,

Еврейская духовность и Святой Дух

Еврейская духовность и Святой Дух

Еврейская духовность и Святой Дух

В начале этого года иудейский мир был потрясен, когда Центральная конференция американских раввинов (ЦКАР), собравшаяся в Питтсбурге, призвала к более широкому использованию кипы (ермолки), талита (молитвенного покрывала) и миквы (ритуального омовения, т.е. крещения), соблюдению законов о пище, а также большему использованию иврита в богослужениях.

Это заявление прозвучало тем более шокирующе, что ЦКАР представляет собой раввинистическое крыло течения Реформистского иудаизма в США. Реформистские иудеи в прошлом гордились своей свободой от таких внешних атрибутов. Они считали их элементами «суеверий», практикуемых их менее продвинутыми собратьями-ортодоксами. Д-р Исраэль Зоберман, раввин-основатель реформистской общины «Бет Хаверим» в г. Вирджиния-Бич, штат Вирджиния, объясняет эту резкую смену взглядов «тоской по духовности в разгар ассимиляции в век разума…»1

Эта тоска проявляется не только у реформистских иудеев. Во всем еврейском сообществе наблюдается отход от модернизма в поисках новой духовности в рамках иудаизма.

Каково значение этого достаточно расплывчатого термина «духовность», и отличается ли чем-то иудейская духовность от других существующих форм духовности?

Толковый словарь дает нам несколько направлений для размышления:

Духовный:

  • относящийся к духу или душе, часто в религиозном или моральном смысле, в отличие от тела
  • относящийся к интеллекту, порожденный или связанный с интеллектом или тем, что часто рассматривается как лучшая или высшая часть нашего разума
  • характеризуемый господством духа; демонстрирующий возвышенность мыслей и чувств

Ни одно из этих определений, похоже, не охватывает того, что имеет в виду рабби Зоберман. Новопринятый реформистами перечень требований к действиям, одежде и пище говорит, скорее, о пиетизме. Иудейская духовность, по мнению Зобермана, носит по большей части проактивный характер. Она требует изучения и соблюдения определенных предписанных процедур. Это скорее образ жизни – характер повседневной деятельности – чем процесс развития.

photo – Eli / Bar Mitzvah, 16 May 2008 / CC-BY-2.0

«Духовность» характеризует весь западный мир на протяжение последнего десятилетия двадцатого века. Сам термин целенаправленно остается туманным, чтобы он мог использоваться в том значении, в котором мы хотим его использовать, или в котором его используют наши «наставники».

«Анонимные Алкоголики» и все последующие программы двенадцати шагов приняли формулировку, которая имеет прямое отношение к их пониманию духовности:

«[Мы] пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы сами, может вернуть нам здравомыслие. [Мы] приняли решение перепоручить нашу волю и нашу жизнь заботе Бога, как мы Его понимаем.»2

Поборники программы двенадцати шагов исповедуются некой высшей силе. А что она из себя представляет, каждый понимает в зависимости от своей веры или неверия. Один из ревностных приверженцев АА повсюду носил с собой хрустальную дверную ручку в портфеле в качестве той самой высшей силы, которой он мог признаваться в своих проступках.

Понятие духовности существует даже у агностиков. Д-р Джон Бродский из муниципалитета Суортмор в Пенсильвании, излагая взгляды Общества гуманистического иудаизма, приводит следующее определение духовности:

«Духовность – это приносящее внутреннее удовлетворение эмоциональное состояние, вызванное ощущением пронизывающего все сущее естественного порядка и одновременно неспособностью полностью этот порядок понять. Обладая лишь ограниченными способностями и частичным знанием, духовное «я» осознает необходимость поступать нравственно ради общего блага всех разумных существ.»3

Тем не менее, сам Бродский отвергает это определение, говоря:

«Духовность – это фикция. Со времен эпохи Просвещения, когда «духи» стали настолько призрачны, что по сути перестали существовать, неаккуратные в выборе своих терминов мыслители, преследуемые страхом, что разум будет поставлен на службу злу, цепляются за идею духовности, подобно множеству безнадежно тонущих, но все еще на что-то надеющихся ангелов, цепляющихся за небесную корягу.»4

Аргументы Бродского против концепции духовности как дани сентиментальности и ложной надежды понятны. Но предположим, такое явление как дух, выходящий за пределы любого поведения человека, все же существует?

Дух

В человеческой психике, очевидно, присутствует жажда по этому неосязаемому «чему-то большему» – и в стремлении утолить эту жажду вера становится самоцелью. Способность верить тщательно взращивается, но, согласно философии «Нью Эйдж», вера не обязательно должна быть направлена на какой-то объект. Можно быть «духовным» и не веря в Бога. Получается тот же самый общественный эффект, как если люди жаждут любить, но при этом не ищут каких-либо долгосрочных отношений, ищут просто любви. Такая любовь может привести к жизни фантазиями, беспорядочным половым отношениям или к тому и другому одновременно. «Просто вера» – аналогичное явление. Она подогревает воображение и возбуждает эмоции, но отнюдь не обязательно имеет основание в абсолютной реальности.

Этот поиск духовности – неосознанное восприятие абсолютной реальности вне нас самих – свойственен не только евреям. Практически все мировые религии сосредоточены на поиске духовности, которую каждая из них трактует по-своему. И не только религии. У секуляристов тоже существует собственное определение духовности. У каждого из нас есть друзья, которые пытаются найти духовный смысл жизни в гороскопах, гадании на картах таро, ченнелинге и/или подсказках гармонических кристаллов.

Невольно возникает вопрос о качестве поиска, который ведут многие из ищущих духовности. Некоторые хотят знать будущее, чтобы иметь возможность его контролировать или избежать последствий предстоящих событий. По сути, такие люди ищут не столько познания Всемогущего как духа или понимания Его духовной природы, сколько возможности приобрести и использовать власть, которую дает любая духовная сущность, обладающая силой.

Четыре пути к духовности

Современный традиционный иудаизм отходит от Еврейского Писания в вопросе о способах достижения духовности. Религия, созданная раввинами из библейских элементов, предлагает несколько путей к современной еврейской «нирване». Назовем четыре наиболее узнаваемых пути:

Соблюдение закона и мицвот

Путь к духовности посредством соблюдения закона и совершения мицвот (добрых дел) аналогичен этой концепции в исламе. Соблюдающий закон не просто старается таким способом избегать неприятностей по жизни. Он или она верит, что тем самым идет по пути, который в конечном итоге приведет к более тесному соприкосновению с божественным. Такой человек ожидает прийти к осознанию смысла жизни через послушание. Благочестивым считается тот, кто усердно соблюдает Закон, по крайней мере те из 613 предписаний, которые возможно соблюдать в эпоху после разрушения Храма. На пути к духовности находится и тот, кто исправно совершает мицвот. Одно из наиболее значительных добрых дел – давать средства на учебные заведения и на обеспечение благосостояния религиозных наставников, чтобы человек имел возможность научиться правильно исполнять Закон.

Познание или изучение, прежде всего, иудейской религии

Познание, понимаемое как духовное занятие, это не просто приобретение, усвоение или сопоставление фактов. Иудаизм учит, что постичь Всевышнего невозможно, но есть надежда через изучение увидеть Его хотя бы на мгновение или, по крайней мере, обрести мудрость, чтобы прийти к какому-то духовному осознанию. Более того, есть надежда, что через познание и изучение человек может получить духовные откровения. Раввинизм намекает на существование абсолютных истин, которые «закопаны» или скрыты. Процесс познания этих истин подобен пошаговой разгадке скрытых подсказок, указывающих путь к спрятанным сокровищам. Это сокровище и есть высшая истина. Такое мировоззрение придает иудейской духовности оттенок гностицизма, где мы приходим к вере, что существуют способы достижения все более и более высоких уровней тайного знания, неведомого и непостижимого для обывателей.

Познание может также иметь мистический аспект. Иудейский фольклор изобилует историями о раввинах-чудотворцах, которые обретали сверхъестественные способности, познав великую духовную истину. Например, существует легенда, в которой Иисус изображен неким чародеем, научившимся летать. Однако один ученый раввин нашел обрывок пергамента, который он вставил в собственную вену. На этом пергаменте якобы была написана (тут существуют разные версии сказания) либо инструкция по произнесению Непроизносимого Имени, либо какая-то великая истина. С этим пергаментом праведный раввин сумел взлететь выше Иисуса и свалить Его на землю.5

Эта история иллюстрирует иудейский взгляд на процесс познания, согласно которому определенные знания ведут к обретению магических способностей. Некоторые представления о том, что является духовным, не так уж сильно отличаются от веры в магию. Существует и более распространенное понимание, что познание дает духовную силу. Познание рассматривается как способ укрепления души.

Но на самом деле происходит не так, как предполагается. Живший в первом веке иудей Савл из Тарса с иронией говорил о «всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2-е Тимофею 3:7).

Мистицизм

Мистицизм, представленный в учении каббалы и тексте «Зоар», ищет духовный смысл в символах, сравнениях, метафорах и на первый взгляд не связанных между собой числах. Он приписывает важное значение неясным знакам. Предзнаменованиям даются конкретные истолкования. Создается впечатление, что Всевышний и Его ангелы посылают тайные сигналы, которые человек может прочесть, если знает, где искать. Цель такого поиска важного значения во всякой ерунде вроде астрологии и досок уиджа состоит в том, что ищущий хочет стать провидцем. Он или она хочет обрести способность истолковывать тайны мира и верит в существование неких ключей к их разгадке.

Затем существуют мистические системы разгадки скрытых смыслов вроде гематрии или нумерологии. Жонглируя числами, человек надеется составить из них последовательность, в которой скрыт глубокий смысл. Практикующие нумерологию (в последнее время с использованием компьютеров и под эгидой движения по расшифровке библейского кода) не особо отличаются от гадателей или тех, кто раскладывает карты таро. Они пытаются найти глубинный смысл в случайных совпадениях. К сожалению, также как соблюдение Закона, совершение добрых дел и познание, иудейский мистицизм имеет в своей основе негласную цель дать ищущему возможность обрести некоторую степень контроля над своей судьбой.

Коллективное чувство принадлежности к своему сообществу

Иудаизм уделяет большое значение личностному аспекту, но тем не менее наши духовные формы совершенно очевидно ориентированы на сообщество. Раввин Даниэль Гордис, декан Школы раввинских исследований Циглера и вице-президент Университета иудаизма в Лос-Анджелесе, отметил, что:

«Еврейская традиция приводит многочисленные аргументы в пользу того, что жизнь в своем сообществе является критическим аспектом жизни еврея. Именно поэтому некоторые части богослужения, в том числе чтение кадиша скорбящих, могут быть совершены только при наличии миньяна. Именно поэтому виддуй (исповедь, читаемая на Йом-Киппур) написана во множественном числе.»6

Кто-то может удивиться, как коллективная самоидентификация может быть духовной. В Библии присутствует идея, что высшая форма духовности – это общение с Богом. Согласно одной из точек зрения, хоть и редко озвучиваемой в еврейском сообществе, в каждом еврее присутствует «пинтеле» или малая частица божественного. Из такого понимания вытекает предположение, что если все евреи будут едины в сердцах и мыслях, эта коллективная божественность в нас приведет нас к Истине.

Духовность как власть – но чья власть?

В плане поиска духовности все ложные религии объединяет как минимум одна общая черта: практикующий учение такой религии, по сути, ищет власти. Это противоречит библейскому откровению, согласно которому ищущие должны отдать себя Богу, которому единому принадлежит вся власть.

Это отличие присутствует в Еврейском Писании в виде понятия «страха Божьего». Оно подразумевает не только уважение, которое человек должен иметь по отношению к Всемогущему, но также осознание и ощущение Его присутствия. Бог Библии – это тот самый Бог, с которым Моисей не боялся не соглашаться и с которым Иаков не побоялся бороться. В своих встречах с божественным оба не только осознавали присутствие Бога, но также лучше осознавали самих себя.

Так Моисей сказал: «О, Господи! человек я не речистый, и таков был и вчера и третьего дня, и когда Ты начал говорить с рабом Твоим: я тяжело говорю и косноязычен» (Исход 4:10). Похоже, Моисей осознавал, что Бог мог выбрать исцелить его проблемы с речью, но вместо этого Бог сказал ему, что его брат Аарон, которого тот не видел 40 лет, будет его устами.

Когда наш праотец Иаков боролся с ангелом, он почувствовал, что его жизнь изменится к лучшему – преобразится – если он только заставит божественного борца «благословить его» (Бытие 32:26). И упорно не отпускал того, пока не получил желаемое.

В современном иудаизме было бы тяжело представить себе Бога настолько трансцендентного, что Моисей не осмелился бы Ему возражать, а Иаков не посмел бы за Него ухватиться. Духовность, в библейском смысле, ведет к святости и пониманию, что Бог – это сущность совершенно другого порядка, но при этом Он не только трансцендентный, но и имманентный. Бог – величественный и в тоже время близкий, личностный. Он превыше и вне этого мира, но при этом всегда присутствует здесь и сейчас.

Духовность и Божий Дух

Религия Еврейского Писания – одна из немногих, которая признает, что духовное не так уж сильно отличается от того, что непосредственно касается нас. Мы не должны мыслить в категориях телесного как противоположности Духу или осязаемого как противоположности небесному. То и другое очень тесно связаны; праведность в Духе ведет к освящению в теле.

Самый лучший совет всем ищущим духовности в библейском контексте исходит от самого Всевышнего, который сказал: «Остановитесь и познайте, что Я – Бог» (Псалом 45:11). Мы не должны искать духовности как таковой, мы должны искать «познания Господа».

Логично предположить, что в первую очередь искать такое еврейское познание Господа следует в Писании. Во втором стихе книги Берешит (Бытие) мы встречаем первое упоминание о Святом Духе (Руах ха-Кодеш). Именно этот Руах ха-Кодеш дает нам силу совершать мицвот, которые Бог хочет, чтобы мы совершали.7 Это относится не только к обычным добрым делам, но и к эпохальным событиям.

Например, сила Самсона была не в длинных волосах, а в Святом Духе. Длинные волосы были просто знаком его посвящения.8 В том, что касается познания, тот же самый Дух Святой, который давал силу Самсону, выступает нашим учителем и проводником.

«И Ты дал им Духа Твоего благого, чтобы наставлять их, и манну Твою не отнимал от уст их, и воду давал им для утоления жажды их» (Неемия 9:20).

Псалмопевец молился: «Научи меня исполнять волю Твою, потому что Ты Бог мой; Дух Твой благий да ведет меня в землю правды» (Псалом 142:10).

Бог не делает нас духовными личностями, наделенными духовной силой; вместо этого Он предлагает наполнить нас Своим Святым Духом, который и дает нам силу соблюдать Его Закон и совершать добрые дела. Духом Святым Он ведет нас в полноту истины, а также делает нас частью наполненного любовью сообщества.

Мы должны искать не «духовности», а открытости для действия в нас Святого Божьего Духа.

Духовность – еврейская мессианская концепция

Хотя библейская вера обеспечивает больше возможностей для размышлений и медитации, чем прочие мировые религии, она также дает и нечто более конкретное. Если следовать ее учению до конца, она дает познание Бога и личные взаимоотношения с Ним. Это и есть подлинная духовность, которую мы можем воплощать в выполняемых нами повседневных задачах.

Многие из тех, кто ищет туманной духовности этого века, надеются обрести с ее помощью способность лучше проникать в суть вещей и одерживать верх в человеческих ситуациях. С другой стороны, учение Иисуса открывает глаза на бессилие человека, которое компенсируется верой во всесильного Бога.

Некоторые из нас, евреев, уверовавших, что Иисус есть обещанный Мессия Израиля, начали свой путь к вере с поиска духовности. Были такие, кто говорил об Иисусе, что Его учение духовно, и когда они слушают это учение, оно наполняет их самих ощущением духовности. Тем не менее, одно только это показывало бы его всего лишь мудрым раввином-чудотворцем. Такой взгляд не дает ответ на самый сокровенный вопрос человеческого сердца – онтологический вопрос или, проще говоря, «какова сущность бытия?».

Вся человеческая духовность сосредоточена на точке перехода, где заканчивается жизнь, как мы ее знаем. В этой точке, в которой соединяются жизнь и смерть, перед нами лицом к лицу встает вопрос, какова же истинная суть и подлинная цель этой жизни. Ответ на все эти вопросы содержится в Писании. Если мы хотим познать смысл жизни, нам необходимо сосредоточиться на Дающем жизнь, как показано во всем Писании.

Нам необходимо сосредоточиться не только на жизни Иисуса, но и на Его смерти. Мы должны сосредоточиться на том, почему Он умер 2000 лет назад, как именно Он умер, и каково духовное значение Его смерти.

Смерть Иисуса на Голгофе перевернула мир вверх дном, как будто преломив его изображение через линзу. Вместо того чтобы положить конец Его жизни, смерть Иисуса стала началом жизни всех тех, чей образ преломился через эту линзу. Мало того, поскольку вселенная имеет духовную природу, Иисус смог вернуться из смерти не как бестелесный дух, но как перевоплощенная личность. Это событие обычно называют воскресением Иисуса.

В библейской религии духовность обретается в результате наполнения Святым Духом, а наполнение Святым Духом становится возможным в результате искупления через жертву и воскресение Мессии. Через прообразы еврейская система жертвоприношений познакомила нас с концепцией заместительной или искупительной смерти – пролития крови жертвы на святой алтарь за грехи людей. В смерти Иисуса мы обрели жизнь. В Его воскресении мы получили обновление.

Но еще чудеснее – обетование Святого Духа для верующих в Йешуа. Когда человек приходит к познанию Йешуа, ему не нужно искать духовности, а достаточно просто позволить Святому Духу, Руах ха-Кодеш, действовать в нем. Дух Святой будет действовать в каждом, кто готов быть водимым Божьей истиной.

«Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам» (Иоанна 16:13,14).


Примечания

1 Зоберман, Израэль, National Jewish Post and Opinion, 9 июня, 1999, стр. 16
2 12 шагов «Анонимных Алкоголиков», Шаги 2 и 3
3 Личная переписка Мойше Розена с Джоном Бродским; июль 1999
4 Там же
5 Из широко известного сказания Йоске Пондерика, прибл. 1400 г.
6 Gordis, Daniel, Does the World Need the Jews?, Scribner, NY, 1997, стр. 200
7 «Добрые дела» или буквально «предписание»
8 Судьи 14:6, 19; 15:14

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *