Боб Мендельсон

Плохая самарянка

Плохая самарянка

Плохая самарянка

Давным-давно в Самарии жила женщина. В библейской земле времён Иисуса самаряне считались людьми второго сорта, а если это была ещё и женщина, то рассчитывать на какое-либо уважение ей вообще не приходилось. Конкретно эта женщина была к тому же плохой самарянкой. В отличие от пресловутого «доброго самарянина», она вела себя «плохо» с точки зрения окружающих людей и общественной морали.

Несмотря на усталость после тяжелого дня служения, Иисус решил донести до этой женщины вечное Божье послание любви. Он сидел возле колодца, и когда она пришла за водой, заговорил с ней, намереваясь вовлечь в разговор.

В рассказе не говорится, что у колодца в этот момент были какие-то другие люди. Колодцы имели важное значение в жизни общины, поэтому они, как правило, являлись местом спонтанных собраний, куда стекалось множество горожан. Некоторые считают, что женщина специально пришла к колодцу в такое время, когда была наименьшая вероятность кого-нибудь там встретить. Таким образом она старалась избежать возможной неприятной для себя ситуации, так как в рассказе упоминается, что она имела сомнительную репутацию. Позже мы узнаем, что она жила с мужчиной, который не был её мужем, и что до этого у неё уже были отношения с пятью другими такими же «мужьями». Её вытекающая из этих обстоятельств «отверженность», должно быть, заставляла её испытывать чувство стыда перед окружающими, и ей было неприятно с ними общаться. Но она не знала, что Иисусу она была небезразлична, и Он не испытывал предрассудков насчёт общения с ней.

Когда она подошла к колодцу, Он сказал:
— Дай мне пить.

«Ух ты! — наверное, подумала она. — Что это с ним? Должно быть, этот человек недавно в городе и не знает, кто я. И к тому же, евреи вроде него даже не разговаривают с нами, самарянами».

Иисус ещё больше подстегнул её интерес, сказав:
— Вообще-то, это ты должна просить у меня пить.

«Теперь понятно, этот парень — чудак, — вероятно, подумала она. — И он определённо неместный. Хочет меня напоить, а у самого даже кувшина нет».

Затем Иисус еще больше заинтриговал её, сказав:
— Я знаю, где ты можешь взять воды, чтобы тебе больше никогда не пришлось возвращаться к этому колодцу.

«А вот это звучит заманчиво!» — подумала она и сказала:
— Хорошо, я хочу той воды, которую ты мне предлагаешь.

Но когда Иисус сказал ей, что знает, что она живёт с мужчиной, который не является её мужем, она резко захотела сменить тему. И попыталась сделать это, показав ему, насколько она на самом деле религиозна:
— Вы, евреи, поклоняетесь в Иерусалиме, а мы, самаряне, поклоняемся на этой горе (конфликт, который продолжается по сей день).

Иисус вернул её к более важным вопросам, сказав:
— Неважно, где ты поклоняешься. Важно, кому ты поклоняешься.

Внезапно та, кто испытывал на себе такое общественное презрение, начала ощущать неприятие по отношению к Иисусу. Она ответила, как бы защищаясь:
— Когда придёт Мессия, он расскажет нам всё, что нам нужно знать. — Другими словами: «Оставь нас в покое, особенно меня».

Тогда Иисус прямо заявил:
— Я, тот, кто сидит здесь и разговаривает с тобой, — и есть Мессия!

Анализируя эту встречу Иисуса и самарянки, мы видим несколько важных моментов. Во-первых, не существовало человека, до которого Иисусу не было бы дела. Он не колебался идти против обычаев своего времени, чтобы донести важные духовные истины. Среди бела дня у всех на виду Он заговорил с женщиной сомнительной репутации. Он больше заботился о том, чтобы помочь этой женщине выбраться из её духовной тьмы, чем о сохранении собственной репутации. (Сравните действия Иисуса с действиями Никодима в 3-й главе Евангелия от Иоанна. Никодим так боялся повредить своей репутации высокопоставленного фарисея, что пришёл к Иисусу под покровом ночи.)

Читая дальнейшее повествование Иоанна о самарянке, мы видим, как сильно изменила её встреча с Мессией. Раньше она была изгоем в обществе, где мужчины и женщины, не состоявшие в родстве, обычно не разговаривали друг с другом наедине. Создаётся впечатление, что после встречи с Иисусом она сразу же стала другой.

Мы читаем, как она бежит, чтобы сказать горожанам, что они должны пойти и увидеть человека, который является Мессией. Могло ли быть так, что что-то в её поведении изменилось настолько кардинально, что те, кто в другой ситуации шарахались бы от изгоя общества, теперь останавливались и слушали — мало того, даже откликнулись на её новость? Получив их принятие, и её собственный взгляд на общество, в котором она жила, должен был измениться. По сути, можно сказать, что она стала первой женщиной-благовестницей или, по крайней мере, первой, упомянутой в Евангелиях.

Ещё одна вещь, которую мы можем узнать из этого рассказа, — как эффективно свидетельствовать. Многие люди обращаются к «Евреям за Иисуса» за советом, как это правильно делать. Я бы порекомендовал им просто стать доступными для общения о Мессии, как это сделал Иисус в разговоре с самарянкой. Рассматривайте каждого человека как потенциального слушателя Слова Божьего. И самыми открытыми не обязательно будут те, кто находится на вершине социальной лестницы или социальные изгои, гении или тугодумы. В любых обстоятельствах Бог призывает к Себе многих.

Как же тогда нам свидетельствовать? Это нужно делать правдиво и искренне. Переводите разговоры на духовные темы, как это делал Иисус, и доводите до сознания человека тот факт, что Иисус действительно является Мессией и предлагает ему вечную жизнь.

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.