Давид Мишкин

,

Так говорит Господь: Священен ли устный закон?

Так говорит Господь: Священен ли устный закон?

Так говорит Господь: Священен ли устный закон?

Традиционный иудаизм часто обосновывает свое непринятие Нового Завета в том числе тем, что, согласно положениям последнего, эта часть Писания является не менее авторитетной, чем Тора. При этом у самих раввинов имеется ряд документов, которые были написаны спустя много лет после Торы – прежде всего Талмуд, – но тем не менее считаются авторитетными. Почему так происходит?

Согласно положениям традиционного ортодоксального иудаизма, на горе Синай Моисею было дано два свода законов. Письменная Тора состоит из пяти книг, записанных Моисеем. Но, по утверждению раввинов, вместе с ней Моисею был дан сопутствующий «устный закон», который он передал вождям Израиля. Этот устный закон представляет собой ряд обоснований, мнений и комментариев, которые позволяют каждому последующему поколению толковать закон в соответствии с потребностями своего времени. Таким образом, говорят раввины, закон не остается статичным и не теряет актуальности в изменяющемся мире.

Основной аргумент в пользу необходимости сопутствующего устного закона, как правило, формулируется следующим образом: «Бог повелел нам не работать в субботу. Но что именно является работой? Бог, конечно же, не будет требовать от нас делать что-то, не объяснив нам, как это делать правильно, не так ли? Поэтому устный закон абсолютно необходим». На основании этого аргумента раввины написали бессчетное количество томов, регламентирующих каждый аспект повседневной жизни.

Одним из самых удивительных свойств устного закона является то, что он делает раввинов не только рупором этих новых законов – но и их творцами. Ортодоксальные евреи говорят, что такая передача власти является частью Божьего плана, как если бы этот процесс принятия решений был установлен самим Богом. Один ортодоксальный раввин объясняет это следующим образом:

«В некотором смысле, Бог ограничил Свое право вмешиваться в галахический процесс. Он предпочитает упорядоченные законодательные процедуры чудесам и гласу с неба. Если бы сверхъестественным явлениям позволено было влиять на определение галахи, рухнула бы вся структура изучения Торы – столп, на котором зиждется иудаизм. Уберите право мудрецов толковать закон, и все дискуссии и диалоги Талмуда утратят смысл. Чтобы иудаизм мог оставаться всегда актуальным и динамичным образом жизни народа, право мудрецов определять галаху не должно зависеть от божественного отрицания таких определений». (Натан Т. Лопес Кардозо «Письменная и устная Тора» [Nathan T. Lopes Cardozo, The Written and Oral Torah, Jerusalem, 1989, Jason Aronson Inc., стр. 76]).

Carl Schleicher (1825–1903) – “Beim Rabbi” (1860s)

Возникает вопрос, аналогичный поднятому в основной статье: на каком основании мы берем на себя право принимать решение об участии или неучастии Бога в чем бы то ни было?

Впервые устный закон был изложен в письменной форме в Мишне (первой части Талмуда, записанной около 200 года н.э.). Мишна содержит информацию, которая была известна в течение некоторого времени до ее написания – возможно, одной или двух сотен лет. Но есть ли какие-нибудь доказательства того, что эти «законы» были даны на Синае? Именно это утверждение имеет первостепенное значение. Если право раввинов комментировать и выносить постановления не было утверждено на Синае, значит их власть не дана Богом.

Точно также неортодоксальные евреи должны осознать, что их религиозная традиция основана на системе, созданной людьми. Именно эта система чаще всего наиболее категорично и последовательно выступает против веры в Иисуса как Мессию. Многие указывают на части Талмуда, которые отрицают учение Иисуса, как на доказательство того, что Иисус был не Тем, за кого Себя выдавал. Но не являются ли эти части Талмуда просто реакцией раввинов-современников Иисуса, которые без долгих рассуждений решили, что Иисус угрожает их власти?

Тысячелетиями те, кто, как считается, имел наиболее глубокое понимание иудаизма, искали обоснование своих выводов в этих внебиблейских писаниях. Но остаются вопросы относительно подлинности (синайского происхождения) устного закона.

1. Насколько точно передавался устный закон из поколения в поколение?

Со времени восхождения Моисея на гору Синай до написания Мишны прошло больше 1000 лет. Этот период истории еврейского народа был весьма бурным: он то жил в своей земле, то отправлялся в изгнание, столкнулся с несколькими попытками ассимиляции и не раз забывал Божий закон. И если евреи настолько легко забывали письменный закон, какова вероятность существования устной традиции, передаваемой из поколения в поколение без искажений?

2. Кто сказал раввинам записать устный закон?

Раввины приводят множество причин, по которым было важно, чтобы устный закон оставался устным. Например, он не должен был попасть не в те руки. Но если это было так важно, зачем тогда они его вообще записали? Раввины обычно ссылаются на обстоятельства того исторического периода, в первую очередь на разрушение Храма в 70 году н.э. Некоторые опасались, что иудаизм не выстоит, если эти законы не будут записаны. Но тогдашние исторические обстоятельства не были уникальными. Храм уже был однажды разрушен, и еврейскому народу на своем веку пришлось столкнуться с еще более жестокими противниками, чем римляне. Что в этот раз было по-другому? Если устный закон действительно сохранился несмотря на все предыдущие испытания – разве Бог не сохранил бы его и дальше?

3. Есть ли в письменной Торе какие-либо намеки на устную Тору?

Раввины ссылаются на места Писания, которые якобы намекают, что Бог дал сынам Израиля правила, не упомянутые в письменной Торе (смотрите Второзаконие 12:21). Но в лучшем случае эти места Писания доказывают, что Бог дал такие правила отдельно от письменного закона. Эти стихи не дают основания полагать, что подобные законы были даны на Синае, или что традиции, которые окажут влияние на вопросы иудаизма в более поздние эпохи, передавались из поколения в поколение на момент написания данных стихов.

В то время как канонизированное Еврейское Писание ничего или почти ничего не говорит об устном законе, оно говорит о Новом Завете, который однажды будет заключен. В книге Иеремии 31:31-33 написано:

«Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом».

И в Писании также говорится, и немало, о Том, Кто придет и будет иметь от Бога полномочия объяснить этот Новый Завет – об обетованном Мессии. Рождение, жизнь и смерть Мессии предсказаны в Торе, Пророках и Писаниях, которые оставались неизменными на протяжении тысячелетий и не искажались в угоду прихотям богословов.

Это вовсе не означает, что в Талмуде нет полезных учений. Но когда раввины вместо Писания обращаются к сочинениям предыдущих раввинов, чтобы обосновать собственную власть и опровергать утверждения Иисуса, сам устный закон должен быть поставлен под сомнение. Мы призываем наших читателей самостоятельно исследовать Писание, чтобы найти ответы, кто такой Мессия. И, конечно же, не помешает изучить текст Нового Завета, который также сохранялся неизменным на протяжении тысячелетий, чтобы понять, является ли Иисус Тем, о Ком писали пророки, и узнать, о чем вообще идет речь в этом Новом Завете.

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий