Стефани СанХамель

,

В достаточной ли степени он еврей?

В достаточной ли степени он еврей?
В достаточной ли степени он еврей?

© Getty Images

Представим себе, что однажды шаббатним утром в синагогу входит человек. Он совершенно никому не знаком, не особо вписывается в обстановку и, откровенно говоря, выглядит немного потерянным. В конце концов во время онег шаббат кто-то спрашивает его, как он попал на служение.

Он принимается объяснять: «Меня усыновили, когда я бы совсем маленьким. Я вырос в нееврейской семье, женат на нееврейке, у нас двое сыновей. Уже взрослым я узнал, что мои биологические родители были евреями. Я ничего не знаю о том, что значит быть евреем. Я никогда не ходил в синагогу, у моих сыновей не было бар-мицвы. Мы никогда не праздновали еврейские праздники. Я просто зашел посмотреть, чтобы понять, что такое еврейство и что оно подразумевает».

Это не такая уж невероятная история. На самом деле она удивительно похожа на истории многих нерелигиозных евреев двадцать первого века, пытающихся разобраться в своей неопределенной или двойственной самоидентификации и найти в этом мире свое место. Кем должен считаться человек, который родился евреем, но не осознает себя таковым? Существует ли точка отсечения, четкая грань, перейдя которую человек становится «недостаточно еврейским», чтобы иметь право называться евреем?

«Самоидентификация», «самоопределение» – модные словечки, бывшие (и остающиеся) на слуху в большинстве еврейских общин, в особенности там, где я выросла – на Среднем Западе. Мы очень заботились о том, чтобы сохранять и проявлять в повседневной жизни наше уникальное еврейское самосознание в мире, где, по нашему мнению, усиливалась ассимиляция. Но иногда я задумывалась: может, наша чрезмерная озабоченность вопросом самоопределения ошибочна?

Сам Моисей, через которого Бог дал нам Тору, был усыновлен – хоть и не так, как этот процесс происходит обычно. Он плыл в корзине по реке, его увидела дочь фараона, выловила из воды и оставила у себя. Рожденный израильтянином, он после отлучения от материнской груди был воспитан в языческом доме и получил египетское имя – Моисей – взамен неизвестного нам еврейского имени, которое наверняка дали ему родители при рождении.

Public Domain

Библия не говорит нам, когда и как Моисей узнал о своем происхождении. Но узнав, он начал сочувствовать бедственному положению родного народа. Вероятно, он был движим одновременно чувством вины и страстным желанием отомстить за страдания соотечественника в момент, когда убил жестокого надзирателя-египтянина.

Но даже после такой демонстрации преданности своему народу, Моисея не начали воспринимать как «своего». Больше того, его народ отнесся к усыновленному «царскому сынку» с неприязнью.

«Тот [раб-еврей] ответил: – Кто поставил тебя начальником и судьей над нами? Не думаешь ли ты убить и меня, как убил египтянина?» (Исход 2:14)

В приступе паники Моисей бежал в пустыню, найдя пристанище в земле Мадиамской. Когда он помог дочерям Рагуила, те представили его отцу как египтянина: «Какой-то египтянин защитил нас от пастухов» (Исход 2:19)

Человек, который однажды поведет еврейский народ к свободе и принесет Тору с горы Синай, человек, только что совершивший убийство, чтобы отомстить за плач и вопль своего народа, предпочел не открывать правду о своем еврейском происхождении. Он представился египтянином, и по всем внешним признакам – одежда, речь, манеры – он им и был.

В таком двойственном состоянии он бы и остался, если б не вмешался Господь, воззвав к Моисею: «Я – Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова.» (Исход 3:6)

Именно с этим самоопределением Моисей вернулся в Египет и вывел свой народ из рабства. Несмотря на его попытку к бегству, Бог вернул Моисея к Себе, чтобы тот не просто жил как израильтянин, но получил завет на горе Синай и стал автором Торы.

Подобно многим сегодня, Моисей имел трудности с самоопределением. Он столкнулся с неприятием общества и далеко не сразу нашел свое место в жизни.

Бог – вот кто в конечном итоге помог Моисею разобраться с вопросами самоидентификации. Ни египтяне, ни евреи, ни мадианитяне не считали его евреем. Сам Моисей не осознавал себя полностью евреем. Единственным, кто видел Моисея евреем, был Бог. И именно Он настоял на том, чтобы Моисей стал во главе своего народа и вывел нас на волю из Египта.

Горящий куст был не первым (и не последним) случаем, когда выходец из народа Израиля встретился с Богом и эта встреча кардинальным образом изменила его самоопределение. Авраама Бог вывел из земли Ур и дал ему новое имя, под которым он исполнил свое предназначение, став отцом еврейского народа. Иакову пришлось в самом буквальном смысле бороться с Богом один на один, чтобы обрести новое имя и характер. Даже Иосиф прошел через культурное преображение, чтобы стать спасителем своего народа. В еврейских Писаниях – единственном подлинном руководстве по еврейской самоидентификации – определение принадлежности к избранному народу всегда исходит от Бога.

Если бы Моисей пришел к нам в общину в ближайший шаббат, приняли бы мы его? Приветствовали бы его и сделали бы его частью нашего круга? Или оказались бы виновны в отвержении одного из тех, кто является частью Бней Исраэль – одного из тех, кого Бог обещал восстановить?

Наш Бог говорит: «Вернитесь ко Мне, и Я вернусь к вам» (Захария 1:3; Малахия 3:7). Давайте осознаем весь смысл Божьих слов, записанных Моисеем: «Даже если ты был изгнан в самую дальнюю землю под небесами, Господь, твой Бог, соберет тебя оттуда и вернет назад» (Второзаконие 30:4).


При написании данной статьи использованы следующие источники: Вавилонский Талмуд Мегилла 13а; Левит Рабба 1:3; 1 Паралипоменон 4:15-18; Иосиф Флавий «Иудейские древности», книга 2, глава 9.7; Бытие 1:3-4; Иоанна 1:5; Второзаконие 30:4; Бытие 12; Бытие 17; Бытие 32:22-32; Бытие 41:37-45

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий