На «Таглит» его не пустили, но сыновей своих он обрезал

Аарон Транк

Недавно я написал статью под названием «Мессианские евреи и правда просто «пытаются обратить нас»?». Я получил целый ряд очень серьёзных комментариев как в конце самой статьи, так и по электронной почте и на странице Фейсбука. Некоторые поддерживали, другие критиковали то, что я написал. Я размышлял, будет ли полезным написать продолжение, чтобы прояснить некоторые мои идеи и уточнить аргументы. Но я понял, что это вряд ли будет наилучшим решением. Вместо этого, я решил, что будет более полезным услышать размышления на эту тему от еврея, верующего в Иисуса, нежели мне продолжать писать, рискуя просто перефразировать первую статью. К счастью, директор по цифровым технологиям организации «Евреи за Иисуса», Аарон Транк, контактировал с сайтом Jewschool несколько месяцев назад, и я смог связаться с ним через электронную почту. Мы договорились о беседе по телефону и наш разговор приведён ниже.

ЛР (Лекс Рофес): Расскажите немного о себе.

Аарон с женойАТ (Аарон Транк): Я — мессианский еврей во втором поколении. Мой отец – еврей, мама — нет. Я воспитывался с очень сильной еврейской самоидентификацией. Родители отправили меня в еврейскую школу в Сакраменто, и я готовился к бар-мицве в реформистской синагоге. Моя прабабушка была жертвой Холокоста, так что знакомство с антисемитизмом, и особенно Холокостом, было частью моего воспитания с самого раннего детства. Одновременно с посещением еврейской школы я ходил в церковь. Это было интересно. Первые пару лет ты изучаешь лишь библейские истории, что в воскресной школе, что в начальных классах еврейской школы. Это, в общем-то, одни и те же истории. Но в воскресной школе я также узнавал и об Иисусе.

ЛР: Есть ли термин, который вы предпочитаете использовать для определения своих религиозных убеждений и/или практик?

АТ: Если выбирать какие-то определения, то я назвал бы себя «евреем, который верит в Иисуса, как в Мессию». Я бы даже сказал «в еврейского Мессию». Когда я пытаюсь объяснить мою религиозную принадлежность, я, обычно, стараюсь ясно донести, во что именно я верю, и каковы практические последствия моей веры. Когда люди слышат, что я еврей и при этом по вере фактически являюсь евангельским христианином, они, обычно, пытаются как-то это упростить, прилепив привычные ярлыки, что не позволяет увидеть некоторые нюансы. В этом смысле мне сложно дать простой ответ о моей вере.

ЛР: Люди иногда говорят о вас какие-то вещи, которые вам неприятны?

АТ: Есть верующие не-евреи, которые говорят, что потрясены тем, что среди них есть обращённый еврей. И говорится это так, как будто есть что-то неправильное в самом факте того, что я рождён евреем. Это слово – обращённый – для меня своего рода курок. Если Иисус действительно был Мессией, то сама идея о том, что евреям, верующим в Иисуса, необходимо обращаться в иную веру, ложная по своей сути. С другой стороны, термин «обращённый» в христианской теологии означает нечто, что должен сделать каждый человек в смысле покаяния, обращения своего взора внутрь себя. Если человек употребляет этот термин в его общем значении — что мы обращаемся от наших греховных путей — тогда всё нормально. Если же этот термин используется в том смысле, что я был евреем, а теперь обратился в истинную веру, я считаю это оскорбительным. Я не обращался в иную веру.

ЛР: Какие у вас отношения с нормативной еврейской общиной в Сан-Франциско?

АТ: На данный момент в Сан-Франциско у меня сложились очень здоровые отношения с еврейским сообществом. Моя дочь посещает школу «Шалом», мы с женой посещаем занятия в еврейском культурном центре, на протяжении пяти лет мы проводили лето в Израиле и почти совершили алию в 2011 году. Мы с женой в тот момент ожидали рождения детей и потому не уехали. В целом, у нас очень уважительные отношения с лидерами сообщества, и они знают, что мы верим в Иисуса, и что я работаю в организации «Евреи за Иисуса».

ЛР: Помните ли вы какое-то особо приятное событие в общении с нормативным еврейским сообществом в Сан-Франциско?

Семья ТранкАТ: У меня двое сыновей, и обряд брит-мила (обрезание) для них проводил ортодоксальный моэль. Это была традиционная церемония брит-мила. Всё было совершенно прозрачно, мы разговаривали до церемонии, и для него моя вера не была препятствием, так что для нас это было благословением. Моя жена воспитывалась в тех же кругах, что и я, только её мама тоже была еврейкой. Так что ортодоксальный моэль не видел никаких препятствий к обрезанию (прим.: когда бабушка ребёнка по материнской линии является еврейкой, ребёнок считается евреем согласно Галахе).

Школа «Шалом», где учится моя дочь, управляется в союзе с Хабадом. Они тоже знают, что мы мессианские евреи, и что я работаю в миссии «Евреи за Иисуса». Для них в этом также не было проблемы. Они побеседовали с нами и сказали, что моя дочь может ходить в школу при условии, что я не буду заниматься прозелитизмом. Я ответил, что заниматься прозелитизмом в начальной школе не входит в мои намерения (смеётся).

ЛР: Был ли кто-то огорчён или расстроен вашим участием в жизни еврейского сообщества?

АТ: Описанные выше события были недавними и произошли в Сан-Франциско. Когда я рос в Сакраменто, там была совсем другая история. Когда я был в третьем классе школы, мою семью практически пытались изгнать как верующих в Иисуса. Было очень много давления на администрацию школы, чтобы заставить нас уйти. Для меня, как для ребёнка, было довольно травматично переживать в некотором смысле гонения и отвержение со стороны еврейского сообщества в Сакраменто. Мои родители были публично объявлены верующими в Иисуса, и это имело свои последствия в общении с каждым членом сообщества.

Тогда я был совсем ребёнком. В 2002 году я подал заявку на «Таглит», на участие в поездке в Израиль. В графе «членство» я написал: «Мессианский еврей» – я всегда был компульсивно откровенен. Тогда они не особо спрашивали подающих заявление, верят они в Иисуса или нет. Но я не хотел ехать в эту поездку с притворством. Удивительно, но меня приняли! Но за две недели до поездки меня вызвали на собеседование с представителем «Таглита» в США, который объявил мне: «Сожалею, но ваша кандидатура была отклонена». Меня это сильно разозлило. «Таглит» сотрудничает с израильскими туристическими компаниями, и я уже беседовал с этими туристическими компаниями и сообщал им, что я верю в Мессию. Мне уже был куплен билет, который было невозможно сдать или обменять. Эта туристическая компания пыталась изменить решение американского офиса «Таглит» (поскольку они не хотели терять свои деньги, уже потраченные на мой билет). В израильской компании мне сказали, что если я не буду говорить о своей вере, всё будет в порядке. Но в «Таглите» упорствовали и пригрозили, что не будут больше сотрудничать с этой конкретной туристической компанией, если мне позволят поехать. Так что цену билета замяли, и мне так и не разрешили поехать.

Другой момент. Вы спрашивали ранее о терминологии. Когда кто-то задаёт мне вопрос: «Вы еврей за Иисуса?», я пытаюсь объяснить, что «Евреи за Иисуса» – это организация. Это не религиозная деноминация, и не движение, это организация. В теологическом плане – христианская евангельская. Она состоит из евреев, и все они – миссионеры, которые несут весть о том, что Иисус есть Мессия. «Евреи за Иисуса» являются частью намного большего движения — мессианского движения — состоящего из многих организаций.

ЛР: Каков спектр мессианских верований?

АТ: Спектр Галахи в мессианском движении так же широк, как и спектр Галахи в традиционном иудаизме. Есть мессианские евреи, взглянув на которых, вы подумали бы, что они из Любавических хасидов! Есть мессианские евреи на противоположном конце спектра. Мои еврейские родственники, нормативные евреи, являются реформистами. Они едят трефное (некошерную пищу), но только за пределами дома. Я не исполняю галахические законы в большей степени, нежели мои реформистские родственники, но у меня есть мессианские друзья, которые пытаются убедить меня в том, что я должен это делать! Вопрос правильной религиозной практики в мессианском движении имеет разные ответы, спектр которых так же широк, как в сообществе нормативных евреев.

ЛР: Есть ли какие-либо ещё истории или мысли, которыми вы хотели бы поделиться?

АаронАТ: Когда мы с женой готовились к совершению алии, мы ходили на занятия по изучению иврита в еврейский культурный центр. Постепенно учебные разговоры доходят до вопроса о том, чем ты зарабатываешь на жизнь. Мы готовились к этому моменту! Что я отвечу? Возникнет ли из-за этого неловкость? Когда мы были на занятиях, и дело дошло до этого вопроса, я ничего не скрывал. Я просто сказал, что работаю в «יהודים למען ישוע» («Йеhудим лема’ан Йешуа» – «Евреи за Иисуса» на иврите) и подождал реакции. Я сказал это, стоя перед всем классом, и ждал, пока кто-нибудь съёжится, но преподавательница посчитала этот факт интересным! Она дала мне возможность объяснить, перед всем классом в еврейском культурном центре, во что я верю и кем являюсь. После того, как встреча закончилась, нас не выкинули и ничего ужасного не случилось, мы с женой пошли выпить кофе. Мы оба недоумевали. Мы верили рассказам и историям, которые случались десятилетия назад, и думали, что ничего не изменилось с тех пор. Я имею в виду рассказы о том, что мессианских евреев не хотят принимать в любых еврейских сообществах. С того момента мне стало очень интересно подвергать это мнение проверкам и тестам. Мне кажется, что оно больше не отражает реальность.

0 ответы

Ответить

Добавьте свой отзыв или пожелание.
Не стесняйтесь!

Добавить комментарий