Евреи за Иисуса

В поисках Ха-Шема: история семьи Вайниш

В поисках Ха-Шема: история семьи Вайниш

В поисках Ха-Шема: история семьи Вайниш

История Стюарта

Мне было всего четыре года, когда в канун Йом-Кипура наша большая шумная семья собралась в гостиной моих бабушки и дедушки. Я до сих пор помню, как мой отец поднял связанную за ноги курицу и начал крутить её над нашими головами; курица пронзительно кудахтала, перья летели во все стороны. При этом всё семейство трижды добросовестно продекламировало: «Это — замена мне, это — вместо меня, это — мой выкуп! Пусть уделом этой курицы станет смерть, а моим уделом — благополучная долгая жизнь и мир». Отец отнёс курицу на кухню, затем мы услышали глухой удар, кудахтанье захлебнулось — и всё.1

Другое яркое, но, конечно, не такое жестокое воспоминание — как мой отец нёс Тору с детского служения назад в главную синагогу. Я был ужасно горд и изо всех сил старался не отстать от отца, который нёс свитки Торы, обернув их талитом (молитвенным покрывалом) и крепко прижимая к груди. Я помню, как думал: «Эти свитки, должно быть, много значат для папы». Поэтому Писания всегда казались мне чем-то захватывающим.

Мой первый опыт антисемитизма

Я посещал ортодоксальную синагогу в Бронксе, где проходил религиозное обучение пять дней в неделю на протяжении всех своих школьных лет. Я гордился тем, что я еврей. Но примерно за год до бар-мицвы я впервые ощутил на себе проявление антисемитизма. Мы жили примерно в полутора километрах от синагоги, и однажды шли туда вместе с отцом на вечернюю службу в Рош ха-Шана, как вдруг несколько детей начали обзывать нас и чем-то в нас бросаться. Я хорошо знал этих детей и был озадачен их поведением. Они никогда так раньше не поступали.

— Почему они нас обзывают? — спросил я. Отец был так расстроен, что не хотел об этом говорить. Наконец он повернулся ко мне и сказал:

— Христиане ненавидят евреев, и мы не должны общаться с ними.

На этом разговор был окончен. И он больше никогда не позволял мне поднимать эту тему.

Впервые посетив церковь, я поклялся, что никогда больше туда не пойду

Несколько месяцев спустя умер отец одного из моих лучших друзей, и меня пригласили на похороны. Мои друзья ждали меня у входа в католический храм, чтобы зайти туда вместе, а я сказал им, что не могу этого сделать. Однако через десять минут я решил, что он всё-таки мой друг, и для меня не имеет значения, какую религию исповедует его семья. Я сделал глубокий вдох, вошёл в церковь и на цыпочках пошёл по центральному проходу. Пробираясь по ряду к своему месту, я случайно задел ногой одну из скамеечек для коленопреклонения, и гулкий грохот эхом разлетелся по всему храму. Все присутствующие обернулись и уставились на меня. Я чуть не сгорел от стыда. Убеждённый в том, что Бог осуждает меня, я поклялся, что ноги моей больше никогда не будет ни в этой, ни в какой-либо другой церкви.

Я пообещал Богу, что докопаюсь до истины
о том, кто Он есть на самом деле.

Однако в день своей бар-мицвы, глядя на синагогальный ковчег, я отчётливо чувствовал, что во мне чего-то не хватает. Я получил обширное религиозное образование, но, кто такой Бог, я не знал. В тот день я пообещал Богу, что докопаюсь до истины о том, кем Он есть на самом деле. Но через несколько месяцев, как это обычно бывает в подростковом возрасте, я забыл о своём обещании. Я продолжал посещать синагогу, но о Боге не думал.

Противостояние Иисусу в различных ситуациях

Когда мне было 15, ко мне подошёл мой близкий друг и спросил разрешения прочитать мне кое-что из Библии.

— Давай, — согласился я. Он прочитал 53-ю главу Исайи.

— Как ты думаешь, о ком здесь говорится? — спросил он.

— Понятия не имею, — ответил я. Он сказал:

— Я думаю, это о Мессии, Иисусе.

Когда я понял, что он пытается навязать мне Иисуса, то вышвырнул его из своего дома и запретил когда-либо со мной разговаривать.

Пару лет спустя я начал встречаться с девушкой, которая предложила мне изучать Библию вместе с ней. Большую часть нашего времени вместе мы проводили, читая эту книгу. Поскольку я вырос, веря в то, что Новый Завет проклят, мы сосредоточились только на еврейских Писаниях. Я начал сравнивать еврейскую Библию с Ветхим Заветом в христианской Библии и обнаружил, что переводы очень похожи, за исключением пророчеств о Мессии.

Осознание, что христиане — не антисемиты

После года чтения Писаний, иногда по 12 часов в день, я решил нарушить свою детскую клятву и посетить церковь. На служении пастор говорил о том, что Авраам был «отцом» евреев и христиан, в частности отцом всех тех, кто верит в Иешуа (Иисуса). Я задумался о такой вере и осознал, что у меня её нет.

Каким-то образом я понял, что
если у еврейского народа и будет Мессия,
то это должен быть именно Иисус.

Вскоре после этого я впервые заглянул в Новый Завет. Мой друг (тот самый, которого я когда-то вышвырнул из дома) подарил мне маленький Новый Завет в зелёной обложке. Я завернул его в старые дырявые носки и засунул в самый дальний ящик шкафа. Прочитав самую первую строчку: «Родословие Иешуа Мессии, сына Давидова, сына Авраамова», я вдруг каким-то образом понял, что если у еврейского народа и будет Мессия, то это должен быть именно Иисус.

Жить в соответствии со своей верой

Сначала я никому не говорил, что поверил в Иисуса. «Наверно, я единственный еврей на земле, который верит в Него», — думал я про себя. Но потом вспомнил, что на Манхэттене время от времени некие «Евреи за Иисуса» раздавали брошюры, которые я даже иногда брал. Другие евреи, которые верили, что Иисус — Мессия, существовали!

Один друг сказал мне, что «Евреи за Иисуса» проводят на Манхэттене изучение Библии, и я начал его посещать. А затем решил пойти в библейскую школу.

Встреча с Шошанной

Закончив её, я начал рассказывать другим евреям о Мессии. Однажды я раздавал брошюры миссии под названием «Избранный народ» на углу улицы возле универмага Bloomingdale. «Евреи за Иисуса» отправили свою группу волонтёров на то же место. Ко мне подошла молодая женщина и спросила, не могу ли я перейти на другой угол перекрёстка, потому что эту зону «назначили» ей. Я сказал ей несколько слов ободрения и дал свою визитную карточку. Вот так у нас всё и началось — но пусть сначала моя жена, Шошанна, расскажет свою историю.


История Шошанны

Я всегда хотела знать Бога, которому молился мой дедушка

Я родилась в 1953 году в Детройте, штат Мичиган. Мои родители, Джерри Тиллеман и Лоис Фарен Тиллеман, оба были евреями европейского происхождения, иммигрировавшими в Соединенные Штаты в 1940-х годах. Большую часть своего детства я жила со своими родителями и тремя братьями и сёстрами в городе Гранд-Рапидс в Мичигане.

Мой прадед, Моррис Зингер, был ортодоксальным евреем родом из России. Я проводила каждое лето в Детройте у «дедушки Зингера». Каждое утро я наблюдала, как дедушка надевал тфилин и читал еврейские литургические молитвы. Я тихо сидела в противоположном углу комнаты в кресле-качалке и покачивалась в такт с ним (религиозные евреи во время молитвы ритмично покачиваются). Я знала, что в такие моменты дедушка разговаривает с Богом. Я хотела говорить с Богом, как мой дедушка, поэтому подражала ему. Конечно, я ничего в этом не понимала. Я просто верила, что Бог реален.

Жизнь в режиме выживания

Мы посещали реформистский храм, и каждое воскресенье я ходила по утрам на занятия еврейской религиозной школы. Синагогу мы посещали регулярно до моей конфирмации2 в 13 лет. Потом мама ушла от нас, и наша семья распалась. Мой отец работал сантехником, он проводил на работе по много часов, и мы, четверо детей, оказались предоставлены сами себе. Мама навещала нас лишь изредка, а отец ещё несколько раз женился, пытаясь найти нам новую маму. Наше еврейское образование оборвалось так же внезапно, как и счастливая семейная жизнь.

Я жила в режиме выживания, моя жизнь погружалась в хаос. Это были ужасные годы, наполненные страхом и чувством, что я никому не нужна. При всём этом я всегда молилась Богу. В основном я просто плакала по ночам и задавала Ему вопросы. Я не понимала, как жить в тех обстоятельствах, в которых оказалась, поэтому в старших классах начала употреблять всевозможные наркотики. Мне всё же как-то удалось закончить школу, после чего я сразу же села в машину с одним из друзей, проехала через всю страну и очутилась в Сан-Франциско.

Я была в духовном поиске.
Я хотела знать Бога, которому
молился мой дедушка Зингер.

В духовном поиске

Я скиталась от одного места работы к другому, от одних отношении к другим, отучилась попутно на курсах в колледже. Но я была в духовном поиске. Мне хотелось узнать Бога, которому молился мой дедушка Зингер. Поэтому я начала ходить в консервативную синагогу, но удовлетворения в этом не нашла. Потом я стала читать о восточной философии и религии. Я заходила в книжные магазины, садилась в отделе, где стояли книги на духовную тематику, и читала всё, что привлекало моё внимание.

Однажды кто-то оставил в моей квартире две книги: Бхагавадгиту и Библию, в которой был и Новый Завет. Я взялась за обе. Интерес к Бхагавадгите пропал достаточно быстро, а вот Библию я продолжала читать. Иисус захватил моё воображение, и я попросила Бога дать мне знак, действительно ли Иисус был тем, кого я искала.

Вскоре после этого со мной заговорила об Иисусе хозяйка квартиры, которую я снимала, — а она раньше никогда этого не делала. В тот же день в ресторане, где я работала официанткой, я услышала, что за одним из столиков клиентка разговаривает об Иисусе со своими спутниками. Я стала украдкой подслушивать, и она это заметила. Она спросила меня, христианка ли я, я ответила ей, что я еврейка. Тогда она спросила, слышала ли я когда-нибудь о «Евреях за Иисуса».

И тут я вспомнила, как много лет назад срывала плакаты «Евреев за Иисуса» с телефонного столба, объясняя своему другу, что эти люди — лжецы. Но свой номер телефона я этой женщине всё же дала, и вскоре мне позвонила девушка по имени Марта — сотрудница «Евреев за Иисуса».

В поисках Иешуа

Мы с Мартой стали встречаться каждую неделю, и 20 мая 1980 года я приняла Иешуа как своего Мессию. Затем я начала посещать еженедельные библейские занятия «Евреев за Иисуса». А чуть позже одна супружеская пара из моей общины пригласила меня жить к ним в дом, как полноправного члена семьи.

Хотя у меня была моя новообретенная вера, я все ещё не могла отказаться от старых привычек и испытывала глубокий стыд. Я была не в силах избавиться от беспорядочных связей и пристрастия к наркотикам. Однако постепенно милость Бога стала изгонять эти привычки из моей жизни — Он делал то, что я не была способна сделать своими силами. При этом сложная ситуация в моей жизни никуда не делась — отец фактически отрёкся от меня, мать была равнодушна к моей вере, и мне потребовалось немало времени, чтобы окончательно отказаться от наркотиков и преодолеть чувство стыда за своё прошлое.

Поэтому, когда «Евреи за Иисуса» предложили мне стипендию на обучение в библейском колледже на Восточном побережье, я согласилась не раздумывая.

Встреча со Стюартом

В 1984 году я познакомилась с молодым человеком по имени Стюарт, с которым мы оба раздавали евангелизационные буклеты возле магазина Bloomingdale на 59-й улице в Нью-Йорке. В первый же день знакомства я подумала: «Он просто идеальный мужчина для меня».

Несколько месяцев спустя я уже жила в Нью-Джерси, но хотела быть в Нью-Йорке и рассказывать людям об Иешуа! Руководитель моей общины сказал, что Стюарт как раз ищет волонтёров, и я с радостью согласилась. После одной из наших поездок Стюарт пригласил меня на ужин и в кино. И на первом же свидании сказал: «Если ты готова допустить, что однажды выйдешь за меня замуж, тогда мы можем продолжать встречаться. Если нет, то это наше последнее свидание».

Через несколько месяцев мы уже были помолвлены. А в 1986 году в городке Саммит штата Нью-Джерси мы поженились. С тех пор прошло уже больше 30 лет. В 1987 году у нас родилась дочь, а в 1989 — сын. В то время Стюарт руководил мессианской общиной в Коннектикуте.

Стюарт и Шошанна: вместе жить для Иешуа

Мы с нашими двумя детьми много раз переезжали из штата в штат — из Коннектикута в Куинс, потом в Нью-Джерси, во Флориду и в Южную Каролину.

Нам, верующим евреям в первом поколении, пришлось столкнуться со множеством трудностей, особенно в отношениях с нашими семьями. Мы уже иначе смотрели на еврейские праздники, и нам приходилось не раз решать деликатные проблемы, связанные с нашей верой. Некоторым из наших родных казалось, что, если мы верим в Иисуса, то постоянно их осуждаем.

Следовать за Богом — лучшее решение,
которое мы когда-либо приняли.

В 2009 году каждого из нас индивидуально, но обоих одновременно, Бог призвал в Нью-Йорк нести благую весть об Иисусе нашему еврейскому народу. Бог ясно дал понять нам обоим, что Он хочет, чтобы мы были здесь с абсолютно конкретной целью, — Он и сегодня продолжает благословлять и помазывать нас трудиться в этом городе. У нас было немало трудностей, но следовать за Богом — это лучшее решение, которое мы когда-либо приняли.

Стюарт говорит: «Моя страсть — евангелизация и наставничество. Я очень люблю делиться благой вестью об Иисусе с моим еврейским народом и вместе с ними читать Слово Божье. Я ищу любую возможность послужить и быть благословением».

Шошанна говорит: «История моей собственной жизни побуждает меня помогать женщинам с разбитыми сердцами. Проявлять любовь к людям, выслушивать их и развивать отношения с ними — вот что я люблю делать. Бог был ко мне долготерпелив и не отказался от меня, поэтому и я никому не отказываю в помощи. Каждый день я стараюсь придерживаться истины из 1 Иоанна 1:9: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды».


Примечания:

  1. Обряд ритуального убийства петуха или курицы в качестве символической искупительной жертвы в канун Йом-Кипура называется капарот.
  2. Конфирмация церемония подтверждения верности ценностям иудаизма и заповедям Торы в реформистском иудаизме.

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.