Михаил Вайшенгольц

,

Холокост. Помолчим.

Холокост. Помолчим.
Холокост. Помолчим.

© Getty Images

Некоторые памятные даты мы отмечаем с таким шумом, как будто это праздники. Что принес с собой всемирный форум памяти Холокоста в Иерусалиме?

Жителям древнего города – перекрытые улицы. Политикам, – возможно, дивиденды. Но что принесло это событие евреям всего мира?

В первую очередь, память. Мы хотим всё помнить – это наша привычка. Пока мы о помним о каком-либо человеке, он для нас жив. По этой причине мы читаем Тору и вспоминаем ее героев. По этой же причине мы ставим памятники жертвам Холокоста. Кроме того, мы хотим, чтобы о нас помнили и другие.

Из всего нужно извлекать уроки. Но уроки Холокоста леденят душу.

Прежде всего, мы поняли, что нам нужен спаситель. (Кто бы сомневался?!) А, с другой стороны, – кто этот спаситель? Не Мессия ли?

Второе. Мы поняли, что своим умом спастись не можем. Более того, с помощью своего «ума» некоторые из нас, евреев, попадали в тупик. Автор этих строк, увы, потерял в Холокосте двух родственников. Они просто не поверили, что немцы расстреливают евреев, и отказались эвакуироваться: они помнили интеллигентное поведение немцев во время Первой мировой войны. Этот простой, но печальный пример показывает, что нам нужна истина. Нам нужна сама истина, а не то, что думаем о ней мы.

И, наконец, третье. Мы поняли, что как народ мы нагрешили. И об этом надо размышлять. У пророков сказано: «Но беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лице Его от вас, чтобы не слышать» (Исаия 59:2). Иногда Бог «не слышит», то есть не отвечает, молчит. Если в семье кто-то из супругов не отвечает, молчит, не хочет разговаривать – фактически он этим «кричит», привлекает к себе внимание. Молчание Бога – это Его крик. Он кричит от того, что Он видит в сердцах людей! Если мы не поймем, что прокричал нам Бог посредством Холокоста, – значит, Холокост прошел бесследно.

Вообще-то, «Холокост» – это отредактированная форма греческого слова «всесожжение», или «жертва всесожжения». В Ветхом Завете животное, жертва всесожжения, сжигалось полностью и полностью посвящалось Богу (см. Левит 1:3-17). Человек от такой жертвы не ел – даже если он был первосвященник.

Холокост был попыткой – о, ужас – «всесожжения» нашего народа. Слава Богу, не удалось… Или, как говорят в Израиле, «Хас вехалила!» («Не дай Бог!»)

Однако в истории нашего народа был тот, кто принес собой уникальную «жертву всесожжения». Он не был сожжен физически, но отдал всего себя – дух, душу и тело. Его «жертва всесожжения» была полностью посвящена Богу, но от нее можем духовно питаться мы, грешники. Эту жертву принес Мессия на Голгофском кресте.

Об этом «всесожжении-холокосте» мы, евреи, обычно молчим. Как будто бы ничего не произошло. Но это не так. Наше молчание и нежелание разговаривать на эту тему – это наш крик. Крик о том, что в наших сердцах далеко не всё в порядке.

Утешение и выход из этой ситуации – есть, и его нужно увидеть: на Голгофе Мессия однажды испытал холокост, для того чтобы мы с Вами не попали в холокост навечно.

Помолчим…

Подумаем…

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий