Евреи за Иисуса

,

Суккот: обетование воды живой

Суккот: обетование воды живой
Суккот: обетование воды живой

© Getty Images

Сбор плодов в древнем Израиле

С окончанием лета наступает сезон сбора последнего урожая. Проворные пальцы отделяют виноград от лозы. Часть урожая выкладывают на солнце, чтобы оно напитало сладостью вкусные сушеные ягоды — изюм. Из огромного количества винограда выдавливают сок, который хранится потом в больших глиняных чанах, пока не придет время перелить его в мехи для завершения процесса брожения. Все с нетерпением ждут, что вина будет в избытке, ведь, как говорил царь Давид, оно веселит сердце человека (Псалом 103:15).

Все члены семьи вовлечены в сбор урожая — плодов, которые Бог дал Своему народу. Дети спешат наполнить корзины инжиром и финиками, которым со временем предстоит превратиться в сладкие пироги – лакомство для семейных застолий в предстоящие месяцы. Из части фиников приготовят сладкий сироп — финиковый мёд.

От аромата яблок у всех текут слюнки, а алые пятна от сока спелых гранатов предательски выдают тех, кто уже снял пробу с фруктов, чтобы «вкусить и увидеть, как благ Господь» (Псалом 33:9).

Затем приходит пора собирать оливки. Пышные тёмно-зелёные оливковые деревья на каскадных склонах холмов кажутся чёрными от обилия спелых ягод. Все присоединяются к изнурительной, но такой радостной работе — снятию плодов с деревьев. Огромную массу собранных оливок отправляют под тяжёлый жернов масличного пресса, чтобы отжать из них драгоценное масло для приготовления пищи, для масляных ламп или елея. Это масло также послужит основой для изготовления мыла и лечебной мази для ран.

Сбор урожая побуждает людей радоваться и размышлять о Божьем обеспечении для Своего народа. Именно с этой целью в конце сезона урожая и был установлен библейский Праздник кущей или «Хаг Суккот».

Объяснение, как правильно его соблюдать, мы находим в книге Левит 23:33-35, 39-43:

«И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым: с пятнадцатого дня того же седьмого месяца праздник кущей, семь дней Господу; в первый день священное собрание, никакой работы не работайте… А в пятнадцатый день седьмого месяца, когда вы собираете произведения земли, празднуйте праздник Господень семь дней: в первый день покой и в восьмой день покой; в первый день возьмите себе ветви красивых дерев, ветви пальмовые и ветви дерев широколиственных и верб речных, и веселитесь пред Господом, Богом вашим, семь дней; и празднуйте этот праздник Господень семь дней в году: это постановление вечное в роды ваши; в седьмой месяц празднуйте его; в кущах живите семь дней; всякий туземец Израильтянин должен жить в кущах, чтобы знали роды ваши, что в кущах поселил Я сынов Израилевых, когда вывел их из земли Египетской. Я Господь, Бог ваш.»

Двадцать девятая глава Книги Чисел дает более подробное описание жертвоприношений и всесожжений во время праздника Суккот. В первый день (в дополнение к обычным храмовым приношениям) в жертву приносили 13 тельцов (быков), двух баранов, 14 ягнят и козла в жертву за грех. Каждый день число тельцов уменьшалось на одного, пока к седьмому дню их общее количество не достигало семидесяти. На восьмой день в жертву приносили только одного тельца.

Согласно Мидрашу на Псалом 108:4, эти семьдесят тельцов были жертвами за семьдесят народов, которые, как тогда считалось, населяли мир. А один телец на восьмой день считался жертвой за Израиль[1].

Есть интересное предположение (хотя в Библии и нет основания для такого толкования[2]), что древние раввины понимали конечное намерение Бога даровать искупление не только Израилю, но и всем остальным народам. Поэтому эта жертва была не «дополнением» к празднику урожая, но одним из основных его элементов.

© Getty Images

Основные элементы праздника

Суккот празднуется по окончании сбора урожая и до начала нового сельскохозяйственного года. Празднование включает в себя заслуженный отдых от трудов и искреннюю радость о том, что Бог сделал для Своего народа.

Евреи призваны помнить и о том, как Бог заботился и обеспечивал нас всем необходимым после нашего избавления из египетского рабства. Не забывать, как Он давал нам пропитание все 40 лет скитаний по пустыне. Вот почему для соблюдения этого праздника Бог повелел Израилю оставлять на свои постоянные жилища и селится в лёгких временных шалашах — «суккот».

Бог учредил Суккот в напоминание о том, что, войдя в Землю Обетованную, мы не перестали от Него зависеть. Поэтому, даже когда собран хороший урожай, нам нужно из года в год помнить о временной природе земной жизни и о том, что нам должно полагаться на Божью заботу о нас.

В процессе этого великого празднества Божьего обеспечения, этого торжества радости в изобилии Божьей благости, этого времени отдыха от трудов, в жертву приносилось строго определённое – и весьма немалое – количество животных для искупления грехов. Такой акцент на искуплении и прощении напоминал о том, что Бог — источник не только нашего физического, но и духовного благополучия[3].

Во времена Второго Храма, чтобы сделать праздник ещё более пышным, к нему добавили несколько дополнительных традиций. Ветви мирта, вербы и пальмы, которые использовались для строительства шалашей[4], связывали вместе в «лулав» — символ благодарения и хвалы Богу. Лулав держали в правой руке и потрясали им пред Богом в каждый из семи дней праздника Суккот, кроме субботы. В левой руке держали этрог (или цитрон) — фрукт, похожий на лимон. И хотя этрог не упоминается в Библии, раввины считают его «прекрасным плодом деревьев» (буквальный перевод), упомянутым в книге Левит 23:40.

Во время праздника священники совершали в Храме три основных ежедневных обряда

Каждый день перед рассветом священники шли к восточным воротам за пределы Храма. Когда появлялось солнце, они становились к нему спиной, поворачиваясь на запад в сторону Храма, и провозглашали: «Отцы наши, когда были на этом месте, обращали лица свои к востоку и поклонялись солнцу, встающему на востоке. Но наши глаза обращены к Господу».

Второй обряд совершался ночью. Чтобы осветить всю территорию Храма, устанавливались четыре огромные меноры. Они были настолько большими, что каждая из ветвей образовывала факел, а фитили делались из изношенных льняных одежд священников. Люди танцевали и играли на арфах, лирах, цимбалах и лютнях, неся факелы меньшего размера для освещения процессии. Левиты пели Псалмы восхождения (121–135) — по одному псалму на каждую из пятнадцати ступеней, ведущих от двора Израиля к женскому двору. Представьте, как великолепна была эта величественная процессия у каменных стен Храма, залитых золотым сиянием факелов в ночи!

Третьей ежедневной церемонией был обряд возлияния воды. В первое утро праздника Суккот процессия священников спускалась к купальне Силоам, чтобы принести в Храм золотой сосуд с водой, которого хватило бы на все семь дней праздника. Подъем воды совершался с большими почестями: когда священники несли воду вокруг жертвенника, звучал шофар, паломники, пришедшие в Иерусалим на праздник, потрясали лулавами, и во всеуслышание провозглашался Галель (Псалмы 112–117).

Затем священник, служивший в этот день, выливал содержимое двух серебряных чаш: из одной воду, из другой — вино. Это было своеобразной молитвой и исповеданием того, что мы зависим от Божьего желания излить на землю благословение в виде дождя.

В последний или Великий день праздника обряд возлияния воды достигал апогея. Священники семь раз обходили жертвенник, а затем с пышностью и помпой выливали воду. Этот обряд называли Ошана Раба — великая осанна (что в переводе означает «спаси сейчас»).

Суккот в Новом Завете

Важное упоминание об Ошана Раба мы находим в седьмой главе Евангелия от Иоанна (стихи 37-52). Именно в этот день, последний и величайший день праздника (возможно, как раз когда выливалась вода), Иешуа встал и смело провозгласил собравшимся:

«Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Иоанна 7:37-38).

Представьте себе бурю эмоций, которую вызвало его заявление! Священник только что совершил возлияние воды как призыв к Богу-Творцу обеспечить людей водой, а Иешуа (Иисус), как бы отвечая на эту молитву, велит людям приходить за водой к Нему. Какое радикальное заявление и шок для собравшихся!

Иисус утверждал, что Он — не кто иной, как Сам Творец! Одни признали Его власть и прямо сказали: «Он Мессия» (стих 41). Другие были невероятно возмущены! Некоторые хотели схватить его и побить камнями за богохульство (провозглашение себя Богом). Но мы читаем, что стража храма не смогла наложить на него руки. Когда фарисеи и первосвященники спросили стражников, почему те не смогли его арестовать, они просто ответили: «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (стих 46). Стражники были потрясены Его словом. Они не смогли действовать против Иешуа, столкнувшись с его очевидной властью.

Фарисеи отреагировали на слова стражников так же, как и многие люди сегодня. «Вы имеете в виду, что он и вас обманул?”» — спросили они. Некоторым религиозным лидерам казалось немыслимым, что утверждения Иешуа могут быть правдой (а значит, сами они могут ошибаться). Гордость не позволяла им усомниться в собственной мнимой мудрости. Их неверие стало решённым раз и навсегда вопросом: они рассудили, что уж если не поверили сразу, то и правдой это быть не может. Они позиционировали себя хозяевами истины, единственными авторитетными толкователями Торы. Они решили, что все остальные люди невежественны, обмануты и в Законе абсолютно не разбираются.

Вам это ничего не напоминает? Не кажется ли это вам основой всякого неверия? Как часто, когда речь заходит об Иисусе, мы слышим: «Я слишком хорошо образован и слишком умён, чтобы верить в подобную чепуху. Все это для людей слабых, которым по жизни нужен костыль, на который они могут опереться, а мне абсолютно комфортно в моём неверии. И потом, если бы это было правдой, разве не дошли бы до этого раввины, которые знают о религии гораздо больше других?»

Некоторые фарисейские лидеры говорили: «Пророк, Мессия, не может прийти из Галилеи». Но в своей слепоте они сами же исполнили пророчество, написанное за сотни лет до этого. Мы находим его в восьмой главе книги Исаии. Незадолго до того, как предсказать, что из Галилеи придёт великий свет, пророк сказал:

«Не называйте заговором всего того, что народ сей называет заговором; и не бойтесь того, чего он боится, и не страшитесь. Господа Саваофа — Его чтите свято, и Он — страх ваш, и Он — трепет ваш! И будет Он освящением и камнем преткновения, и скалою соблазна для обоих домов Израиля, петлею и сетью для жителей Иерусалима» (Исаия 8:12-14).

Затем (глава 9) Исаия говорит о Галилее — презренной части земли Израильской, отданной Завулону и Неффалиму. Этот регион располагался на главном торговом пути, соединявшем великие державы Ассирию и Вавилон с Египтом и Северной Африкой. Поэтому он был известен под уничижительным названием «Галилея гоев» по причине заражения этого региона язычеством из-за постоянных контактов с чужестранцами. И тем не менее этот презираемый город Галилея однажды будут почитать, потому что, как сказал пророк Исаия:

«Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий» (Исаия 9:2).

Придёт настолько яркий свет, что затмит даже великолепное освещение Храма в Суккот. Далее пророк говорит об умножении народа и увеличении радости — радости жатвы, потому что

«… младенец родился нам, Сын дан нам… И нарекут имя Ему Пеле Йо-этц, Эль Гиббор, Ави Ад, Сар Шалом (Чудный, Советник, Бог Крепкий, Отец Вечности, Князь Мира)» (Исаия 9:6).

Его правление, как говорится далее, распространится и покроет всю землю и не прекратится никогда. Он принесёт народам великий урожай[5].

Иешуа неслучайно выбрал праздник Ошана Раба — последний и величайший день праздника Суккот — чтобы объявить: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей». (Иоанна 7:38). Иешуа провозгласил себя Великим Источником, Искупителем Израиля, который вёл народ через пустыню. Он — великий свет, сияющий во тьме, а Его тело — великий Храм, который был воздвигнут после разрушения как последняя жертва за грех. Он обеспечил окончательное и величайшее искупление и Своему народу Израилю, и всем другим народам.

Псалом 118, часть великого Галеля, который поют во время Суккота, гласит: «Камень, который отвергли строители, соделался главою угла» (стих 22). Так же, как яркий свет воссиял из презренной Галилеи, отвергнутый Мессия стал краеугольным камнем нового храма.

Мессия обещал дать «воду живую» всем верующим в Него. А что такое живая вода? Это прохладная, свежая родниковая вода. В земле Израиля вода особенно драгоценна. Во времена Иисуса было три основных способа получить её. Можно было построить ёмкость для сбора дождевой воды. При этом, если дождей было мало (а именно так часто и бывало), ёмкость наполнялась плохо, и вода вскоре становилась затхлой. Другой, более надёжный способ — вырыть колодец. Но самым ценным источником воды был родник. Родниковая вода была самой лучшей и самой сладкой из всех. Она пробивалась из глубин земли и не переставала течь, даже когда другие потоки пересыхали.

Это та вода, которую обещал Иисус — лучшая вода, настоящее утоление духовной жажды! Это обетование Шехины тем, кто верует.

Большинство людей никогда даже не пробовали эту живую воду. Как фарисеи и священники времён Иешуа, люди по-прежнему мудры в собственных глазах. Но только подлинно мудрые могут извлечь урок из странствий древнего Израиля по пустыне. Из всех вышедших из Египта израильтян возрастом от 20 лет и старше только двое вошли в Землю Обетованную: Иисус Навин и Халев. Это яркий пример аксиомы, что «истина никогда не определяется большинством голосов». Истина также не определяется на основании личных заслуг или высокого положения в обществе тех, кто ей верит.

Так как же тогда её определить?

Источник истины — Бог. И Он обещает открыть Себя тем, кто действительно желает Его знать.

«Взыщете Меня и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим» (Иеремия 29:13).

Иешуа делает мощные заявления о Себе. Он зовёт прийти к Нему и обещает дать живую воду всем жаждущим. Он говорит, что искренние поиски приведут нас к Нему. Верны ли Его утверждения? В этот грядущий Суккот найдите для себя ответы на эти вопросы.


Примечания:

  1. См. Филип Гудман «Антология Суккот и Симхат Тора», стр. 43.
  2. Захария 14: 16-19 однако явно дает универсальное толкование празднику Суккот!
  3. Обратите внимание на повторение числа семь в контексте жертвоприношений. Семь — ключевое число в установлении отношений завета между Богом и Его народом. См. также Глейзер, Митч и Жава «Осенние праздники Израиля», стр. 163 и «Библейский словарь переводчика», том 4, стр. 294-295.
  4. См. Неемия 8:15.
  5. См. Исаия 8: 11-9:7.

автор – Фред Клетт

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.