Эфраим Гольдштейн

,

Угадайте, кто придет на седер?

Угадайте, кто придет на седер?

Угадайте, кто придет на седер?

Каждый год тель-авивский футбольный клуб «Маккаби» встречается в матче со своим постоянным соперником – командой «Хапоэль», тоже из Тель-Авива. Напряжение ни на секунду не ослабевает, эмоции бьют через край, переполненные трибуны ревут, не смолкая, все девяносто минут. Победителей ждут почести и чувство законной гордости за себя и свой клуб. Но время истекает, и судья объявляет тейку – ничью – 2:2. Фанатам придется ждать следующего года, чтобы узнать, какая команда сильнее.

Традиционные еврейские взгляды на личность Илии

Какое отношение имеет футбольный матч к Песаху? В современном иврите ничья называется «тейку». Но в мидрашах «тейку» – это акроним фразы «Тишби йетарец кушиет убэайот» («Фесвитянин разрешит все трудные вопросы»).

Имеется в виду Илия Фесвитянин, который, согласно учению иудаизма, должен возвратиться перед приходом Мессии. Считается, что, когда Илия придёт, он объяснит все спорные места Торы и научит, как правильно применять их на практике. Согласно объяснению раввина Морриса Фаерштайна, «в большинстве раввинистических текстов, где упоминается о возвращении Илии, сказано, что ему предстоит разъяснить все вопросы и разрешить галахические проблемы, по которым раввины не смогли прийти к согласию или вообще не нашли ответа».1 Фактически Илия как предтеча Мессии, который «разрешит все сомнения по церемониальным и судебным вопросам»,2 упоминается в Талмуде не менее восемнадцати раз.

Любому еврейскому ребёнку, который хоть раз участвовал в пасхальном седере, знакомо чувство волнующего ожидания, когда наполняется чаша Илии. В соответствии с ежегодным ритуалом, в конце седера ребёнок должен подойти к входной двери, чтобы пригласить в дом Илию. Я помню, с каким волнением я в детстве открывал дверь и смотрел, не появился ли «особый гость». Я даже помню, как на следующее утро старался встать пораньше, чтобы посмотреть – а вдруг чаша Илии (которую оставляли на столе) окажется пустой. Я словно ожидал, что Илия придёт ночью, выпьет оставленное ему вино и уйдёт по своим делам.

Эта традиция неизменно соблюдается в надежде, что однажды Илия действительно придёт. Седер оканчивается не разочарованием, но страстным желанием, чтобы пророк возвратился поскорее, уже в следующем году. На улицах Иерусалима, Тель-Авива и везде, где наш народ празднует Песах, звучит незамысловатая, но радостная песенка «Лешана хабаа б’Иерушалаим» («В следующем году – в Иерусалиме»).

Илия – посланник Того, кому надлежит прийти

Откуда вообще в иудаизме пошла традиция считать Илию предтечей Мессии? Почему этому пророку воздаются такие почести на Песах? Конечно, нет ничего удивительного в желании воздать должное одному из самых почитаемых пророков на таком важном ежегодном событии, но ведь на седере мы не выделяем специальное почётное место для Моисея, Аарона или даже царя Давида. Почему именно Илия?

С течением столетий понимание роли Илии изменялось и развивалось. С Мессией его начали ассоциировать в поздний талмудический и пост-талмудический период. В «Энциклопедии Иудаики» мы читаем: «Постепенно Илию стали считать не только предвестником, но и активным помощником Мессии. Илия, как и Мессия, записывает добрые дела праведных – без сомнения, с целью ускорить наступление дня искупления Израиля».3

По мере роста статуса Илии разрастались и окружавшие его имя легенды. Среди них есть как относительно правдоподобные, так и совершенно невероятные.4 Илия превратился в некоего мистического иудейского героя. Более объективный взгляд на Илию мы находим в библейских Писаниях. Полезно будет также обратиться к текстам первого века нашей эры, чтобы проанализировать, каковы были ожидания относительно Илии в эту поворотную эпоху.

Ожидание прихода Илии

Все традиции и легенды, окружающие имя Илии, берут начало в библейском повествовании о жизни этого пророка и более поздних пророчествах о нём. Имя «Илия» (на иврите Элия́ху) означает «Бог мой – Яхве», и вся его жизнь была посвящена почитанию имени Господа. Он противостал пророкам Ваала и посрамил их на горе Кармил, когда Бог послал огонь с неба, пожравший жертву Илии (3 Царств 18:1-46). Загадочность Илии ещё более возросла от того, как он оставил Израиль, будучи взят на небо в вихре на огненной колеснице, запряжённой огненными конями (4 Царств 2:11).

Надежда на возвращение вознёсшегося Илии основывается на словах пророка Малахии, который написал, что Илия придёт перед великим Судным днём:

«Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием» (Малахия 4:5,6).

Любопытно, что этими словами об Илии пророк Малахия завершает свою книгу – последнюю книгу еврейских Писаний (написана около 430 года до н.э.). Илии предназначена важнейшая задача призвать свой народ к последнему покаянию.

© Getty Images

Далеко не все согласны, что из этих заключительных слов пророка Малахии следует вывод о том, что Илия будет предвестником Мессии. Например, по мнению рабби Фаерштайна, «в этом отрывке нет упоминания о Мессии или каком-либо другом небожественном существе, которое может быть отождествлено с Мессией».5

Однако специалист по Новому Завету Дейл Эллисон в своём отклике на статью Фаерштайна утверждает:

«Логика еврейской эсхатологии [учения о конце времён] требует связи между пришествием Илии и пришествием Мессии. Если верно утверждение о том, что приход Мессии ознаменует наступление дня Господня (господствующая точка зрения в иудаизме первого века нашей эры), то предсказанное Малахией возвращение Илии перед наступлением последних дней следует трактовать как событие, которое должно произойти перед приходом Мессии».6

Хотя в заключительных стихах Малахии Мессия не упоминается прямо, в них говорится о временах и событиях, которые должны произойти перед пришествием Мессии. В одном из предыдущих отрывков Малахии проводится связь между предшественником-предтечей и Мессией:

«Вот, Я посылаю Ангела [посланника] Моего, и он приготовит путь предо Мною, и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел [посланник] завета, Которого вы желаете; вот, Он идет, говорит Господь Саваоф» (Малахия 3:1).

Задача посланника Божьего состоит в том, чтобы приготовить путь, после чего Господь придёт в Свой храм. Этот стих лежит в основе богатой традиции ожидания предтечи, который придёт перед Мессией. Некоторые даже ошибочно полагали, что этот предтеча сам будет Мессией. Рав Саадия Гаон (род. в 882 году н.э.) писал: «У нас есть традиция от отцов наших, что это – Мессия, сын Иосифа. Он первым придёт в землю Израиля [перед Мессией, сыном Давида]».7

Исчерпывающее рассмотрение различных взглядов на личность и природу Мессии не является целью данной статьи. Но в Малахии 3:1 проводится чёткое различие между первым посланником и тем, кто идет за ним и кого называют Господом. Разница между говорящим и теми, о ком говорится, имеет ключевое значение в этом стихе. Второй посланник ассоциируется с заветами8, которые Господь заключил с народом Израиля. Первый посланник будет предвозвестником, который возвестит о близком приходе Мессии, подобно тому как глашатай объявляет о приходе царя перед появлением царской процессии.

© Getty Images

В буквальном смысле Илия?

Понимание роли предвозвестника из Малахии 3:1, который должен приготовить путь Господу, – лишь первая часть проблемы толкования пророчества о приходе Илии. Вторая часть относится к тому, подразумевается ли в Малахии 4:5, что о грядущем Царе-Мессии пророк Илия придёт возвестить самолично.

Некоторые богословы не верят, что в книге Малахии 4:5-6 пророк говорит о том, что Фесвитянин появится лично. Скорее, под Илией подразумевается целый ряд предтеч-пророков:

«Мы можем ожидать буквального возвращения Илии, не более чем мы ожидаем буквального возвращения Давида в качестве грядущего царя над Израилем. Разумеется, такие места Писания, как Иер. 30:9, Ос. 3:5 и Иез. 34:23, обещают воцарение нового Давида. Но все согласны с тем, что этим новым Давидом будет не кто иной, как сам Мессия, который родится от семени Давида и примет его титул и обетования. Соответственно, мы утверждаем, что и новый Илия будет наделен духом и силой Илии, не будучи при этом самим Илией, посланным обратно спустя столетия после вознесения на небеса».9

Тот факт, что грядущий пророк назван в этом отрывке Илией, а не Фесвитянином, открывает возможность для разных толкований. Как мы только что увидели на примере Давида, имя Илии может здесь использоваться в качестве метафоры или прообраза чего-то, что произойдёт в будущем. И толкование Библии вполне допускает такое исполнение пророчества.

Альтер эго Илии

Изначально последователями Иисуса в первом веке нашей эры были евреи Израиля и диаспоры, придерживавшиеся иудейского мировоззрения. В полном соответствии с распространенным в то время пониманием, они однажды спросили Иисуса: «Как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде?» (Марка 9:11). Этот простой вопрос даёт нам представление о мнении богословов той эпохи. Как сказано в «Еврейской энциклопедии»: «Представление, господствовавшее во времена зарождения христианства, что миссия Илии как предтечи Мессии состояла, главным образом, в том, чтобы изменить сознание людей и привести их к покаянию, не было незнакомо раввинистической литературе».10

© Getty Images

Велись споры о том, придёт ли Илия (или некто, подобный ему), чтобы сообщить о наступлении мессианской эры или о приходе Мессии, или о том и другом одновременно.11 Но ответ Иисуса на вопрос учеников об Илии свидетельствует, что пророк-предтеча был необходим: «Правда, Илия должен прийти прежде и устроить всё» (Марка 9:12). Затем Иисус делает таинственное заявление: «Но говорю вам, что и Илия пришёл, и поступили с ним, как хотели, как написано о нём» (Марка 9:13).

Эту тайну Иисус открывает, когда говорит с народом о пророке первого столетия, известном как Иоанн Креститель: «Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою» (Матфея 11:10; см. Малахия 3:1). «Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна. И если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти» (Матфея 11:13-14).

Когда Иисус говорит, что «поступили с ним [с Илией], как хотели», Он имеет в виду, что царь Ирод бросил Иоанна в тюрьму, а потом обезглавил его. По сути, Иисус сравнивает страдания Илии (Иоанна) с предстоящими Ему страданиями: «так и Сын Человеческий пострадает от них» (Матфея 17:12).

Совершенно очевидно, что Иисус видел в Иоанне Илию. Поскольку этот факт упоминают в своих повествованиях о жизни Иисуса как Матфей, так и Марк, вероятнее всего, он достоверен.12 Вопрос учеников к Иисусу «Как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде?» (Марка 9:11) свидетельствует о том, что эти книжники верили, что Илия должен прийти первым, а уже за ним – Мессия.13 Если ученики приписывали такое толкование книжникам, учителям Закона, то единственным логичным объяснением является то, что во времена Иисуса это толкование было общепринятым.

Для Иисуса вывод о том, что Илия должен быть предвестником Мессии и что Иоанн был воплощением или образом Илии, не был чем-то революционным. Иисус не предлагал какое-то новое толкование или мидраш. Он подчёркнуто констатировал исполнение того, что должно было произойти согласно книге пророка Малахии. Будучи Мессией, Он понимал все эти нюансы и сделал Своё заявление как власть имеющий.

Чем эта ночь отличается от всех других ночей?

Пасхальная ночь – особая. Это время, когда семьи, друзья и общины собираются вместе, чтобы вспомнить, как тысячи лет назад Бог освободил Израиль рукою крепкою и мышцею простертою. Мы были рабами, но Бог искупил нас из рабства и даровал нам свободу.

Восемь дней памяти об этом событии начинаются с пасхального седера. Мы читаем из Агады об Исходе, о расступившемся море и о Божьем обеспечении для наших предков. Мы поём песни о нашем освобождении из рабства. Мы воссоздаем трапезу, которую ели наши предки накануне выхода из Египта. И завершается всё это выражением надежды на скорый приход Мессии – на то, что Его предвестник, посланник, Илия, войдёт и будет пить из своей чаши.

© Getty Images

Мы приглашаем Илию на Песах не только для того, чтобы он разрешил богословские противоречия. Мы хотим получить больше, чем просто ответы на вопросы, вызвавшие затруднения. Илия является для нас символом надежды, что Бог вмешается в дела человечества, что Он услышит наш плач, ощутит тяжесть нашего бремени и освободит нас от нашего личного рабства, которое в конечном итоге является последствием нашего греха.

Для многих чаша Илии является символом надежды, что пророк войдёт, займёт своё место за столом и объявит о скором пришествии Мессии, искупителя Израиля, надежды человечества. Поэтому на каждом пасхальном седере мы поём традиционную песню «Элияху ха-нави»:

Элияху ха-нави                  (Илия пророк)
Элияху ха-тишби              (Илия Фесвитянин)
Элияху ха-гил’ади              (Илия из Галаада)
Бим’хера яво элейну          (Он скоро придёт к нам)
Им Машиах бен Давид      (С Мессией, сыном Давидовым)

О чем эта песня на самом деле?

Мы – евреи, являющиеся последователями Мессии Йешуа (Иисуса) – верим, что пророк Илия (в лице Иоанна Крестителя) уже пришёл, и Мессия пришёл тоже. Но мы рассматриваем чашу Илии и как символ окончательного искупления, которое должно осуществиться по возвращении Йешуа – а возвестит его, по убеждению автора этой статьи, теперь уже реальный Илия!

Я также верю, что, если бы Израиль принял призыв Иоанна покаяться и уверовать в Йешуа, Мессия Йешуа установил бы Своё Царство тотчас же. Именно поэтому Йешуа сказал об Иоанне: «И если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти» (Матфея 11:14). Тогда Израиль как народ не принял ни Иоанна, ни Того, чей приход он возвестил (Йешуа). Откликнется ли Израиль, когда реальный Илия возвестит второе пришествие Йешуа?14 Когда Илия придёт, он переиграет ничью (тейку), и в финале этого матча его откровение принесет миру спасение (йешуа) – если только мы будем готовы его принять.


Примечания

  1. Фаерштайн, Моррис М. Как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде? // Journal of Biblical Literature. 1981-03. 100:1. – С. 82.
  2. Кайзер, Уолтер К. Обетование пришествия Илии в книге Малахии и Евангелиях. // Grace Theological Journal. 3.2 (1982). – С. 223.
  3. Песах // Энциклопедия иудаики. Том 13. Иерусалим: Keter Publishing, 1972. – С. 638.
  4. Гинзберг, Луис. Легенды Библии. Филадельфия: Еврейское издательское общество Америки, 1956. – С. 597.
  5. Фаерштайн, указ. соч. – С. 77.
  6. Эллисон, Дейл К. Мл. Илии надлежит прийти прежде. // Journal of Biblical Literature. 1984-06. 103:2. – С. 257.
  7. http://britam.org/malachi.html
  8. Исход 23:20-23 и Иеремия 31:3, цит. по Кайзер, У. К. Малахия. – Гранд-Рапидс, Мичиган: Baker Books, 1984 – С. 83.
  9. Кайзер, У. К. Обетование пришествия Илии в книге Малахии и Евангелиях. // Grace Theological Journal. 3.2 (1982). – С. 226-27.
  10. Еврейская энциклопедия. Том 5. Нью-Йорк: Funk and Wagnalls, 1906. – С. 126.
  11. Сравните Фаерштайн; Эллисон; Фицмейер, Джозеф А. Ещё о пришествии Илии как предтечи. // Journal of Biblical Literature. 1985-06. 104:2. – С. 295.
  12. Грин, Джоэл Б.; Макнайт, Скот; Маршалл, И. Ховард. Словарь Иисуса и Евангелий. Даунерс-Гроув, Иллинойс: Intervarsity Press, 1992. Статья Бена Визерингтона III об Иоанне Крестителе. – С. 385.
  13. Там же.
  14. Фрухтенбаум, Арнольд. Шаги Мессии: Исследование последовательности событий, предсказанных в пророчествах. Тастин, Калифорния: Ariel Ministries, 2002. – С. 130-134.
Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий