Рич Робинсон

,

Монотеизм древних евреев: эволюция, изобретение, заимствование или откровение?

Монотеизм древних евреев: эволюция, изобретение, заимствование или откровение?
Монотеизм древних евреев: эволюция, изобретение, заимствование или откровение?

© Adobe Stock

Большинство евреев — как соблюдающих религиозные предписания иудаизма, так и вообще ничего не соблюдающих — знают этот традиционный призыв: «Шма Исраэль Адонай Элоэйну Адонай эхад (Слушай, Израиль: Господь — Бог наш, Господь — один)». И как бы мы ни расходились во взглядах по другим вопросам, никто не сомневается, что в еврейской религии есть только один Бог.

Тем не менее существуют сомнения относительно происхождения еврейского монотеизма (единобожия). Некоторые считают Танах мешаниной мало связанных между собой, но искусно отредактированных текстов; и если разобраться в этой мешанине, становится понятен эволюционный путь древней религии Израиля. Согласно этой теории, Авраам, Исаак и Иаков были политеистами (многобожниками), а монотеизм развился значительно позже.

Ещё одна точка зрения предполагает, что в религии Израиля в какой-то момент произошёл «квантовый скачок». Её сторонники считают Моисея блестящим религиозным новатором, давшим рождение монотеистической вере.

Эволюция монотеизма: факты или модная теория?

Эволюционный подход к пониманию религии зародился в XVIII веке. Но только в XIX веке её развил и популяризировал Юлиус Велльгаузен. Особое влияние на это развитие оказали два популярных в его время направления научно-философской мысли.

Во-первых, Велльгаузен применил «диалектическую» систему, позаимствованную у немецкого философа Гегеля. В системе Гегеля один фактор — тезис — вступает во взаимодействие со своей противоположностью — антитезисом, и это взаимодействие порождает нечто новое и более высокое — синтез. Согласно Велльгаузену, «допророческая» вера Израиля (т.е. вера времён патриархов и Моисея) была тезисом, более поздняя вера эпохи пророков — антитезисом, а «священническая» вера (которую Велльгаузен считал нормативной формой иудаизма) — синтезом. В соответствии с этим подходом, монотеизм сформировался только во времена пророков — примерно в VIII веке до н.э.

Во-вторых, Велльгаузен применил к религии определённые аспекты дарвинизма. Он считал, что Израиль прошёл в своей эволюции этапы более примитивных форм религии примерно так же, как виды эволюционировали, проходя биологические этапы роста и развития[1].

Краткий эскиз реконструкции Велльгаузена, который (с некоторыми изменениями) сохранился и в наши дни, выглядит так: религия Израиля первоначально зародилась как анимистический культ (по определению Вебстера, анимизм — это «приписывание сознательной жизни природе или природному объекту»; анимист верит в одушевлённость, например, потока воды или колышущихся ветвей деревьев), за анимизмом последовал политеизм (вера в существование множества богов), затем тотемизм («вера в то, что род или племя — потомки определенного вида растений или животных»[2]), за которым последовал культ поклонения предкам, развившийся со временем в веру в местное племенное божество, которая в конце концов и эволюционировала в монотеизм.

Идеи Велльгаузена оказали влияние на большинство критических взглядов на Библию, как в его время, так и в наши дни. К сожалению, это влияние было основано на предположениях и философских взглядах, имевших мало общего с историческими данными. Открытия современной археологии показали, что точка зрения Велльгаузена была крайне субъективной и безнадёжно устарела. Популярный еврейский писатель Герман Воук справедливо заметил: «Главным, вероятно, было то, что в 1875 году идея эволюции витала в воздухе… Теория, наложившая эволюцию на ветхозаветную религию, излучала шик и будоражила умы, несмотря на то что она поставила Библию с ног на голову»[3].

На примере Бытия 12:6 можно увидеть, как теория Велльгаузена преломляла восприятие текста. Стих звучит следующим образом: «И прошёл Аврам по земле сей до места Сихема, до дубравы (дуба) Море». Если Велльгаузен прав, это явное свидетельство анимизма. Почему? «Море» означало, скорее всего, «учитель» — от слова «хора» (учить), потому что верующие могли слышать голос дуба в шелесте его листвы, подобно дубу Зевса в Додоне[4]. Однако в самом тексте ничего не сказано о разговаривавших с Авраамом деревьях и нет никаких намёков на то, что он когда-либо ожидал услышать что-то от конкретно этого или любого другого дерева.

Смена караула

Теория реконструкции Велльгаузена окончательно утратила научную поддержку с развитием современной археологии и сравнительной истории древних цивилизаций. Как прокомментировал специалист по Ветхому Завету Роланд Харрисон: «…Сравнительный анализ древней литературы Ближнего Востока и изучение археологических источников со всей очевидностью показали, что анимизм исчез из культуры восточного мира за много столетий до появления на исторической сцене еврейских патриархов»[5].

Если анимизм из жизни патриархов исключён, то следующий на очереди тотемизм. Тотемизм подразумевает, что люди считают себя потомками «тотемного животного». Ни в Месопотамии, ни в Египте — цивилизациях, взрастивших Авраама и Моисея, — мы не видим никаких признаков существования тотемистических верований. Более того, «ввиду отсутствия в ветхозаветных писаниях двух важнейших элементов тотемизма: легенд о происхождении от тотемного животного и ритуальных жертвоприношений этого животного, практикуемых некоторыми тотемистических племенами»[6], нет никаких оснований предполагать, что тотемизм когда-либо присутствовал в религии Израиля.

А как насчёт идеи, что Авраам поклонялся племенному божеству, а монотеизм появился намного позже? В поддержку этой теории часто цитируют Книгу Судей 11:24. Здесь описываются переговоры израильского судьи Иеффая с аммонитянами: «Не владеешь ли ты тем, что дал тебе Хамос, бог твой? И мы владеем всем тем, что дал нам в наследие ЙХВХ Бог наш». Последователи Велльгаузена видят в этом стихе свидетельство того, что Иеффай верил в существование бога аммонитян. Другие же понимают этот текст в ином свете: «Иеффай говорит не как богослов, а как иностранный дипломат. Он ведёт переговоры и взывает к чувству справедливости противников, используя понятные им термины и выражения»[7].

Кеннет Китчен, египтолог из Ливерпульского университета, отмечает следующее: «Линейная эволюция — это заблуждение. Она верна лишь для отдельных групп населения на коротких отрезках времени, но не для культур в целом в течение длительного периода. В многоцветную ткань изменений вплетены базовые нити преемственности… демонстрирующие удивительное постоянство с самых ранних эпох»[8].

Сценарий эволюционного развития веры еврейского народа абсолютно не обоснован. Но ещё более интересными, чем очевидные слабости этой теории, являются свидетельства того, что во всём мире произошла инволюция (процесс обратный эволюции, т.е. деградация) от веры в единого Бога ко всевозможным примитивным формам религии, которые упоминались выше. Недавние открытия в сравнительной истории и антропологии показывают, что:

«Большинство, если не все народы дописьменного периода, верили в Высшее Существо, которое большинство ученых называют Высшим Богом в отличии от низших божеств… Интересно отметить, что ясные и возвышенные представления о Боге обнаруживаются у некоторых из самых отсталых народов мира. В. Шмидт из Вены построил на этом целую теорию, что первоначальной религией человека в его первобытном состоянии был монотеизм, который со временем исказился и деградировал в политеизм»[9].

В числе «примитивных» народов, верящих в верховного Высшего Бога, мы находим, например, «бушменов из Калахари, племена пигмеев в Конго и племена, населяющие архипелаг Огненная Земля»[10].

Элохим и ЙХВХ — разные божества?

Согласно второй теории, Моисей рассматривается как создатель или основатель концепции единого Бога.

Как одно из доказательств цитируется Исход 6:3: «Являлся Я Аврааму, Исааку и Иакову с именем “Бог Всемогущий”, а с именем Моим “ЙХВХ” не открылся им». Известный библеист Уильям Фоксуэлл Олбрайт считал, что ЙХВХ (Яхве) — это «имя данное своему Богу Моисеем» (хотя и без конкретной ссылки на Исход 6:3)[11]. Олбрайт говорил об «отождествлении ЙХВХ с Богом Отцов»[12]. Он считал, что Моисей изобрёл культ поклонения Яхве или «яхвизм», как он его называл. Патриархи же поклонялись своим богам под разными именами, такими как Эль Шаддай. Позднее всех этих богов стали считать одним и тем же Богом.

Более внимательное изучение материалов других древних культур выбивает почву из-под ног у этой теории. Одних и тех же людей, места, вещи и божеств сплошь и рядом называли более чем одним именем. Например, у египетского бога Осириса было целых пять взаимозаменяемых имён: Осирис, Веннофер, Хент-аментиу, Господь Абидоса и нутер (бог). «То же явление, — пишет Кеннет Китчен, — наблюдалось в Ханаане, в древней Южной Аравии, среди хурритов и хеттов». Китчен приводит длинный список мест и объектов, имевших по несколько названий[13]. Если взять более близкие к нашему времени литературные источники, то Коран, как и Библия, тоже использует множественные имена: «Аллах» (то же, что «Элохим») взаимозаменяемо с «Рабби» (соответствует ивр. «Адонай», традиционной замене непроизносимого имени ЙХВХ)[14].

В древнем мире имя выражало характер. Различные имена Бога — это важные ключи к пониманию некоторых Его качеств. «Элохим» описывает Бога как Творца и Господа человечества, в то время как «ЙХВХ» в основном используется в контексте отношений Божьего завета. Знаменитый еврейский поэт и философ XII века Иегуда Галеви выразил это в своём определении «Элохим» как божественного имени в целом, в то время как «Адонай» означало Его проявление в качестве Бога откровения и завета[15]. Патриархи знали оба имени, но полное значение характера Бога, подразумеваемое в имени «ЙХВХ», им ещё не было открыто.

Все имеющиеся у нас сведения о древнем мире опровергают теорию о том, что Моисей изобрёл «яхвизм». Но может ли быть, что Моисей позаимствовал идею монотеизма у кого-то из соседних народов?

Было ли солнце «единственным»?

Некоторые утверждают, что Израиль заимствовал монотеизм, скопировав его с культа некоего единого божества другой культуры. Например, египетского бога солнца или зороастризма. Доказательств у этой теории также нет.

Варианты с египетским культом солнца или зороастризмом предложил один из наших читателей в письме редактору. И уже сами эти варианты показывают полное отсутствие каких-либо доказательств теории «заимствования». Основатель зороастризма Заратустра жил в VII-VI веках до н.э. — больше чем через 500 лет после Моисея. Никто из библейских историков не относит становление монотеизма в Израиле к настолько поздней эпохе. Таким образом, зороастризм как возможный фактор влияния полностью исключается.

И даже если вынести за скобки это безнадёжное несоответствие в датах, дуалистический характер зороастризма (вера в две независимые силы, находящиеся в вечной борьбе) очень мало похож на монотеизм библейской веры.

Второй предложенный вариант — египетский бог солнца. Несомненно, имеется в виду монотеистический культ солнца фараона Эхнатона. Эхнатон правил в 1387-1366 или 1367-1350 годах до н.э. — приблизительно во времена Моисея[16]. История его «монотеистического культа» такова. Придя к власти, Эхнатон запретил поклонение всем богам, кроме бога солнца Атона. Как справедливо отметил Алан Ричард Шульман: «…Это не был монотеизм. Хотя Атон, воплощение солнца, был провозглашён всеобщим богом, ему поклонялись только Эхнатон и его жена Нефертити. Все остальные жители страны поклонялись самому Эхнатону как богу, и нет никаких свидетельств о том, чтобы он когда-либо отрицал собственную божественность»[17]. Кроме того, несмотря на указ Эхнатона, египтяне продолжали поклоняться и другим воплощениям солнца.

Кратковременный религиозный переворот Эхнатона потерпел неудачу. Ему не удалось полностью искоренить многобожие за время своего царствования, и после его смерти оно возродилось с новой силой. Маловероятно, чтобы безуспешная попытка Эхнатона дала толчок к тому, чтобы Израиль принял монотеизм. Тем не менее сходство между древним «Гимном Атону» и 103 псалмом по-прежнему вызывает вопросы.

Как объясняет египтолог Барбара Мерц: «Это сходство не означает наличие прямой связи между атонизмом и еврейским монотеизмом, как и того, что Моисей узнал о Боге при дворе фараона в Амарне. Скорее, гимны Атону и этот псалом являются характерными образчиками единой литературной традиции, распространённой на Ближнем Востоке в течение долгого времени»[18].

Окончательное объяснение

Фрагменты похожей истории во многих культурах скорее подтверждают, чем ставят под сомнение универсальные истины. «Монотеизм» Эхнатона был проявлением изначального человеческого инстинкта верить в единого Бога. Как уже упоминалось, основы единобожия существуют в верованиях даже современных первобытных народностей.

Те самые данные, которые пытаются использовать, чтобы доказать заимствование, похоже, свидетельствуют о том, что вера в единого Бога когда-то была всеобщим побуждением. Представление о том, что монотеизм эволюционировал из чего-то другого, является продуктом философии XIX века. Оно не подтверждается совокупностью данных лингвистики, археологии, сравнительной истории древнего мира и антропологии. Всевозможные примитивные или сложные формы политеизма, пантеизма и прочих «верим-во-что-нравится-теизмов» — это, судя по всему, инволюция изначального единобожия.

Израиль — уникальный исторический пример последовательно монотеистического народа. Монотеистические тенденции можно найти повсюду, но только Израиль совершил переход от тенденции к теократии. Такая уникальность требует объяснения. Единобожие древнего Израиля, народа, не только окружённого, но часто попадающего под влияние соседей-политеистов, — неразрешимая историческая загадка. И разгадка её отнюдь не в «особом таланте к религии» (как часто предполагают). Наоборот, Писание свидетельствует о склонности евреев к отступничеству, которое не раз побуждало гнев и тревогу еврейских пророков о духовном состоянии Израиля.

Автор этой статьи не нашёл других разумных объяснений, кроме того, которое дано в Танахе: монотеизм Израиля был принят как прямое откровение от Бога. Нет никаких свидетельств, что Израиль придумал единобожие, пришёл к нему постепенно или у кого-то позаимствовал. Моисей не был ни блестящим новатором, ни дерзким выдумщиком-авантюристом. Не был он и прагматичным плагиатором. Он был смиренным верующим в Бога, который не является чьей-то выдумкой или исторически сложившейся идеей, но который реален и который сотворил всех нас … Бога, не только ожидающего от нас определённых вещей, но и приглашающего каждого иметь личные отношения с Ним.


Сноски:

  1. Харрисон Роланд Кеннет. Введение в Ветхий Завет. Гранд-Рапидс: Eerdmans, 1969. с. 352.
  2. Там же, с. 354.
  3. Воук Герман. Это мой Бог. Гарден-Сити: Doubleday & Co., 1961. с. 316.
  4. Арчер Глиссон Л. Мл. Обзор введения в Ветхий Завет. Чикаго: Moody Press, пересм. изд. 1974; перв. изд. 1964. с. 145.
  5. Харрисон, с. 383.
  6. Там же, с. 388.
  7. Там же, с. 389–390.
  8. Китчен Кеннет А. Древний Восток и Ветхий Завет. Даунерс-Гроув: InterVarsity Press, 1966. с. 113–114.
  9. Ньюинг Эдвард Г. Религии дописьменных обществ. // Мировые религии. Ред. сэр Норман Андерсон. Гранд-Рапидс: Eerdmans, 4-е пересм. изд. 1975; перв. изд. 1950. с. 11–48.
  10. Там же, с. 38, см. сноску 8.
  11. Олбрайт Уильям Фоксвелл. От каменного века до христианства: Монотеизм и исторический процесс. Гарден-Сити: Doubleday & Co., 2-е изд. 1957, перв. изд. 1940. с. 258–259.
  12. Там же, с. 271.
  13. Китчен, с. 121.
  14. Арчер, с. 120.
  15. Там же, с. 121–122.
  16. Арчер, с. 144. См. также Шульман Алан Ричард «Эхнатон» // Энциклопедия иудаики, т. 2: 487–488.
  17. Шульман, с. 487–488.
  18. Мерц Барбара. Храмы, гробницы и иероглифы: Популярная история Древнего Египта. Нью-Йорк: Dodd, Mead & Co, пересм. изд. 1978; перв. изд. 1964. с. 224 и далее.

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.