Из Ирана в Тегеранджелес: Пять поколений евреев, верующих в Иисуса

Из Ирана в Тегеранджелес: Пять поколений евреев, верующих в Иисуса
Из Ирана в Тегеранджелес: Пять поколений евреев, верующих в Иисуса

Фотография персидских предков Эммануила Мебассера по материнской линии (снята прибл. в 1910 г.). Мужчина с белой бородой – Рубен, пра-пра-прадед Эммануила. Крайняя во втором ряду – Талла, его прапрабабка; во втором ряду по центру (в шапке) – Машиах, его прапрадед. Машиах означает «Мессия».

Мой прапрадед, Хаким Муса, живший в середине 19-го века, был старейшиной в синагоге города Хамадан в Иране

Гробница Эстер в Хамадане, Иран

Гробница Эстер в Хамадане, Иран.

Однажды в шаббат в синагогу пришел русский миссионер и стал разговаривать с Хакимом, приветствовавшим людей на входе. Он спросил Хакима: «Вы знаете, что Мессия, которого вы ждете, уже пришел?» и рассказал ему о том, что Мессией был Иисус. Хаким был так возмущен, что ударил миссионера в лицо и вытолкал его из синагоги.

Поскольку Хакима хорошо знали в общине, миссионеру не составило труда узнать, где он жил, и он пришел к старейшине домой. Законы иранского гостеприимства вынудили Хакима пригласить миссионера в свой дом и предложить ему угощение. Зачитывая места из Еврейского Писания, миссионер показал ему пророчества о Мессии, которые, как он верил, сбылись в событиях, описанных в Новом Завете – истории жизни, смерти и воскресения Иисуса. Миссионер навещал Хакима снова и снова, пока со временем мой прапрадед не уверовал, что Иисус есть Мессия еврейского народа.

Давид Эхтешамол Хокама, род. ок. 1870 г., с сыном Нооролой. Давид был сыном Хакима Мусы, прапрадеда Эммануила по матери.

Давид Эхтешамол Хокама, род. ок. 1870 г., с сыном Нооролой. Давид был сыном Хакима Мусы, прапрадеда Эммануила по матери.

Мой дед по отцу, Азизолах Мебассер, был сыном Шимона, раввина в городе Кашан, Иран. Азизолах уверовал в Иисуса, потому что посещал очень известную в Кашане школу, которой руководили христианские миссионеры. До 1920 года у жителей Ирана не было фамилий. Чтобы отличать одного человека от другого, они часто прибавляли к своим именам названия городов, из которых были родом. Мой дед же вместо названия города предпочел взять фамилию «Мевессер», что и на иврите, и на фарси означает «несущий благую весть». Он посвятил свою жизнь тому, чтобы рассказывать людям об Иисусе или «Исе»[1], как мы зовем Его на фарси.

Бегство из Ирана… в «Тегеранджелес»

Вера в Иисуса передавалась в моей еврейской семье из поколения в поколение по обеим линиям, так что оба мои родителя – персидские евреи, верующие в Иисуса. Я родился в Тегеране, столице Ирана, в 1978 году. Когда мне было три месяца, в Иране произошла Исламская революция. Мои родители понимали, что торжество ислама в Иране принесет беды в равной мере и евреям, и христианам. Поэтому мы бежали из страны и переехали в Лос-Анджелес или, как его любят назвать 800 с лишним тысяч живущих там иранцев, Тегеранджелес.

Жизнь в Тегеранджелесе стала для моей семьи не просто продолжением жизни в Иране, мы сумели также сохранить наши еврейские традиции и самосознание. Я рос, зная, что значит для меня Бог, потому что моя семья читала Библию и вместе праздновала еврейские праздники. Моим любимым праздником был Песах, и только гораздо позже, став взрослым, я понял, что персидские евреи празднуют его немного по-другому, чем евреи в других странах мира. Я был поражен, что другие евреи не слышали о традиции во время пения «Дайену» хлестать друг друга пучками гигантского зеленого лука – в буквальном смысле до синяков!

Иранские посиделки в доме г-на и г-жи Мебассер (деда и бабки Эммануила по отцу) в Тегеране, Иран

Иранские посиделки в доме г-на и г-жи Мебассер (деда и бабки Эммануила по отцу) в Тегеране, Иран

В иранской еврейской культуре на любом семейном сборище всегда присутствует никак не меньше 40 человек. А чтобы распрощаться друг с другом после такого мероприятия, нам требуется целая вечность. Каждый раз как мы бывали на семейных посиделках, мои родители говорили мне и моим братьям: «Мы уже уходим. Собирайтесь». А я тут же сообщал братьям: «Раньше чем через полтора часа мы отсюда не уйдем», потому что мои родители обязательно прощались с каждым присутствующим по-отдельности, и с каждым это прощание перетекало в продолжительную беседу.

Правильной жизни было недостаточно – чего-то не хватало

Благодаря вере моих родителей, я рос, зная, кто такой Бог, о котором написано в Библии. Я жил правильной жизнью – жизнью иранца и жизнью еврея. Я старался выполнять заповеди Писания, но чувствовал, что мне чего-то не хватало. Это стало очевидным в школьные годы, когда я учился в ряде государственных школ Лос-Анджелеса, где просто выжить уже было большим достижением, требовавшим от меня постоянного сохранения анонимности: от уклонения от участия в войнах подростковых банд и дипломатических отказов попробовать кустарные наркотики до усилий игнорировать авансы моих неразборчивых в сексуальных связях одноклассниц.

Когда ребята со школы предлагали мне принять участие в чем-то из вышеперечисленного, я отвечал им, что я не хочу. Если они спрашивали: «Почему?», я отвечал: «Потому что это неправильно», и они называли меня «пай-мальчиком». На самом же деле, я не очень понимал, почему нельзя делать подобные вещи, просто знал, что в Библии сказано, что это «грех». В тех редких случаях, когда я в ответ спрашивал своих друзей: «А почему я должен с вами в этом участвовать?», их единственным ответом было: «Потому что у тебя есть возможность».

Этой поверхностной морали мне хватало, чтобы кое-как двигаться по жизни, до лета перед выпускным классом школы, когда мой лучший друг, искренне верующий в Иисуса, попросил меня помочь ему вести школьный библейский клуб. До этого моя вера, или скорее ее зачатки, была больше верой моих родителей, чем моей собственной. Но теперь, когда мой друг просил меня засвидетельствовать о своей вере нашим одноклассникам, я должен был сначала убедиться, что я сам знаю, во что я верю.

Люди, с которыми я говорил об Иисусе, испытывали мою веру, ставя под сомнение авторитет Библии. Они задавали мне вопросы вроде «Как может любящий Бог отправлять в ад человека, который прожил всю жизнь в каких-нибудь отдаленных землях и никогда не слышал об Иисусе?» И я начал сам себе задавать вопрос: Как я могу по-настоящему познать и понять Бога, если я не буду ставить под сомнение Его и Библию, и самостоятельно искать, что есть истина?

Выход из пустоты

Я хотел убедиться, что Бог реален, и понять, чего Он хочет от меня. Я начал расспрашивать людей, которые, как мне казалось, имели подлинные личные отношения с Богом, как мне услышать Его голос. Они сказали мне читать Библию, молиться и постоянно искать Бога – и тогда Он откроется мне. Я принял этот вызов. Примерно в это же время молодежный лидер нашей общины, под руководством которого я и мои друзья изучали Библию, как-то собрал нас и спросил: «Кто из вас уверен в том, что если вы умрете прямо сегодня, вы пойдете на небеса?»

Я заглянул вглубь собственной души и проанализировал его вопрос. Будучи воспитан в христианской семье, я прочитал Библию от корки до корки, но, когда дело коснулось такого ключевого момента, я понял, что на самом деле не знаю, примет ли меня Бог.

Я читал в Новом Завете, что Иисус сойдет с неба и соберет Своих последователей при звуке шофара (1 Фессалоникийцам 4:16–17). Мне часто снилось, что я слышу этот звук трубы, начинаю подниматься в небо, к Иисусу, но потом ударяюсь головой о потолок моей спальни и остаюсь на земле! Даже во сне я понимал, что не отдал полностью свою жизнь Иисусу.

Поэтому, когда мой молодежный руководитель спросил меня, уверен ли я, что пойду на небеса, я честно сказал, что не уверен. Тогда он напомнил мне слова из Нового Завета: «…Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Римлянам 10:9). В тот день я помолился вместе с ним и в молитве исповедал, что смерть Иисуса есть искупительная жертва за мои грехи. И в тот момент ко мне пришла уверенность, что Бог принял меня.

Если этого было достаточно царю Давиду, то достаточно и мне. Но я должен был претворить свою веру в жизнь!

Я сделал выбор следовать за Богом всем своим сердцем. Я начал читать Библию заново – не просто несколько глав из Писания в день, чтобы поставить галочку в заранее составленном графике, а как живое и действенное Божье Слово. Я знал, что вера моих предков – Авраама, Исаака, Иакова и Царя Давида, которого Бог назвал мужем по сердцу Своему – была и моей верой тоже. Я обрел свое призвание в жизни, а не просто перечень правил, которым надо следовать.

Придя к этому осознанию, я стал говорить моим друзьям, что я не хочу принимать участие в их бунтарских выходках не просто потому что это запрещено в Библии, а потому что такие действия помешают моим отношениям с Богом и будут отвлекать меня от желания моего сердца следовать за Ним.

Люди увидели во мне перемену и даже стали уважать меня за мою веру. Хотя я не искал одобрения моих сверстников, те, кто знал меня, – даже если они не соглашались с моими доводами и не разделяли мою веру – вставали на мою защиту, когда кто-нибудь начинал насмехаться надо мной за то, что я не участвовал в их развлечениях в стиле секс-наркотики-и никаких правил.

Руины Персеполиса, дворца Кира Великого, датируемые 515 годом до н.э.

Руины Персеполиса, дворца Кира Великого, датируемые 515 годом до н.э.

Взрослея, чем больше я связывал свои мечты и желания с учением Иисуса, тем яснее видел свой путь. В настоящее время цель моей жизни – свидетельствовать о Божьей любви и распространять благую весть о Мессии Иисусе своими словами и делами. Вера моих предков – в том числе моего деда, который выбрал для нашей семьи фамилию Мебассер («несущий благую весть») – стала моим наследием, которое я с гордостью несу.

Самая сложная задача ведет к самому увлекательному приключению

Я знаю, что вопрос «Кто такой Иисус?» очень сложный для нашего еврейского народа. Но чем больше я изучаю Еврейское Писание и мое еврейское наследие, тем яснее я вижу, что Бог с самого начала планировал послать Мессию Иисуса, чтобы Он стал вечной жертвой Йом-Киппура за наши грехи.

Я так долго хотел услышать голос Божий. Я искал Его везде и повсюду. Я молился и снова молился. Я слушал, я умолял, я взывал. И Господь ответил мне. Эти слова Иисус реально проговорил ко мне, когда я искал Его: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Матфея 7:7).

Спросите у Бога прямо сегодня с открытым сердцем, является ли Иисус Мессией, и слушайте, что Он вам ответит. Я знаю, что Он выйдет к вам навстречу также, как вышел ко мне.

Еммануэль МебассерЭммануил Мебассер служит веб-евангелистом-новатором в отделе цифровых коммуникаций миссии «Евреи за Иисуса» в Сан-Франциско.

ПРИМЕЧАНИЕ

[1] Кораническое имя Иисуса – Иса (عیسی) – произносится как Иисо на фарси. Это имя происходит от имени Иессей (ישי – Ешаи), т.к. в книге Исайи Мессия назван «отраслью от корна Иессеева».

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий