, ,

Еврейский верующий и искупление

Еврейский верующий и искупление

Еврейский верующий и искупление

«Слушайте слово Господне, все Иудеи, входящие сими вратами на поклонение Господу. Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: «Исправьте пути ваши и деяния ваши, и Я оставлю вас жить на сем месте» (Иеремия 7:2-3).

В моей памяти еще живо воспомина­ние о праздновании Дня искупления, когда мне было десять лет. Хотя я ещё не прошел бар-мицву, но настаивал на участии в посте и службе в си­нагоге, несмотря на возражения родите­лей. В конце концов, я хотел, чтобы мои грехи были прощены!

В детском порыве я вникал во все подробности службы в тот день. Внимательно слушал чтение Святых Писа­ний, насколько мог, повторял древнееврейские молитвы и до глубины души был взволнован модуляциями канторского голоса, распевавшего псалмы. Всем сердцем я искал прощения гре­хов, которого, я верил, можно было достичь соблюдением обрядов, соответ­ствующих этому дню. Чувство Божьего одобрения, если оно достигается иск­ренностью, было наверняка мне обеспе­чено.

Но даже по дороге домой, когда мы шли с отцом по темным улицам, меня не покидал навязчивый вопрос: “Дейст­вительно ли Бог услышал мои молит­вы? Каковы гарантии, что мои грехи прощены?” С годами Бог мог направить меня к ответам на эти вопросы, по­скольку я жаждал душевного мира и истины, которые бы утихомирили эти назойливые мысли.

Ответы, которые я время от времени получал на свои вопросы от еврейских учителей, оказывались недостаточными, поскольку они не рассеивали моих сомнений. Позднее, когда я стал подрост­ком и затем взрослым юношей, то переставал задавать вопросы, если не полу­чал ответа. Я занимался наукой, техни­кой и философией и довольствовался этой жизнью. Религиозное образование удерживало меня от тяжких согреше­ний, но я стал агностиком, поскольку ни один из философов не давал удовлетворительных ответов.

Все же при всех этих поисках я счи­тался с тем, что я еврей. Под покровом внешнего спокойствия были те же вопросы, не находившие удовлетворительного ответа и готовые подняться при ма­лейшей возможности. КТО Я ТАКОЙ? Могу ли я знать Бога? Что следует за смертью? Уверен ли я, что мои грехи прощены?

Я получил диплом инженера, стал работать. Моим помощником был живой и выразительный верующий в Иисуса. Он не терял времени, рассказывая о своей вере. Я, в свою очередь, не жалел слов, возражая ему, что такая ве­ра мне отвратительна. Я был задет по­сягательством на свои убеждения, сло­жившиеся ранее в процессе обучения, что Иисус был самозванцем в соответст­вии с традиционным иудаизмом. Я весьма прямолинейно предложил ему установить табу на наши разговоры о религии.

Однако для меня оказалось невоз­можным избежать ежедневных встреч с прекрасным свидетельством его образа жизни, силой его убеждений. Однаж­ды он призвал меня искренне обратить­ся к чтению Писаний, включая те, что называют Новым Заветом. Я чувствовал, что моим единственным ответом на вызов, подобный этому, было вникнуть в еврейское понимание Священного Писания (Ветхого Завета). Конечно, только с этих позиций он мог позволить говорить мне о Новом Завете и об этом человеке, Иисусе, который, как я чувствовал, был самозванцем. Я оказался задетым упорством моего помощника в том, что он “знал”, что имеет искупление своих грехов. Передо мной встал старый навязчивый вопрос: “Каким образом я могу узнать, что мои грехи прощены?” Дей­ствительно, я не мог отрицать, что если Бог является реальностью, значит, грех – тоже реальность между Богом и мною.

По мере чтения еврейских Писаний я обнаружил нечто, сильно поразившее меня в отношении моих предков. Я об­наружил, что у них были личные взаимоотношения с Богом. Авраам и Моисей говорили с Богом; Иаков боролся с Ним; Давид писал об уверенности в Его присутствии; Соломон искал и получал от Него мудрость; Илия слы­шал Его голос, даже взывал к Нему о знамениях и чудесах. Они видели Его реальность в своей жизни – так почему не я? В этот день и в этот час где Бог в моей жизни? Иудаизм настолько отда­ляет Бога от личности, что приходишь в отчаяние в попытках Его найти. Это – область, в которой мой ум должен разо­браться: что говорит Священное Писа­ние, а также предание в виде толкований, сделанных раввинами.

Источником страданий, огорчений и досады было то, что мой друг – нееврей, верующий в Иисуса, – говорит о Боге с той же долей знаний, как и те люди, о которых я читал. Старые вопросы о Боге, прощении греха и моих взаимоотноше­ниях с Богом моих отцов снова верну­лись, но не к ребенку, который мог отло­жить проблему, ожидая получить ответ позже, но ко взрослому человеку. Я знал, что на этот раз должен найти ответ. Бо­лее того, я должен был утвердиться как целостная ответственная личность, способная изучать, размышлять, спрашивать и делать выбор.

Из религиозных уроков детства я припомнил, с чего нужно начать. Святой Бог не мог лицезреть грех. Я зано­во изучил Писание, где говорится об искуплении. В Ваикре (Левит), глава 16, описывается соблюдение Йом Киппура. Требования самого святого дня в ре­лигиозном календаре евреев детально описаны Моисеем. Вкратце скажу, что первосвященник сначала приносил ис­купительную жертву за себя и грехи своей семьи. Затем совершалось искуп­ление грехов всего народа. Для этого выбирали двух козлов, и первосвящен­ник бросал над ними жребий, один – для Господа, а другой – для Азазела (козел отпущения).

Священники закалывали козла, на которого выпадал жребий для Господа, и окропляли его кровью крышку, кото­рая на ковчеге откровения, сверху и спереди. Упор в жертвоприно­шении этого козла делался на то, что:

1. Поскольку этот козел представлял народ перед Господом, он нес на себе грехи людей в День искупле­ния. Наблюдая, как первосвященн­ик закалывает козла, наш народ от­четливо видел, что наказанием за грех является смерть. Однако Бог милостью Своей обеспечивал заме­ну, и ставший ею умирал вместо наших предков.

Однако это только половина извле­ченного урока. Здесь также была:

2. Громадная жертва по милости Бо­жьей, которая через смерть козла, отданного Господу, даровала жизнь нашему народу в целом. Таким об­разом, произошел “обмен жизня­ми”, и в этом основа концепции искупления. Картина очевидна и заключается в том, что грехи наше­го народа возложены на козла, и это становится причиной его смер­ти. Но жизнь берется у животного и даруется человеку, когда Бог ви­дит Израиль очищенным от греха и приобретшим новую жизнь.

Однако этой жертве также предназ­начено было стать жертвой за конкретную личность. Как только личность приняла ее значение, применила “обмен жизнями” к себе, ее собственный грех прощен.

Другим аспектом жертвы Дня искуп­ления было подчеркивание прощения личного греха. Первосвященник возла­гал руки на второго козла, символически перенося на него грехи людей. За­тем козла прогоняли в пустыню, таким образом проясняя намерение Бога боль­ше не помнить грехов Его наро­да. Это свидетельствовало о том, что стало возможным обновление, новое начало; и что общество или индивид свободны от прошлого навсегда. Тот, кто принимал это для себя, получал уве­ренность в прощении грехов и вступал в личные взаимоотношения с Богом.

Читая и размышляя над Божьими указаниями Моисею относительно искупления, я осознал, что вплотную подошел к ответу на вопрос, который за­давал себе в детстве. Преградой между мною и Богом был мой грех, и я знал, что только Бог мог устранить его.

Я знал, что большинство евреев отве­тит на изложенное Моисеем: “Мы больше не исполняем этого, поскольку у нас больше нет храма. Кроме того, кто желает возвращаться к колыбели на­шей религии?” Многие люди из нашего народа добавят, что раввины разра­ботали пути и средства, которыми мы приближаемся к Богу во время Йом Киппура.

Но именно здесь у меня возникла главная проблема. Когда же Бог изме­нил концепцию Книги Левит об “обме­не жизнями”? Говорил ли когда-нибудь Бог, что Он обратит все это лишь в ис­купление через покаяние, молитвы или добрые дела? Конечно, мы нигде не видим этого в написанном Законе (еврейских Писаниях). Именно в уст­ном Законе, еврейском предании, мы видим, как наши раввины адаптируют иудаизм как религию в условиях отсут­ствия храма в период 70-90 гг. н.э., пос­ле утраты Второго храма в 70 г. н.э. Что касается искупления, объяснение тако­во, что через покаяние в грехах, молитвен­ную жизнь и совершение мицвот (доб­рых дел) мы надеемся иметь искупле­ние наших грехов. Я знаю, что равви­ны используют галаху (разработку но­вых законов), чтобы дать новую интерпретацию написанного Закона для сохране­ния его действенности от поколения к поколению. Но давал ли когда-либо Бог нам право принимать решение относительно основного учения – учения об искупле­нии, давал ли Он Свое одобрение на изме­нение библейского принципа “обмена жизнями”?

Когда мой друг рассказывал о своей вере в Йешуа (Иисуса), он описывал концепцию пострадавшего, умершего и воскресшего Мессии. Очевидно, это не соответствовало еврейским веровани­ям относительно Мессии, которые я усвоил в детстве. Однако после изучения описания искупления Моисеем, а также проверки утверждений Йешуа о том, что Он есть обещанный Мессия, я смог увидеть взаимосвязь между тем, что изображал Моисей, и служением Йешуа. Новый Завет учит тому, что был человек по имени Йешуа, Ко­торый пришёл, чтобы стать жертвой Господней, что только Он один может взять на Себя наши грехи. Другими сло­вами, Он пришел, чтобы в точности ис­полнить то, что описано в Книге Левит об установлениях дня Йом Киппур.

Если не Он, то кто?

Многие евреи стыдливо избегают имени Йешуа и утверждают, что Он начал новую религию для язычников. Но вчитайтесь в то, что Сам Йешуа говорил, когда жил как еврей среди Свое­го поколения еврейского народа: “Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком” (Евангелие от Иоанна 10:10). Он также провозглашал: «Не так ли надлежало пострадать Хрис­ту и войти в славу Свою?» И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Евангелие от Луки 24:26-27). В Своем борении, перед тем, как принять эту чашу, символ нашего греха, перед смертью Он стенал в молитве: «Отче! О, если бы Ты благово­лил пронесть чашу сию мимо Меня!»… И, находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Евангелие от Лу­ки 22:42, 44).

Что касается Павла, слишком многие люди в моем народе хотят обойти его, указывая на то, что он эллинизировал некоторые еврейские понятия, при­нял некоторые языческие верования, и, в общем, основал новую религию. Но обратите внимание, насколько объяснение Павлом искупления целиком основано на том, чему учил наш учитель Мои­сей. В картине Дня искупления Павел увидел связь между причиной смерти Йешуа и смертью заместительной жерт­вы животного. “Ибо не знавшего греха Он (Бог) сделал для нас жертвою за грех (Йешуа как Господня жертва), что­бы мы в Нем сделались праведными пред Богом” (2 Послание к Корин­фянам 5:21). Основным вопросом, с ко­торым я столкнулся, изучая Новый За­вет и историю нашего народа в I веке, был следующий: изменили ли Павел и тысячи других евреев в то время кон­цепцию “обмена жизнями” в еврейских Писаниях? Было ли это сделано евреями-авторами Нового Завета? Нет, это не так! Напротив, они лишь в точности следовали тому, что изложено в еврей­ских Писаниях. Единственной разни­цей было то, что вместо жертвы козла и другой жертвы в виде козла отпуще­ния был Сам Мессия:

  1. Который умер, став заместительной жертвой, взяв наши грехи на Себя;
  2. Чья смерть дарует нам новую жизнь, если мы желаем получить её;
  3. Который забирает наши грехи с тем, чтобы мы никогда уже больше не несли на себе их бремя.

Это – искупление, благодаря которо­му мы знаем, что наши грехи проще­ны. Это – выкуп, который дает нам уве­ренность в том, что наши имена запи­саны в Книге Жизни, не на один год, но навеки. Мое исследование привело меня к этим выводам. Прощение гре­хов, которого я начал искать с детства, было исполнено через Йешуа.

Я обнаружил, что, принимая этот “обмен жизнями”, я получаю Шхину, или Святой Дух, живущий во мне и дающий мне возможность и стимул жить в соответствии с законами морали. Пребывая с Господом долгие годы, я научился ценить во всевозрастаю­щей степени этот стимул, который наполняет жизнь победой и ликованием. Божья Воля не состоит в том, чтобы жизнь была тяжкой рутиной.

Нам также не следует искать каких-то мистических переживаний, которые лишь продолжают побуждать нас задавать себе навязчивый и вызывающий беспокойство вопрос о возможности подлинных отношений с Богом.

Тот, кто одинок, подавлен, потерял надежду и тяготится чувством вины, никогда не найдёт смысла в этом мире без живых и личных отношений с Богом, Который действительно является личностью. В осознании искупления за грех мы можем испытать то, что недостижимо для философий этого мира. У нас есть надежда, что настанет день, когда, оставив этот мир, мы будем с Богом. В Божьи планы входит дать нам возможность на собственном опыте испытать Его блага, которые мы получаем, как только об этом попросим.

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *