Жава Глейзер

,

Обряды наших дней: напоминание или замена?

Обряды наших дней: напоминание или замена?

Обряды наших дней: напоминание или замена?

Немногие евреи имеют мужество говорить на самую болезненную тему иудейской религии: о Храме, первосвященнике, алтаре и жертвеннике. Те же, кто обладает таким мужеством нередко превращаются в ярых сторонников идеи восстановления Иерусалимского Храма. Непреодолимым препятствием для осуществления этой идеи является присутствие на Храмовой горе мусульманских святынь Купола Скалы и мечети Аль-Акса, стоящих там с VII века. Любого заявления о намерениях осуществить какие-либо действия, направленные на восстановление Храма, может быть достаточно, чтобы в Иерусалиме вспыхнули кровавые столкновения, как это было во время беспорядков на Храмовой горе в 1990 году.

И тем не менее, сочувствие идее восстановления Храма ширится и растёт. Вблизи Стены Плача располагаются две талмудические школы, обучающие особенностям храмовой службы. Институт Храма — крупнейшее на сегодняшний день учреждение, пропагандирующее идею возрождения Храма, — исследовал и воссоздал многие из предметов ритуальной храмовой утвари и одежды священников, необходимые для храмового служения.

Гершон Саломон – основатель и руководитель организации «Ревнители Храмовой горы», активно добивающейся строительства Храма, говорит: «Конечно же, я верю, что для того, чтобы состоялось Избавление, каждый из нас должен активно работать для Бога. Я категорически не согласен с идеей, что евреи должны просто пассивно ждать прихода Мессии.»1

Многих евреев шокирует, что немало верящих Библии христиан полностью поддерживают позицию Саломона и рассматривают восстановление Иерусалимского Храма как знак и предвестник скорого возвращения Мессии (Иисуса). Большинство современных евреев далеко отошли от иудейской религии, лелеявшей надежду на пришествие Мессии, — от того самого иудаизма, в центре которого стояли жертвоприношения и Храм. Разрушение Второго Храма в 70 году н.э. и принятие заместительных ритуалов сыграли основную роль в этом отдалении.

The Second Jewish Temple. Model in the Israel Museum. Photo – Ariely

ХРАМ И СИНАГОГА

Когда Храм еще не был разрушен, евреи диаспоры могли участвовать в ритуальных жертвоприношениях опосредованно, через систему маамадот. Существовало 24 маамадот (представителей евреев-мирян), которые поочередно привлекались к участию в ежедневных храмовых приношениях в течение года. Не все евреи могли совершить путешествие в Храм, но те, которые оставались дома, проводили молитвенные служения, совпадавшие по времени с жертвоприношением в Храме2. Ко времени Второго Храма синагога и ее молитвенные ритуалы уже играли определенную роль в религии еврейского народа.

После разрушения Храма в городе Явне собрался религиозный совет под руководством Йоханана бен Заккая, поставивший перед собой задачу спасти и воссоздать иудейскую веру без Храма. Естественно, совет раввинов обратился к синагоге, чтобы заполнить зияющую пустоту в религиозной жизни народа. Как заметил специалист по иудаике Ричард Сарасон:

«Разрушение [системы жертвоприношений в 70 году н.э.] безусловно, нанесло сокрушительный удар по традиционному иудейскому мировоззрению. Раввинистический иудаизм в значительной степени сохраняет морфологию прекратившего свое существование храмового культа – исключительно важную роль порядка, формализма и точного повторения – и метафорически применяет его к повседневной жизни еврейского народа вообще, и каждого отдельного еврея в частности. Хотя жертвоприношения теперь стали невозможны, они могут быть совершены символически словом и делом через изучение Писаний, соблюдение обрядов и молитву.»3

Раввины Явне не предполагали, что храмовые жертвоприношения прекратились навсегда. Они верили, что Храм будет восстановлен, и приношение жертв возобновится. Соответственно, они внесли ряд изменений в синагогальную литургию, чтобы она отражала храмовые ритуалы. И этим обеспечили для народа постоянное напоминание о центральном значении Храма в иудаизме. Синагога была призвана сохранять память о Храме в коллективном сознании до тех пор, пока сам Храм не будет восстановлен. Это видно на примере многих параллелей между обрядами поклонения в синагоге и изначальными ритуалами в Храме.

ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ БОГОСЛУЖЕНИЙ

Служения в синагогах планировались так, чтобы время их проведения соответствовало времени принесения жертв в Храме в былые времена. Такое время считалось особенно благоприятным для молитвы4, а также служило напоминанием о «временно приостановленных» храмовых ритуалах.

Богослужение Шахарит (буквально означает «утро») соответствует утренней храмовой жертве. Дневное богослужение Минха носит то же название, что и дневное жертвоприношение в Храме. Мусаф (буквально означает «дополнение») – это дополнительная часть служения, которая читается в шаббат и дни праздников. Она служит напоминанием об особом храмовом жертвоприношении мусаф, которое совершалось в эти дни5.

На утреннем служении читается определенный псалом, предназначенный именно для этого дня. Псалму предшествует фраза «Это _____ день недели, в который левиты в Храме читали…»6  Это прямая отсылка к определенным псалмам, которые читались ежедневно после утреннего храмового жертвоприношения.

ОБРЯДЫ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ

Ежедневное синагогальное богослужение включает пространное описание обрядов принесения жертв и чтение законов относительно совершения таких обрядов7. Они составляют значительную часть Сидура. Места из Библии и Мишны, в которых описываются храмовые ритуалы, зачитываются, поскольку «Талмуд в поэтической форме рассказывает о том, что Авраам беспокоился о судьбе своих потомков. Как они будут получать прощение за свои грехи, когда Храм перестанет существовать? Бог ответил ему: “Я уже утвердил для них [в Торе] порядок принесения жертв. Всякий раз, когда они будут читать отрывок о них, Я буду засчитывать это, как если бы они действительно приносили Мне жертву, и прощу все их беззакония”»8 (трактат Мегила).

Babylonian Talmud, Tractate Bava Batra, Venice: Daniel Bomberg, 1522

АМИДА

Собственно акт молитвы, называемый Авода Шебалев («Служение сердца»), рассматривается раввинами как замещение храмовой жертвы9. Это ясно выражено в главной молитве, читаемой в синагоге, – Амиде.

Амида или «Восемнадцать благословений» читается в синагоге ежедневно и состоит в основном из молитв о возвращении Сиона, восстановлении Храма и возобновлении ритуалов жертвоприношения10. Основная тема этой молитвы вращается вокруг Бет ха-Мигдош, что видно из следующей части молитвы:

 «Благоволи, Господи, Боже наш, к народу своему, Израилю, и к молитвам его. Восстанови служение в храме Своём и принимай благосклонно жертвоприношения и молитвы Израиля. Да будет постоянно угодно Тебе служение народа Твоего Израиля.»11

До разрушения Храма чтение Амиды в синагоге, скорей всего, соответствовало храмовой жертве. Когда Храма не стало, раввины стали считать эту главную молитву заменой жертвоприношений, повеления о которых даны в 28-29 главах Книги Чисел12. Равви Исаак говорит: «В наше время у нас нет ни пророков, ни священников, ни Храма, ни жертвы – что нас может искупить теперь, когда Храм разрушен? Единственное, что нам осталось, это молитва.»13

Соответственно, Амида читается дважды в день — на утреннем и дневном богослужении, которые соответствуют времени жертвоприношений в Храме. Чтение этой молитвы по вечерам не является обязательным, потому что вечером жертвы не приносились. Это еще раз указывает на центральную роль храмовых жертвоприношений в иудейском молитвеннике.

То, что прихожане встают и поворачиваются лицом к востоку, является напоминанием о Сионе и Храме, который некогда на нем стоял. Эта традиция основывается на молитве Соломона во время посвящения Иерусалимского Храма:

«Услышь моление раба Твоего и народа Твоего Израиля, когда они будут молиться на месте сем; услышь на месте обитания Твоего, на небесах, услышь и помилуй» (3 Царств 8:30).

Даже в самом Иерусалиме синагоги ориентированы так, чтобы молящиеся были обращены лицом к Храмовой горе.

Jerusalem, Western Wall, Synagogue, Torah Ark. Photo – Public Domain

ПРАЗДНИКИ

В Рош ха-Шана звучит шофар — так же, как он когда-то звучал в этот праздник в Храме. Шофар, который изначально должен был созывать народ на священное собрание, стал символом (в числе прочих) древнего храмового ритуала.

Процессия с лулавами и этрогами на Суккот также практиковалась в Храме. Было повеление приносить в этот праздник дополнительную жертву, которая теперь отображена в молитвеннике в форме богослужения мусаф.

В Йом Кипур махзор дает подробнейшее описание храмовых жертв, предписанных для данного праздника. Эта часть литургии называется Авода и читается в разное время в течение дня. Она описывает ритуалы, которые проводил в Храме первосвященник: подготовку ко Дню искупления, различные омовения и принесение жертв за себя, за прочих левитов и за весь Израиль.

В Аводе упоминается древняя традиция трижды кланяться, когда первосвященник произносил Непроизносимое Имя. Это Имя больше не произносится даже в Йом Кипур, но люди и сейчас кланяются, и становятся на колени в этот момент богослужения. По сути, это единственный момент иудейской литургии, когда традиция предписывает становиться на колени или кланяться14. В некоторых общинах все прихожане исполняют этот ритуал, в других – только тот, кто проводит служение. Тем не менее, это замечательное напоминание о храмовом действе, которое больше не практикуется.

Некоторые прихожане снимают обувь на Йом Кипур в знак смирения и душевной скорби. Так делали священники, служившие в Храме. Это служило им напоминанием о Моисее и Иисусе Навине, которым Бог повелел снять обувь, когда они находились на святом месте15.

На Йом Кипур отдельные иудеи практикуют капарот – зарезание курицы или петуха в качестве замены храмовой жертвы. Веками многие раввины осуждают этот ритуал. Галаха запрещает принесение каких-либо иных жертв, кроме предписанных для храмовых ритуалов. Некоторые авторитетные раввины даже рассматривают капарот как языческий обряд с магической подоплекой16. Тем не менее, его популярность среди простых людей способствует сохранению этой традиции. Религиозный иудей трижды вращает петуха или курицу над своей головой, произнося: «Это — замена мне, это — вместо меня, это — мой выкуп. Пусть уделом этого петуха (курицы) станет смерть, а моим уделом – благополучная долгая жизнь и мир.»17

The “kaparot” ritual in Tel Aviv on the eve of “Yom Kippur.” GPO photo by Cohen Fritz.

СИМВОЛЫ ХРАМА

Арон ха-Кодеш, священный ковчег, в котором хранятся свитки Торы, является прямым напоминанием о Ковчеге Завета, который путешествовал с израильтянами в пустыне и был помещен во Святое Святых Первого Храма. Дверцы Арон ха-Кодеш символизируют завесу, которая отделяла Святое Святых от Святилища Храма.

Нер тамид или неугасимый светильник, который горит в каждой синагоге перед ковчегом, напоминает прихожанам о неугасимом светильнике, который горел в Иерусалимском Храме.

Есть предположения, что женская галерея, которую можно увидеть в синагогах ортодоксальных общин, является подобием Эзрат нашим или Женского двора в Храме18. Хотя сомнительно, что разделение мужчин и женщин практиковалось во времена Храма. На самом деле, на Женском дворе Храма могли находиться и женщины, и мужчины (за исключением праздника Суккот, когда женщины должны были находиться отдельно от мужчин).

Практика ношения талита и тфилина во время молитвы, хоть и преподносится как библейская, рассматривается на самом деле как выполнение требования надевать специальное одеяние во время молитвы — как это делалось во времена Храма. Поскольку молитва временно замещает храмовые жертвы, раввины учат, что молящийся должен надевать специальные одежды, как это делали священники, совершавшие жертвоприношения в Храме.

Истоки еврейской литургической музыки окутаны тайной. Но мы знаем, что музыка играла важную роль во время служений в Иерусалимском Храме, где в церемониях участвовали специально назначенные музыканты и певцы. Талмуд косвенно указывает, что участники храмового хора после песнопений у алтаря нередко участвовали в синагогальном богослужении на Храмовой горе19. Однако после разрушения Храма музыкальные инструменты были официально исключены из синагогальной службы20. Как говорят раввины, музыка в нее не вернется, пока Храм не будет восстановлен.

Известно, что во время Храмового богослужения читались псалмы. Согласно некоторым источникам, прочувствованное чтение параллелизмов в псалмах допускает их ритмичную декламацию. Поэтому считается, что ряд традиционных молитвенных песнопений и мелодий восходят ко временам Храма21.

Бытует мнение, что кипа или головной убор символизируют головной убор, который Бог повелел носить Аарону во время служения в Храме. При этом нет достаточных свидетельств, что иудеи (кроме первосвященника) покрывали голову, находясь во дворе Храма или даже в первых синагогах.

Furniture of the Biblical Tabernacle, illustration from the 1890 Holman Bible

ХРАМ СЕГОДНЯ?

Храмовый обряд жертвоприношения сохраняет особую значимость во многих аспектах современной синагоги и литургии традиционного иудейского богослужения. По сути, синагога и литургия сохраняют память еврейского народа об Иерусалимском Храме. Абрахам Миллграм отмечает:

«Синагога показала себя исключительно эффективным хранителем древних святынь в национальной памяти еврейского народа. На протяжении тысячелетий жизни в изгнании евреи ежедневно собирались в своих синагогах и молились о восстановлении Храма. Они символически исполняли храмовые обряды и тщательно сохраняли информацию о личности служителей Храма. Таким образом они поддерживали в себе постоянную готовность к возобновлению священнических ритуалов в восстановленном Храме22

Память о храмовых жертвоприношениях сияет яркой звездой в коллективном опыте нашего народа. Эта память подпитывается ежедневными молитвами и повторениями текстов в ходе традиционного синагогального богослужения. И тем не менее, она не способна заполнить пустоту в сердце верующего. Так же как не дает ему и возможности по-настоящему очистить свою совесть.

Когда Бог установил систему жертвоприношений, Он сделал это раз и навсегда. Именно поэтому люди подсознательно чувствуют необходимость в искупительной жертве перед Богом. Даже поверхностное знакомство с Торой показывает, что сегодняшний иудаизм отделяют от Библии не только прошедшие 25 веков, но и отсутствие предписанного ею ключевого элемента.

Для религии, данной нашему народу в Еврейских Писаниях, система жертвоприношений — как мука для хлеба. Это не гарнир и не приправа. Это — ключевой ингредиент, на котором строится иудейская религия. Мы можем сколько угодно изобретать ему замены, но они не способны удовлетворить наш голод так, как это задумал Бог.

Хотя некоторые раввины пытаются преуменьшить значение открытой нам Богом системы поклонения и ее требований, но может ли еврей пренебречь тем, что заповедал Бог? Может ли существовать «истинный» иудаизм без священников, без алтаря, без жертвы и без места на земле, где Бог встречается с человеком?

Тупик? Нет, если мы наконец осознаем, что нам нужно обратиться к Новому Завету, чтобы узнать о новом алтаре, о жертве на все века и о новом первосвященнике, через которого могут сделаться святыми как евреи, так и неевреи.

«Но Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною… и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление» (Евреям 9:11,12).


ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Софер, Барбара. Миссия на Горе. // The Jerusalem Post International Edition, 13.03.91, с. 11.
  2. Бирнбаум. Энциклопедия еврейских понятий, 1977, с. 377.
  3. Сарасон, Ричард. Религия и богослужение: иудаизм. сс. 51-52.
  4. Миллгрэм, Авраам. Еврейское богослужение. Филадельфия: Jewish Publ. Society, 1971, с. 84.
  5. Беквит, Роджер Т. Ежедневное и еженедельное богослужение ранней церкви в сравнении с ее иудейскими предшественниками. // The Evangelical Quarterly, том LVI, Великобритания: Paternoster Press, 1984, с. 72.
  6. Бирнбаум, Филипп (переводчик). Книга ежедневных молитв: Ха-Сиддур ха-Шалем. Нью-Йорк: Hebrew Publishing Company, 1977, Утреннее служение, с. 40.
  7. Читаются такие отрывки как Числа 28, Талмуд: Йома 33a и Мишна: Звахим 5.
  8. Мег. 31b; Миллгрэм, с. 85.
  9. Дауэрманн, Стюарт. Еврейский молитвенник: миссиологический взгляд. 1990, с. 21.
  10. Миллгрэм, с. 86.
  11. Бирнбаум. Молитвенник. с. 90.
  12. Петучовски, Джейкоб Дж. Литургия синагоги: история, структура и содержание, подходы к древнему иудаизму. 4-е изд. под ред. W. Green, 1983, с. 12.
  13. Танхума Вайишлах 9, у Хайнеманн, с. 20.
  14. «Сгибание колена» во время служения Амида не считается настоящим поклоном.
  15. Исход 3:5, Иисус Навин 5:15.
  16. Уинтер, Нефтали (ред.). Высокие праздники. Keter Books, Иерусалим, 1973, с. 51.
  17. Там же.
  18. Миллгрэм, с. 339.
  19. Сук. 53a.
  20. Лишь недавно реформистское и консервативное движения ввели музыкальные инструменты в синагогальную службу.
  21. Считается, что ранние христианские хоралы также восходят к храмовым песнопениям.
  22. Миллгрэм, с. 86.
Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий