Осень в маленьком штетле Вайсехвусе

Осень в маленьком штетле Вайсехвусе

Осень в маленьком штетле Вайсехвусе

Осень в Вайсехвусе – очень приятное время года. Достаточно прохладно, чтобы замотаться в теплый вязаный шарф и надеть под куртку свитер. Но все-таки не настолько холодно, чтобы одеть громоздкие тяжелые сапоги, как казак, боящийся отморозить ноги. Свежий воздух и яркие осенние цвета располагали к спокойствию и безмятежности. Если урожай был хорошим, весь штетл благодарил Всевышнего, а если нет – барух ха-Шем, они все равно будут благодарить Его: в конце концов, могло быть и хуже.

В этом году урожай был особенно щедрым. Яблони гнулись от изобилия своих прекрасных плодов, и теперь, когда все яблоки были уже собраны, деревья позволили листьям своим тоже переливаться яркими золотисто-малиновыми оттенками, как бы еще раз напоминая о принесенных добрых плодах. Лучшие яблоки тщательно хранились во фруктовом погребе. Те, что поменьше, придерживались для сидра. А из тех яблок, которые пробыли на дереве слишком долго, делали запеканку и пропитывали корицей… Какое вкусное угощение на шабат – пальчики оближешь!

Прошло несколько недель, и ветер начал мягко просвистывать сквозь Вайсехвус, раскидывая листья по деревенским улицам. Осень близилась к концу. Казалось, что погода что-то подсказывала детям Вайсехвуса. Играть ведь можно, только когда закончишь свои дела. Скоро будет слишком холодно, чтобы резвиться на улице, и дети очень хотели понаслаждаться свободой, пока можно. Дома – никакой беготни и прыганья, это уж точно! Кто бы рискнул опрокинуть мамин добротный медный самовар, который привезла ей сестра из Киева, или попасть на долгую лекцию, которую папа обязательно прочтет, если кто-то прервет его занятия? Нет, дети Вайсехвуса должны ограничивать свои подвиги улицей, что они с большим удовольствием и делали, пока еще можно.

Image of Marc Chagall painting by Steve Simmonds/Flickr

Случилось так, что Нохем и Шлойме гонялись за своей маленькой сестричкой Фейгеле возле дома реб Зухмана. Фейгеле не могла бегать так быстро, как старшие братья, потому что ей было всего семь, и ножки у нее были еще маленькими. Но она могла забраться почти на любое дерево! Братья уже почти догнали малышку, когда она заметила дерево перед домом реб Зухмана. Она быстро вскарабкалась на него. Посыпалась листва. Мальчики стояли внизу, смеясь и пытаясь раскачивать дерево. Когда с него упали последние листья, перед глазами появилось что-то уникальное. «Ооооо! – сказал Шлойме. – Посмотрите на это яблоко!» А там с ветки чуть повыше той, на которой сидела Фейгеле, свисало самое восхитительное яблоко в Вайсехвусе. Оно было, наверное, самым большим, самым красным и самым сочным яблоком со времен Эдемского сада!

«Как это может быть? – спросил Шлойме. – Яблоки же были собраны несколько недель назад. А те, которых мы не достали, склевали птицы».

Нохем, его старший брат, решил, что будет ответственным за объяснение данного феномена. Он почесал свою несуществующую бороду и сказал: «Это, должно быть, чудо. Всемогущий счел нужным сохранить это единственное яблоко для какой-то божественной цели. Посмотрите, какое оно идеальное. Если бы это было обычное яблоко, оно бы созрело и упало с дерева».

«Давайте покажем папе», – сказала Фейгеле и потянулась за яблоком.

«Нет, не трогай! – резко опередил ее брат. – Если Бог оставил его для определенной цели – кто знает, какое проклятье мы можем навлечь на себя, если его возьмем».

Фейгеле обычно не позволяла своему брату командовать, но в этом случае она приняла во внимание угрозу проклятия, какой бы призрачной она ни была. Фейгеле решила, что ей лучше послушаться Нохема, и дети втроем побежали, чтобы рассказать об увиденном своим родителям.

Вскоре о яблоке узнал весь Вайсехвус. Эти добродушные люди понятия не имели о музеях или зоопарках – они и без того были наблюдателями. Все очень живо интересовались чужими делами, и если происходило что-то действительно стоящее, все были готовы бросить свои дела, чтобы пойти поглазеть. Так получилось, что вскоре вся деревня обступила двор реб Зухмана, где на безлистом дереве висело самое последнее яблоко в Вайсехвусе. Реб Зухман стоял у дверей, улыбаясь и гордо кивая. Он не мог объяснить чудо с яблоком, но для него было честью, что это чудо произошло именно в его доме. Он, конечно, не собирался срывать это яблоко. И никому не разрешил бы это сделать. Так что же стало с яблоком?

Хотя в лотереи жители Вайсехвуса не верили, они потехи ради создали фонд, в который каждый должен был положить одну копейку. В обмен на копейку каждому давали номерок на маленьком листочке бумаги. Они решили, что когда яблоко упадет, тот, у кого будет число, равное количеству прошедших дней, получит все копейки. Сначала всем показалось, что жители, которые положат свои копейки последними, будут в проигрышном положении, потому что, в конце концов, сколько дней яблоко будет висеть на дереве? Но – чудо из чудес – даже после того, как выпал снег, яблоко оставалось на своем месте. Время от времени реб Зухман выходил и осторожно смахивал с него снег, но яблоко, казалось, не обращало внимания на время года. Оно надежно держалось на ветке и по-прежнему выглядело красивым и вкусным.

Поговаривали, что это было особым знаком, поэтому все думали о яблоке и о том, что оно может означать. Итке Йенте похвасталась, что это означает, что дочь реб Вулфа, Пеша (чей брак она устроила), родит сына до следующего урожая. Мейер меламед [учитель] решил, что это может быть признаком пришествия Мессии, и Он откроется в тот день, когда яблоко упадет. Что касается уважаемого раввина, то он пожимал плечами и говорил: «Через это Всемогущий хочет преподать нам урок. Какой именно – я пока не знаю. Нам придется подождать и посмотреть».

Каждый год, прямо перед Ханукой, в Вайсехвус приходил мешуллах [посланник] и собирал подаяния для иешивы в Палестине. Все жители деревни с нетерпением ждали прихода мешуллаха, потому что он рассказывал им истории про дальние дали: о страшных турках и о приключениях евреев, богатых и бедных, в разных странах. Каждый раз, когда он приезжал, он разучивал с ними новую песню, нигун, а всех детей помнил по имени. Он был хорошим человеком – ученым и очень добрым, и поэтому он был желанным гостем в любом доме в Вайсехвусе.

В этом году мешуллах был приглашен в дом реб Зухмана. Когда он приехал в Вайсехвус, он даже не мог предположить, что никого не будет дома. Семья ушла праздновать брит милу [обрезание] троюродного брата, это в двух селениях от них. По правде говоря, туда отправился весь Вайсехвус. Так что весь поселок опустел, как и тот дом, к которому пришел мешуллах. Когда он постучался в дверь, но никто не ответил, он заметил следы на снегу и понял, что семья уехала. Но мешуллах увидел дым из дымохода и понял, что они скоро вернутся. Добрый мешуллах был слишком вежлив, чтобы войти в пустой дом, поэтому он соскреб снег с бочки под деревом и сел на нее. Пока он сидел, он проголодался. И поскольку голод становился все сильней и сильней, он начал молиться.

Как обычно, во время молитвы он поднял голову. Затем произошло то, что мешуллах никогда не забудет. Он заметил на ветке самое большое, самое красивое яблоко, которое он когда-либо видел. С благодарностью к Богу он встал и протянул руку, но яблоко было высоко. Мешуллах застыл на месте, на какое-то мгновение забыв о своем голоде. Он не обращал внимания на тягучую боль в вытянутой руке, ведь он так сильно засмотрелся на яблоко, висевшее на ветке! Затем яблоко упало. Оно упало прямо в раскрытую ладонь доброго мешуллаха.

Он снова сел на бочку и в изумлении начал пристально рассматривать яблоко. Он вертел его в руках, поражаясь его совершенной, безупречной форме. Он увидел блеск яблока и особый оттенок его цвета, затем он поднес его к лицу, и сладкий аромат напомнил ему о голоде. Мешуллах откусил кусочек и… закрыл глаза от удовольствия. Это было самое хрустящее, самое сочное, самое вкусное яблоко, которое он когда-либо пробовал! Пока он сидел и ел, он услышал детский смех и голоса вдали. Люди Вайсехвуса возвращались домой.

Мешуллах вскочил и побежал, чтобы рассказать жителям деревни о чуде, которое Бог совершил в ответ на его молитву. Фейгеле начала что-то говорить о копейках, но мама быстро оттащила ее в сторону. Раввин шагнул вперед и объявил, что это действительно чудо, совершенное Богом. «И кто, – вопрошал раввин, –  мог быть более достойным такого знамения от Всемогущего, чем наш возлюбленный мешуллах?» Люди Вайсехвуса улыбались и кивали в знак согласия. Раввин обнял мешуллаха: «Мы с таким нетерпением ждали твоего прихода, на этот раз мы собрали пожертвования для тебя заранее».

Этот приход в Вайсехвус был для мешуллаха самым приятным визитом за целый год. И впредь, куда бы ни пошел мешуллах, он рассказывал людям о чудесном яблоке, которое Бог послал в несезон, чтобы показать Свое могущество и любящую заботу.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий