Евреи за Иисуса

,

Нужен ли нам посредник?

Нужен ли нам посредник?
Нужен ли нам посредник?

© Getty Images

 

«Между Богом и человеком нет никого — ни Богочеловека, ни ангела, ни защитника. Не требуется ни заступничество, ни вмешательство. Поскольку ничего нет между душой и телом, отцом и ребенком, гончаром и сосудом, то ничто не отделяет человека от Бога, сердца его души, его Отца и Создателя» [1].

Для большинства людей не является особой проблемой признать, что в повседневной жизни тот или иной посредник им необходим. Местные чиновники представляют своих избирателей в высших органах власти. В вопросах права профессиональные юристы выполняют роль адвокатов. Налоговые инспекторы, консультанты по вопросам брака и другие специалисты выступают в качестве «посредников» в различных ситуациях, и большинство людей принимают это в своей жизни. Тогда почему так трудно принять необходимость посредника в наших отношениях с Богом?

Богослов Якоб Йоч, еврей и христианин, резюмирует современное мировоззрение:

«С еврейской точки зрения человек занимает положение, которое делает посредничество не только излишним, но и невыносимым. Это вмешательство, которое нарушает права человека и оскорбляет его достоинство. Праведность в иудаизме не может быть вменена, она должна быть достигнута… Человек способен справиться сам — и в этом заключено его достоинство» [2].

Современный иудаизм учит, что необходимость в посреднике «невыносима» и «навязана», поскольку нас учат относиться к Богу, исходя из того, как мы видим себя. По словам раввинов, при рождении нам даётся душа, чистая и святая, и, хотя у нас есть склонность и к добру, и ко злу,[3] склонность делать добро — сильнее, чем тяга ко злу. Современное еврейское мировоззрение подчеркивает, что мы созданы «по образу и подобию Бога» и поэтому «по сути своей уже хороши». Иудаизм — это оптимистичная и позитивная религия. Нас убеждают в том, что драма повседневной жизни разыгрывается на общем фоне надежды. И если это так, то у нас есть потенциал сделать благородные и высокие идеалы реальностью.

© Getty Images

Тем не менее мы с болью в сердце отдаём себе отчёт в трагедиях и обидах, которые люди наносят друг другу. Отрицание существования этой темной стороны жизни людей означало бы отрицание и той боли, которая, оставив глубокий отпечаток в коллективной еврейской душе, послужила для нас связующим звеном.

Согласно Писанию, Бог действительно создал нас по Своему образу и подобию. Но неотъемлемой частью этого «образа» является и возможность делать выбор:

«Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твоё…” (Второзаконие 30:19).

Д-р Й. Ц. Герц, главный раввин Великобритании начала двадцатого столетия, комментирует данное место писания: «Еврейская этика основана на доктрине человеческой ответственности, т.е. свободы воли». Далее Герц говорит, что «в нравственной вселенной человек всегда остается сам себе хозяин» [4]. Сам факт того, что нам были даны заповеди, подразумевает, что у нас есть и возможность выбирать — следовать им или нет.

Возможность выбора возлагает на нас бремя моральной и этической ответственности. Мы несём ответственность перед Богом и друг перед другом за свои решения. Мы не запрограммированные роботы, разработанные безличным Создателем, чтобы беспомощно отыграть судьбу, которую мы не выбирали. Иногда наш выбор неверен, но, согласно современной еврейской мысли, зло не является чем-то неизбежным — это просто препятствие, которое мы имеем силу преодолеть.

«Посредничество подразумевает несостоятельность человеческих усилий достичь Бога. В основе иудаизма лежит принцип, согласно которому человек способен приблизиться к Богу благодаря своим моральным усилиям. Таким образом, приход Бога на помощь человеку не только становится излишним, но и фактически мешает прогрессу человеческого развития» [5].

© Getty Images

Раввины учат, что мы можем преодолеть наши «злые наклонности», карабкаясь по крутому склону нравственного закона, восходя все ближе к Богу. Зачем нам нужен посредник, если мы уже самодостаточные и духовные создания? Необходимость в посреднике подразумевает, что человеческие усилия недостаточны, что между Богом и человечеством существует пропасть, которую мы не можем преодолеть сами. Именно это многие и находят оскорбительным.

Современный иудаизм также считает идею посредника «неприемлемой», потому что воспринимает её как христианскую концепцию. В свете множества трагических несправедливостей, которые еврейский народ перенес от рук тех, кто называл себя «христианами», желание держаться от них подальше неудивительно. О различиях между иудаизмом и христианством было написано множество работ, чтобы ни у кого не оставалось никаких сомнений, кто к какому лагерю принадлежит.

Раввины утверждают: «Христиане, может, и нуждаются в посреднике, а вот евреи — нет». То есть вера в какого бы то ни было посредника — однозначно «нееврейская» и сразу же перетягивает человека «на другую сторону». Большинство раввинов считают культурную и религиозную изоляцию ключом к нашему выживанию, поэтому любое слияние культур или веры означает ассимиляцию и потерю еврейской идентичности.

Это решение оставаться отделёнными от христианства и отвергать мессианскую веру стало определяющим фактором того, что может или не может быть принято как истина. Быть христианином значит не быть евреем — это аксиома.

После разрушения Храма в 70 г. нашей эры акцент на примирении человека с Богом был размыт.[6] Пока Храм существовал, искупление давалось через покаяние и принятие Богом заместительной жертвы — невинного животного. Когда он был разрушен, главным условием для получения прощения стали добрые дела человека, но для этого раввинам пришлось объявить жертвоприношения необязательными. Необходимость в посреднике сначала представили незначительной, затем стали ею пренебрегать и наконец отвергли — как будто иудейская религия этому никогда и не учила.

© Getty Images

Еврейские Священные Писания показывают, что изначально посредники занимали центральное место в религии еврейского народа. Бог заключил договор с Израилем на горе Синай, назвав новую нацию «царством священников» (Исход 19:6). Это было не только большой честью, но и большой ответственностью. Еврейский народ, верно следуя заповедям, должен был стать «посредником» между Богом и языческими нациями. Мы должны были быть отражением реальности живого Бога для остального мира — чтобы он тоже мог узнать Его.

Ответил ли наш народ ликованием на эти кардинально новые отношения?

«Весь народ видел громы и пламя, и звук трубный, и гору дымящуюся; и, увидев то, народ отступил и стал вдали. И сказали Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать, но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть» (Исход 20:18,19).

Стоя в присутствии Бога, евреи не говорили Моисею: «Нам не нужен “посредник”, мы сами справимся. Спасибо, свободен!» Люди умоляли Моисея пойти вместо них; они были в ужасе от перспективы идти «прямо к Богу»!

Вообразите, что это вы стоите и слушаете мощнейшие раскаты грома! Представьте себе невиданные вспышки света и клубы дыма на горе Синай! Вообразите, что вы прямо сейчас можете предстать перед Сущим, в существование которого, вы теоретически верили, но с которым никогда не надеялись встретиться лицом к лицу — перед Тем, кто требует морального совершенства и Сам им является. Многие люди трепещут в присутствии какой-нибудь знаменитости. Насколько же большее благоговение должен ощущать человек в присутствии Создателя!

Даже великому пророку Моисею, который вступился за еврейский народ, когда Бог думал уничтожить его, не было позволено увидеть безграничное великолепие Бога:

«И сказал Господь: Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы пред тобою… И потом сказал Он: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исход 33:19, 20).

Если наши Писания верны, тогда любой, кто увидит Бога лицом к лицу, умрёт! Но как Бог защитил народ через Моисея, так Он защитил и Моисея, покрыв его Своей рукой (Исход 33:22). Зачем Моисею и людям нужна была «защита» от Бога? Разве Он не избрал их, не искупил и не возлюбил их?

Драматичная встреча пророка Исаии с живым Богом показывает зачем. У Исаии было видение, в котором он увидел Бога, восседающего на престоле в окружении ангелов, поющих: «Свят, свят, свят Господь Саваоф; вся земля полна славы Его» (Исаия 6:3). Но небесная музыка была не просто песней, а сверхъестественной симфонией, которая наполнила храм: «И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями» (Исаия 6:4). Так же, как народ Израиля дрожал у подножия горы Синай, Исаия дрожал перед тем же Богом, который говорил с Моисеем.

Кто-то может подумать, что у Исаии была веская причина быть довольным и радостным — сам Царь Вселенной захотел встретиться с ним! Но какова же была реакция пророка?

«И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Исаия 6:5).

Исаия знал, что в присутствии святого Бога он был «нечист». Контраст между Божьей праведностью и человеческим несовершенством Исаии был очень резким… Он, вероятно, чувствовал себя как чувствует человек, который оделся в тускло освещенной комнате, а потом вышел на солнечный свет и обнаружил грязь и пятна, которые раньше не были видны. Чем ближе он подходит к источнику света, тем более заметными становятся эти пятна и грязь. Они всё время были там, но он просто не мог их видеть, когда находился в полумраке.

Реакция Моисея, народа Израиля и Исаии кажется почти нееврейской в свете современного иудейского богословия. Вместо самодостаточности наши предки чувствовали страх и несостоятельность. Вместо гордости они испытали смирение и трепет. Увидев, кто такой Бог, Святой и Праведный, они возопили о милости.

Когда Моисей, Исаия или другие люди действительно приближались к Богу — Источнику света, то они не могли не поражаться своей собственной нечистоте. И точно так же, как Бог послал Моисея защитить людей от их страха, Он послал ангела с горящим углём коснуться губ Исаии и очистить его от греха.

Ангел сказал: «Вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твоё удалено от тебя, и грех твой очищен» (Исаия 6:7). Именно Бог взял на Себя инициативу, чтобы примирить Исаию с Собой. Проявив милость и сострадание, Бог дал средства для прощения и исправления. Подобно Исайе, мы несём ответственность за свои действия и свой выбор, но также мы несём ответственность и за то, чтобы приходить к Богу на Его условиях.

Концепция нашего несоответствия Божьим стандартам праведности полностью подрывает всякое чувство человеческого достоинства, если – как объясняет Йоч – еврейский народ рассматривает посредничество как «вмешательство, которое нарушает права человека и наносит ущерб его достоинству».

Но это ли делает посредник? Человеческое достоинство базируется на том, что мы созданы по образу и подобию Божьему. Если вера в то, что нам нужен посредник, чтобы восстановить этот образ, подрывает наше достоинство, то неверие в необходимость посредника подрывает саму концепцию существования Бога – потому что требует, чтобы Он поставил под сомнение Свой собственный характер и Свои стандарты.

Если нам не нужен посредник, то одно из двух должно быть правдой:

  1. Либо Бог не тот, за кого Себя выдает — «Ибо Я свят Господь» (Левит 20:26) — и тогда Моисей, Исаия и весь народ Израиля были просто суеверными глупцами, когда дрожали в Его присутствии. Но, настаивая на том, что Бог есть нечто меньшее, чем Бог, мы отрицаем само основание не только нашего достоинства, но надежды и смысла нашей жизни.
  2. Либо Бог свят, но посредник не нужен, потому что у Бога нет желания иметь с нами отношения.

Божья святость не может быть поставлена под сомнение, но точно так же не подлежат сомнению Его сострадание и терпение. Бог заинтересован в отношениях с нами, даже если мы не заинтересованы в отношениях с Ним! Он использовал Моисея, пророков, священников и жертвы, чтобы ходатайствовать за людей и примирять их с Собой. Он выбрал еврейский народ, чтобы тот являл Его другим народам мира. И, согласно Своим обещаниям, Бог дал нам идеального посредника:

«За то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понёс на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Исаия 53:12).

Иешуа (Иисус) — это воплощение Божьего желания дотянуться до нас сквозь бездну человеческой слабости. Незапятнанный грехом, для нас Он представляет Собой Божью святость, дарованную человеку, и в то же время доносит наш человеческий опыт до Бога.

«Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех» (1 Тимофею 2:5,6).


ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Стейнберг, Мильтон. Основы иудаизма. Harvest Book, Harcourt, Brace & World, Inc., Нью-Йорк, 1947. с. 57-58.
  2. Йоч, Якоб. Еврейский народ и Иисус Христос. Baker Book House, Гранд-Рапидз, Мичиган, 1979. с. 280.
  3. В раввинистической литературе обычно используются термины «йецер ха-тов» и «йецер ха-ра». Раввины верят, что мы способны контролировать баланс этих двух противоположно направленных сил.
  4. Герц, Йосеф Цви. Утвержденный сборник ежедневных молитв. 1975. с. 882.
  5. Йоч, с. 278.
  6. Более подробную информацию о системе заместительных жертв и современных еврейских взглядах на них смотрите на нашем сайте в статье «Что случилось с заместительным искуплением Торы?»
Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий