон Моисея предписывал всем мужчинам-евреям прибывать в Иерусалим три раза в год для принесения жертв. В эти назначенные для поклонения дни через ворота тёк огромный, непрекращающийся поток паломников. В остальное время река поклонников и странников обычно сокращалась до ручейка, однако ворота были всё так же открыты для них. Всякому боящемуся Господа было место в Иерусалиме.

Если бы врата могли говорить, они бы не только рассказывали истории радости, но и слагали песни горя и печали – об армиях завоевателей, проходивших через Яффские ворота, чтобы поработить народ Иерусалима. И, увы, ни крепкие стены Иерусалима, ни его могучие ворота не были в силах сдержать натиск захватчиков.

Собственно говоря, как минимум дважды врата Иерусалима были добровольно распахнуты перед греческой и римской армиями. Согласно еврейской традиции, они подошли к Яффским воротам в шаббат и потому вошли беспрепятственно. В то время иудейская религия запрещала в шаббат даже самооборону. Позже раввинский указ не просто разрешил защищать себя в шаббат, но и объявил такую защиту заповедью высочайшего порядка.

Массивные ворота задержали вторжение римлян в город в 70 г. н.э., но после двух лет осады захватчики сломили сопротивление защитников Иерусалима и пробили ворота. Они разрушили Храм и сожгли город. Евреям был запрещён въезд в Иерусалим, город пришел в упадок и оставался в таком состоянии многие сотни лет.

Со временем городская стена и ворота были отстроены заново, но потом снова запущены и ещё не раз разрушены. Сначала были римляне, затем вторжение мусульман, затем разграбление крестоносцами, турецкие правители, британская оккупация, иорданцы и наконец в 1967 году освобождение Израилем. Израильская армия, ЦАХАЛ, вырвала Старый город Иерусалима из рук иорданцев. Были восстановлены стены, ворота и внутренняя часть Старого города, и еврейское правительство гарантировало свободу отправления религиозных обрядов для евреев, мусульман и христиан в специально отведенных местах.

Если бы Яффские ворота могли говорить, они рассказали бы также о вере, надежде и обетованиях. На самом деле, Израиль никогда и не должен был полагаться на крепкие ворота, могучие стены или огромные армии. Защита народа всегда заключалась в том, чтобы пребывать в ГОСПОДЕ, Боге Израиля. Израиль надеялся обрести мир в обещанном ему Мессии. Две тысячи лет назад в Иерусалим пришел человек, который был тем самым предсказанным Мессией. Йешуа впервые вошёл в массивные ворота Иерусалима еще в младенчестве. Мы знаем, что Он снова приходил сюда двенадцатилетним мальчиком и, вероятно, ещё много раз входил в город за крепкие стены через огромные Яффские ворота, хоть описания Его жизни об этом и не упоминают. И конечно, мы знаем, что Он учил в Иерусалиме во время Своего служения во взрослом возрасте.

Евангелие от Иоанна повествует об одном таком путешествии в город, когда Йешуа сказал, что Он сам является вратами. Современным читателям это может показаться странным, но на языке Его дней такой образ был понятен.

«Итак, опять Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их. Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасётся, и войдёт, и выйдет, и пажить найдёт» (Иоанна 10:7-9).

Во времена Йешуа эта метафора трактовалась как описание обязанностей пастуха овечьих стад. Когда пастух приводил своё стадо с пастбища в овчарню, он становился у ворот и осматривал входящих овец одну за другой. Тех, у кого были занозы или другие раны, он лечил, и всех овец тщательно пересчитывал. Затем пастух ложился у входа в овчарню и оставался там до утра – по сути, выполняя роль ворот, защищавших овец.

Называя Себя истинным пастырем Израиля, провозглашая Себя дверью для его народа, Иисус брал на Себя обязательство по защите и обеспечению нужд народа Израиля. Он обязался охранять всех, кто входит и выходит. Он обещал лечить раны страждущих и помогать больным и слабым.

Если бы врата могли говорить, Яффские ворота рассказали бы о Мессии Израиля, который скромно вошёл через их огромные двери в Святой Город две тысячи лет назад. Если бы врата могли говорить, они бы призвали всех войти в любовь Мессии Израиля – Йешуа.

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Евреи за Иисуса