Гаррет Смит

Еврейское искусство спорить, не теряя друзей

Еврейское искусство спорить, не теряя друзей
Еврейское искусство спорить, не теряя друзей

© Getty Images

Сегодня миру как никогда нужны евреи. Я не говорю о Берни, Биби, Блумберге или даже о Джареде Кушнере. Мне кажется, что современное общество отчаянно нуждается в еврейском умении спорить по-дружески.

Споры созидают общество и позволяют учиться

В иудаизме споры — это целая отдельная наука. Раввинистические дискуссии вокруг библейских и талмудических текстов называются пилпул. И хотя это слово в переносном смысле означает ожесточенный спор, его буквальное значение взято от слова, обозначающего перец или специю[1]. Этот факт многое говорит о евреях, как о народе, который считает, что хороший спор добавляет жизни остроты и вкуса.

В сегодняшней культуре западного типа мы не умеем спорить. Наша манера бойкотировать каждого, кто посмел озвучить непопулярное мнение, похожа на гильотинирование времен Французской революции. Мой друг называет это «охотой на еретиков». Мы слушаем людей только для того, чтобы найти какую-то ересь или крамолу в их словах или мнении. Поэтому многие вообще боятся вести беседы, опасаясь сказать что-то не то.

В еврейской культуре спор не только не считается чем-то, что разделяет людей, — это проявление заботы друг о друге.

Исторически сложилось, что евреи известны своей любовью поспорить. Но в нашей культуре спор совершенно не считается чем-то, что разделяет людей, скорее это знак заботы о них.

Я консультант по взаимоотношениям и специализируюсь на работе с межкультурными парами. Один из моих любимых рабочих моментов был такой: жена-нееврейка пожаловалась, что чувствует напряжение в доме, потому что муж всегда ругается со своим отцом по телефону. Муж-еврей удивленно ответил: «Я никогда не ругаюсь со своим отцом». Для него было нормой иметь и обсуждать разногласия. А вот если бы его отец никогда не спорил с ним, то это было бы признаком безразличия и дистанции в отношениях.

Многие еврейские семьи постоянно спорят друг с другом именно потому, что они друг другу не безразличны. Если что-то для нас важно, то мы хотим, чтобы люди, которых мы любим, об этом знали.

© Getty Images

В еврейской культуре спор часто рассматривается как способ чему-нибудь научиться. И хотя может показаться, что мы полностью уверены в своей правоте, на самом деле мы часто готовы поменять мнение после здравой и назидательной дискуссии.

Рам Эмануэль, бывший глава администрации Белого дома и экс-мэр Чикаго, рассказывает, что в его семье, садясь за обеденный стол, ты должен был поделиться тем, о чём думал, и суметь это отстоять[2]. Спор всегда был способом сформулировать и прояснить свои мысли.

Когда мы не способны принять вызов и вести дискуссию с людьми других взглядов, то не можем отточить свои собственные мысли.

Практическое применение двух качеств из Еврейских Писаний — мудрости и смирения — поможет нам жить в более неравнодушном и обучаемом обществе.

Мудрость и смирение: идеи древнего мира в контексте наших дней

Книга Притчей (16:16) говорит, что мудрость имеет бо́льшую ценность, чем золото или слава. Стремление обрести мудрость и разумение — это стремление обрести полноту жизни. Причём мудрость в Библии не зависит напрямую от ума, общественного веса или образования. И простой человек может быть мудрым.

Мудрость заключается в том, чтобы жить в соответствии с истиной и реальностью, а также придерживаться Божьего взгляда на мир. Мы идём к мудрым людям, когда нужно принять трудные решения. Похоже, что у них есть природная интуиция насчёт самых важных вещей в жизни.

Один из главных способов возрастать в мудрости — это уметь принимать критику. В Притчах говорится: «… обличай мудрого, и он возлюбит тебя; дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее…» (Притчи 9:8–9). Мудрые люди любят узнавать то, чего ещё не знают, и видеть то, чего раньше не видели. Это не означает, что обличитель всегда прав, но его вызов или замечание дают возможность подумать о чём-то под другим углом.

© Getty Images

Каждый разговор с человеком, независимо от его взглядов, — это возможность поразмышлять над чем-то новым и добавить ещё одну точку зрения к собственному пониманию.

Чтобы занять такую позицию по отношению к мнениям, отличным от нашего, нам понадобится второе из упомянутых качеств: смирение. В наши дни у него плохая репутация, ведь смирение слишком часто ассоциируется со слабостью. Но с библейской точки зрения это далеко не слабость.

Это сила, которая была присуща самым великим лидерам. Моисей, например, описан в Библии как самый кроткий человек на земле (Числа 12:3). Он ничего не делал из своекорыстия. В этом смысле он был прообразом Машиаха Иисуса, чья готовность отдать свою жизнь за других стала величайшим актом смирения[3]. Бизнес-гуру Джим Коллинз в своём исследовании успеха великих промышленников обнаружил, что смирение — одна из черт, отличающая превосходного корпоративного лидера от просто хорошего[4].

Мудрость и смирение отлично работают вместе

Мудрость и смирение прекрасно дополняют и усиливают друг друга. Мудрый человек со смирением осознаёт, что сколько бы он ни знал, область незнания всегда будет гораздо больше. Мудрый и смиренный человек чётко осознаёт свои недостатки. Мудрому и смиренному человеку не нужно всегда выглядеть правым в глазах окружающих или побеждать в споре. Мудрый и смиренный человек понимает, что в разногласиях с любимым человеком отношения намного важнее, чем его/её признание вашей правоты. Мудрый и смиренный человек знает, что добиваться своего не есть самоцель.

А как можно практиковать и развивать мудрость и смирение в момент политической или социальной напряженности, когда кипят страсти и сталкиваются диаметрально противоположные мнения? Помнить о четырёх истинах:

© Getty Images

1. Люди с другими взглядами нам не враги

Когда мы разговариваем с кем-то, кто с нами не согласен или придерживается точки зрения, которую мы считаем опасной, или даже считает, что необходимо принять закон, который, по нашему убеждению, нанесет большой вред, то этот человек всё равно не является нашим врагом. Он так же, как и мы, создан по образу Божьему и ценен только потому, что человек. И по той же причине, как и мы, несовершенен. В глубине души мы всегда понимаем, что человек гораздо важнее, чем предмет спора.

Что бы вы сделали, если бы прямо сейчас этот человек упал в обморок, или вы бы увидели, что на него мчится машина, или узнали бы, что его ребёнка увезли в больницу? И его другое мнение, и вся ваша дискуссия вдруг стали бы несущественными по сравнению с экстренной необходимостью позаботиться об этом человеке. В пылу спора мудрый и смиренный человек всегда держит это в уме.

2. Зачастую точек согласия между нами больше, чем мы думаем

В ходе дискуссии возникает соблазн забыть о том, в чём мы согласны с оппонентами, и сосредоточиться на том немногом, в чём мы не согласны, чтобы в итоге ощутить, что мы — люди с разных планет.

Например, почти все согласны с тем, что такое количество заключенных в большинстве современных стран — это катастрофа. «Исправительные» учреждения наносят попавшим туда больше вреда, чем помогают исправиться. А ещё на содержание всей этой системы тратится невероятное количество денег, которым можно найти гораздо лучшее применение.

Но при обсуждении этой проблемы мы обычно либо не соглашаемся в том, почему ситуация сложилась именно так, либо спорим о том, что с этим делать. Мы забываем, что единодушны в том, что это — трагедия, и все мы хотим её исправить. Здравые, плодотворные и ведущие к единству беседы происходят между людьми, которые помнят, в чём они согласны друг с другом.

3. Способ выражения может сеять распри больше, чем суть высказывания

В современной культуре слова часто превращаются в оружие. Полезный термин становится бесполезным ярлыком, когда его используют для того, чтобы просто закрыть дискуссию. Мудрый и смиренный человек не реагирует на способ выражения, но старается понять суть того, что человек пытается сказать.

Нам нужно стараться видеть в людях хорошее, помнить, что они (как и мы), могут не знать, что́ в действительности означает тот или иной термин. То, что́ мы пытаемся сказать, намного важнее того, какими ярлыками или терминами мы это делаем.

© Getty Images

4. Слушать других — это больше, чем говорить по очереди

Зачастую мы думаем, что проявляем вежливость в разговоре, когда периодически замолкаем, чтобы дать собеседнику возможность высказаться. Но вместо того, чтобы действительно слушать друг друга, мы просто ждём своей очереди, чтобы говорить дальше.

Это не диалог, а два монолога. Диалог предполагает внимательное слушание другого человека и дальнейшее реагирование именно на его слова, а не продолжение собственной мысли без учёта сказанного собеседником. Один из признаков того, что мы обмениваемся монологами вместо того, чтобы вести диалог, —многократное повторение одних и тех же аргументов.

Настоящие диалоги – живые: дискуссия может менять направление, нарастать и развиваться. Каждый человек должен что-то почерпнуть из этого опыта общения: если не новую информацию, то хотя бы что-то новое о другом человеке.

Переживая периоды политических или социальных баталий, давайте будем исполняться мудрости и смирения. Давайте будем людьми, которые, даже испытывая искушение сбежать или рассердиться, вместо этого смело вступают в здравые, содержательные, уважительные и продуктивные дискуссии.


ССЫЛКИ:

  1. https://eleven.co.il/talmud-rabbinics/overview/13215/
  2. https://www.youtube.com/watch?v=pdmFhgjNO1s
  3. Филиппийцам 2:6–8
  4. Коллинз Джим. Лидерство пятого уровня. От хорошего к великому. Гл.2. – Нью-Йорк: HarperCollins, 2001.

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Евреи за Иисуса