Амер Олсон

Обещания, обещания… Концепция завета и её значение для нас

Обещания, обещания… Концепция завета и её значение для нас
Обещания, обещания… Концепция завета и её значение для нас

© Getty Images

Супружеская пара пришла в банк подписывать кредитный договор на покупку нового дома. Их провели в маленький тихий конференц-зал, где они, немного нервничая, ожидали появления кредитного специалиста с документами. Казалось, время тянется слишком медленно. Наконец появился специалист. Когда пара в знак приветствия встала, он строго сказал: «Нам необходимо поговорить. Стало известно, что при оформлении кредита вы либо солгали, либо очень многое утаили. Вы нарушили договор с банком по нескольким пунктам. Сделка отменяется!»

Отчаяние охватило супругов. Они беспомощно опустились на свои места совершенно подавленные, ведь их мечты о новом доме разбились…

Обязательства, контракты, соглашения… Насколько серьезно мы к ним относимся? От крупных авиакомпаний, не выполняющих платежи в пенсионные фонды своих сотрудников, до журналистов, репортажам которых едва ли можно верить, — мы давно привыкли к тому, что люди нарушают своё слово. От ложных обещаний «никаких новых налогов» до растущего числа разводов – неудивительно, что мы всё меньше ожидаем верности взятым обязательствам и друг от друга, и от себя самих. Цинизм неизбежен, когда доверие становится таким дефицитом.

И всё же наш еврейский народ известен как «народ завета». Многим евреям с юношеских лет внушалась идея о том, что Бог заключил с нами завет. Но как увязать этот факт с нашей повседневной жизнью? И как мы должны реагировать, когда нам говорят о некоем «новом завете», который заключил Бог? Значит ли это, что Он отказался от своего древнего завета с нашим народом и доверять Ему нельзя?

Есть множество людей, включая евреев, которые отрицают существование или значимость заветов, описанных в Библии. Но что, если Бог всё ещё в завете с нами? Если это так, можем ли мы надеяться, что Он выполнит свои обещания?

Изучение концепции завета и истории Божьих заветов может повлиять на то, как мы живем и понимаем мир сейчас, и как будем понимать его в будущем.

© Getty Images

Что такое завет?

Одним из первых заветов, которые заключил Бог, был завет с первым евреем — Авраамом. Затем последовали заветы с Моисеем и Давидом. Сегодня многие евреи игнорируют или полностью отказались от идеи завета, поэтому для начала необходимо разобраться — а что же это на самом деле такое?

Еврейское слово «брит», обозначающее завет, имеет неясное происхождение. Скорее всего, оно связано с аккадским словом «бириту» (буквально «застёжка» или «оковы»), которое используется в значении обязательного для исполнения соглашения или договора.

Некоторые богословы рассматривают завет как обязательство, возложенное вышестоящей властью на нижестоящую сторону договора[1]. Но понятие «брит» включает в себя и двусторонние договоренности. В любом случае очевидно, что к заветам относились серьезно. Эти соглашения, как древние, так и современные, характерны не только для еврейского народа (смотрите раздел «Историческая справка»). Мы знаем из истории, что заветы долгое время были основой любого общества. Именно в этом контексте Бог начинает заключать заветы с одним конкретным народом.

© Adobe Stock

Завет с Авраамом

В 12 главе Бытия Авраам, первый еврей, вступает в отношения с Богом, которые навсегда изменили будущее еврейского народа. Их обычно называют «Авраамов завет»:

«И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные. И пошел Аврам, как сказал ему Господь…и пришли в землю Ханаанскую… И явился Господь Авраму, и сказал: потомству твоему отдам Я землю сию».

Интересно, что эти отношения выражены здесь изначально не в форме завета, а в форме обещания[5]. Бог обещает приумножить всё, что есть у Авраама, благословить его и сделать его благословением для всех народов земли. Позже обещание повторяется для его бесчисленного потомства и для земли Ханаанской, которая дана была им во владение (Бытие 15).

Затем обещание скрепляется торжественной церемонией, в которой сам Господь, а не Авраам, проходит через принесённых в жертву животных, связывая Себя обетованием в невероятном акте самозаклятия[6]. По сравнению с другими древними ближневосточными заветами этот больше всего напоминает безусловное королевское пожалование[7]. Однако, если королевское пожалование обычно давалось человеку в награду за преданность монарху, Бог избирает Авраама не на основании какой-либо образцовой верности Ему со стороны последнего. Авраам становится важным человеком уже после того, как Бог избирает его.

В 17 главе книги Бытие Господь подтверждает свой «вечный» завет с Авраамом. В тексте говорится, что он должен ходить перед Богом и «быть непорочным», и что он и его потомки должны пройти обрезание в знак этого завета (17:10) — как символ обещания, что ЯХВЕ будет «Богом твоим и потомков твоих после тебя» (17:7) [8].

Дальнейший текст книги Бытие неоднократно показывает, что Бог соблюдает обещания, данные Своему народу, несмотря на всё, что происходит как в самом израильском народе, так и вне его. Этот «завет обетования» повторно подтверждается с Исааком, а затем с Иаковом, прежде чем Израиль надолго обоснуется в Египте.

© Getty Images

Синайский Завет или завет с Моисеем

Бог никогда не обещал израильтянам, что их жизнь будет свободна от цурес. Четыреста лет спустя Израиль был порабощен египтянами, но Бог «вспомнил завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом» (Исход 2:24).

После Исхода из Египта Бог заключает завет с Израилем на горе Синай. Через посредничество Моисея Бог вступает в новые отношения завета со своим народом. Этот завет не заменяет завет с Авраамом — он его углубляет.

Синайский завет, который был заключен в Исходе 19-24, делает акцент на ответственности людей за его соблюдение[9]. Однако сам Бог по-прежнему остается сюзереном (смотрите раздел «Историческая справка»)[10]. В Исходе 20:2 вступление к завету гласит: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из Египта…» Бог напоминает людям обо всем, что Он сделал для них, и что Он — Бог, соблюдающий завет.

Основные положения данного завета — это «десять заповедей», которые можно рассматривать как следствия из вышеизложенного вступления. Можно было бы прочитать это так: «[поскольку] Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из Египта … да не будет у тебя других богов пред лицем Моим…»

Заповеди сформулированы с помощью форм будущего времени глаголов изъявительного наклонения, а не в повелительной форме [11]. Таким образом, имеется в виду, что послушание Богу должно быть естественным результатом благодарности Ему за избавление.

Утверждение завета описано в Исходе 24:7, где весь Израиль провозглашает: «Всё, что сказал Господь, сделаем и будем послушны». Затем Моисей окропил людей кровью жертвенных животных, говоря: «Вот кровь завета…» (Исход 24:8). Как и прежде, утверждение завета требовало жертвоприношения.

Бог обещает, что если Израиль будет соблюдать Его завет, то он станет Его особенным народом (Исход 19:5-6). Но даже если они ослушаются и навлекут на себя всю тяжесть проклятий, Бог со Своей стороны не нарушит завет. В Торе Он снова и снова предлагает Израилю вернуться: «… Я не презрю их и не возгнушаюсь ими до того, чтоб истребить их, чтоб разрушить завет Мой с ними, ибо Я Господь, Бог их; вспомню для них завет с предками, которых вывел Я из земли Египетской пред глазами народов, чтоб быть их Богом. Я Господь» (Левит 26:44-45).

Затем Бог идёт ещё дальше и говорит, что однажды Он сам обрежет сердца народа Израиля и его потомков, чтобы они полюбили Его всем своим сердцем и душой (Второзаконие 30:4-6)

На самом деле Божий завет с Израилем — это выражение Его любви к конкретному народу и желания, чтобы этот народ возлюбил Его в ответ[12]. Он связывает Себя с судьбой Израиля, даже несмотря на то, что мы, как народ, не перестаем проявлять непокорность Ему. Какой другой лидер неустанно повторял бы свои обещания людям, настолько часто нарушающим собственное слово?

© Getty Images

Завет с Давидом

В Еврейских писаниях Бог неоднократно предлагает своему народу благодать. Нигде это не видно так отчетливо, как в жизни царя Давида. Как Аврааму был обещан сын и бесчисленное множество потомков, так и Давиду Бог обещает династию и наследника, которого Бог считает сыном, и чей престол будет утвержден навечно (2 Царств 7).

Затем Давид совершает тяжкие грехи, включая прелюбодеяние и убийство. Но Бог не отворачивается от него и не отступает от Своих обещаний Израилю. Даже после падения династии Давида пророки продолжали ожидать наступления времён, когда Божьи обетования будут исполнены, включая появление того самого обещанного наследника Давида (Иеремия 23: 5; 33:15; Иезекииль 34: 23-24) [13].

Этот завет подтверждает и даже выполняет обетование, данное Аврааму, о том, что через наследника Давида все народы земли будут благословлены. Исаия утверждает, что эта личность не только восстановит колена Иакова, но будет и светом для язычников, неся Божье спасение до края земли (Исаия 49:6).

Тем не менее пророкам постоянно приходилось снова и снова напоминать эти слова народу, который в очередной раз отворачивался от своих обязательств по завету перед Богом и страдал от последствий собственного непослушания.

На пороге истребления и вавилонского пленения для израильтян-отступников всё кажется потерянным. Но пророк Иеремия получает слово о том, что впереди их ожидает восстановление (Иеремия 31:1-30). Да, но как можно обновить целую нацию, учитывая их хроническое отступничество?[14]. Ответ дается в 31 главе Иеремии: должен вмешаться Бог.

© Getty Images

Новый Завет

Господь снова проявляет инициативу, чтобы достучаться до сердец Своего народа завета:

«Вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народомпотому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (Иеремия 31:31-34)

Таким образом, Бог по-прежнему желает явить себя посредством Торы, но уже не в виде навязываемого извне записанного свода законов. Воля Бога должна быть усвоена, помещена в разум и записана в сердце (стих 33).

Изначально несовершенным был не завет (или «закон»), а неспособность и нежелание человечества подчиняться ему [15]. Яркий пример – Адам и Ева, которые вкусили запретный плод в Эдемском саду. Однако верность Бога больше, чем неверность человечества. И хотя Синайский завет постоянно нарушался, нарушить Новый будет невозможно, потому что он полностью зависит от Бога, а не от людей[16].

Что действительно нового в Новом Завете, так это средства, с помощью которых он исполняется. Бог говорит: «потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (Иеремия 31: 34). Когда Бог «вспоминает», он не просто проявляет «силу психологической памяти», Он действует. Бог «вспомнил» Ноя и заставил воды потопа пойти на убыль (Бытие 8:1); Бог «вспомнил» Анну (1 Царств 1:19) и дал ей сына; Бог «вспомнил» свой завет с Авраамом, Исааком и Иаковом (Исход 2:24) и освободил Израиль. В данном случае, говоря «не воспомяну», Иеремия имеет в виду, что сам грех уйдет в прошлое, а его последствия будут окончательно аннулированы.

© Getty Images

Кульминация заветов

Новый Завет не отменяет предыдущие. На самом деле именно сердца людей всё это время и были объектами Божьей любви. С самого начала ключевой целью Господа было: «Я буду вашим Богом, а вы будете Моим народом»[17]. Он всегда искал нашего послушания, которое проявлялось бы не по принуждению, а по желанию, исходящему из нашей к Нему любви. Помните эти фразы из Танаха?

  • «И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими» (Второзаконие 6:5)
  • «И да будут слова сии в сердце твоем» (Второзаконие 6:6)
  • «Итак, обрежьте крайнюю плоть сердца вашего» (Второзаконие 10:16)
  • «Итак, люби Господа, Бога твоего, и соблюдайзаповеди Его во все дни» (Второзаконие 11:1)

Такие выражения описывают идеальные, но недостижимые отношения, потому что ни один человек не может постоянно соблюдать все законы. Бог знает, что мы, люди, неспособны преодолеть искушение ходить своими путями. Поэтому Он решает действовать Сам.

Как и в завете с Авраамом, обетования Нового Завета скреплены кровью. И жертву на этот раз приносит сам Господь. Он дает нам средства, с помощью которых мы можем соблюдать этот новый завет. Как? Ответ дается в новозаветной части Священного Писания. Когда Иешуа (Иисус) и его ученики праздновали Пасху, вспоминая, что Господь сделал в Египте, Он объявил, что является посредником в Новом Завете:

«И, взяв хлеб и благодарив, [Иисус] преломил и подал им, говоря: сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть новый завет в Моей Крови, которая за вас проливается» (Луки 22:19-20).

Этот завет был утвержден личной жертвой Иисуса за грехи мира и Его воскресением из мертвых. Вопрос с наказанием за грех решён окончательно. Наша ответственность здесь — принять условия Нового Завета: признать, что Бог святой, а мы нечестивые. Правила устанавливает наш Создатель, а не мы. И когда мы нарушаем эти правила, то должны приходить к Богу так, как Он постановил это делать.

© Getty Images

Заключение: чего Бог хочет от нас?

Давайте вернемся к супружеской паре в кредитном отделе. Они поступили нечестно и нарушили условия своего контракта. А что, если бы специалист по кредитам вместо того, чтобы указать им на дверь, сказал: «Послушайте, знаете что? Вы, конечно, напортачили, но банк всё продумал и решил сдержать свою часть договора. Так что давайте подпишем документы, и вы сможете получить дом». Можете себе представить благодарность этой пары? Скорее всего, теперь они будут готовы сделать всё возможное, чтобы удовлетворить требования банка.

Бог избрал еврейский народ Своим народом и поддерживал нас все прошедшие тысячелетия. «Великие цивилизации истории – греки, персы, вавилоняне и римляне — все существуют сегодня только как археологические реликты. Еврейский же народ, даже в условиях невероятных преследований и изгнания во все четыре стороны света, благоденствует и процветает по сей день»[18].

Толстой писал: «Еврей — символ вечности». Когда король Людовик XIV спросил философа Блеза Паскаля о доказательстве существования сверхъестественной силы в мире, Паскаль ответил: «Ну, евреи, Ваше Величество».

Что, если Бог, наш создатель и хранитель, установил, что путь к Нему лежит через Иешуа (Иисуса)? Что, если все заветы в Писании указывают на плотника?

В соответствии с Новым Заветом правильные отношения с Богом могут быть живой реальностью не благодаря исполнению свода правил, а благодаря правильному состоянию сердца. И мы знаем, что можем доверить наше правильное сердце Богу, потому что Он держит слово по сей день. Его обетования должны вселять в нас надежду даже в эпоху скептицизма.

Мы живем в мире, в котором важную роль играют соглашения, контракты и договора, необходимые для поддержания некоего подобия порядка. Какие-то соглашения действуют дольше, чем другие. Но в конечном итоге условия так или иначе нарушаются.

Однако у каждого из нас есть возможность заключить договор с нашим Создателем. Договор, который будет действителен вечно и даст нам возможность жить с уверенностью в обетованиях, которые никогда не будут нарушены.

© Getty Images

Историческая справка

Огромное количество найденных археологами хеттских и ассирийских договоров и сводов законов, датируемых I и II  тысячелетиями до н.э., свидетельствует о важном значении заветов на Древнем Ближнем Востоке [2].

Например, хеттский сюзеренитет или вассальный договор обычно заключался между сюзереном (вышестоящей стороной) и вассалом (стороной, подчиненной сюзерену). Типичная структура этого соглашения включала преамбулу, в которой указывались участвующие в договоре стороны, вступление, в котором излагалось основание договора, положения о том, что вассал должен подчиняться сюзерену, и «благословения и проклятия», в которых подробно описывались последствия повиновения и неповиновения. Договор передавался на хранение в храм местного божества и считался засвидетельствованным этим божеством.

Процедура договора включала ещё два элемента: «церемонию утверждения» (принятие формальной клятвы), в ходе которой принесение в жертву животного символизировало судьбу непокорного субъекта, и «наложение проклятий» в случае нарушения договора[3].

Среди других сохранившихся форм завета, практиковавшихся на Древнем Ближнем Востоке, — «клятва верности», в которой особый акцент делался на проклятиях, налагаемых на возможного нарушителя. Для неё характерна форма диалога. Существовало также «королевское пожалование», в котором сюзерен объявлял безусловный дар, жалуемый человеку за выдающуюся преданность своему повелителю[4].


СНОСКИ:

    1. Вайнфилд 1977:255
    2. Мак-Конвилл 1997:747
    3. Мендельхолл и Герион 1992:1180-1182. Последние два элемента не встречаются в договорах позднего бронзового века, но предполагаются на основании существовавших параллелей с другими культурами древнего мира.
    4. Там же, 270
    5. Мак-Комиски 1985:59
    6. Там же., 61
    7. Вайнфилд 1977:270
    8. Мак-Комиски 1985:145
    9. Мак-Конвилл 1997:749
    10. Weinfeld 1977:278
    11. Там же., 1184
    12. Мак-Конвилл 1997:751-752
    13. Вайнфилд 1976:191-192
    14. Мак-Конвилл 1997:752
    15. Там же.
    16. Дамбрелл 2002:145
    17. Беквит 1986:93, ссылка на Исход 6:7; Левит 26:12; Иеремия 31:33, и т.д.
    18. Цитата из “Eternal Nation” доступна на сайтеwww.aish.com

Список литературы:

Беквит Р.Т. Единство и разнообразие божьих заветов. // Tyndale Bulletin 38, 1987, с. 93-118.

Брюггеманн В. Отголоски веры: Богословский справочник тем Ветхого Завета. Луисвилл; Лондон: Westminster John Knox Press, 2002.

Дамбрелл У. Вера Израиля: Богословский обзор Ветхого Завета, 2-е изд. Лестер: Apollos, 2002.

Эйхродт У. Богословие Ветхого Завета в 2-х т. Лондон: SCM Press, 1961-1967.

Голдингей Дж. Богословие Ветхого Завета, т. I: Евангелие Израиля. Даунерс-Гроув, Иллинойс: IVP, 2003.

Мак-Комиски Т.Э. Заветы обетования: Богословие ветхозаветных заветов. Ноттингем: IVP, 1985.

Клайн М.Г. Вверено клятвой. Гранд-Рапидс, Мичиган: Eerdmans, 1968.

Мак-Конвилл Г. // Новый международный словарь ветхозаветного богословия и экзегетики, ред. У.А. Ван-Гемерен, т. 1. Карлайл: Paternoster Press, 1997. с. 747-755.

Менденхолл Г.Э., Герион Г.А. «Завет» // Словарь толковой Библии «Anchor Bible», ред. Д.Н. Фридман, т. 1. Нью-Йорк: Doubleday, 1992. с. 1179-1202.

Вайнфилд М. // Богословский словарь Ветхого Завета, ред. Г.Дж. Боттервек и Х. Ринггрен, т. 2. Гранд-Рапидс, Мичиган: Eerdmans, 1977. с. 253-279.

Завет Давида. // Библейский словарь для переводчиков, ред. Э.С. Буке, Дополнительный том. Нешвилл: Abingdon, 1976. с. 188-192.

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

 
%d такие блоггеры, как: