Нашлись ли ответы на вопросы Леонарда Коэна?

Leonard Cohen on stage at Edinburgh Castle, Scotland 16 Jul 2008. By jonl1973. Flickr

Leonard Cohen on stage at Edinburgh Castle, Scotland 16 Jul 2008. By jonl1973. Flickr

К

огда в ноябре[1] умер Леонард Коэн, мир потерял не просто знаменитого певца: он был монреальским поэтом и писателем, странствующим музыкантом-космополитом и еврейским молельщиком поражающей глубины и многогранности. Мысль Коэна всегда была его самым важным инструментом: острая, искушенная, глубокая и всегда немного смешливее, чем ожидаешь. Его великолепная лирика выигрывала бы в паре с любым голосом, но никто не сможет переоценить значимость и влиятельность одного его голоса. На протяжении 50-ти лет слушатели наблюдали переход тенора Коэна с иронично невозмутимого подвывания к едва ли не комическому грудному басу – прям как Дух будущей Хануки, – распевая до дрожи болезненные изречения в пятиминутных ламентациях. От альбома к альбому голос Коэна одновременно и разлагался, и расцветал, превращаясь в нечто удивительно подвижное и тягучее, несмотря на то, что усвоенные им музыкальные стили уже вытолкнуты на его личную орбиту гравитацией его голоса.

Духовно Коэн был и традиционалистом и прогрессистом: проявляя религиозную обознанность, непривычную для популярной музыки, рядом с неслабой жилкой бесстрашия, сообразно своим еврейским корням он заигрывал с беззаботностью, при этом никогда не уходя от осмысленности. Религиозная чувствительность и увлеченность Коэна всегда были на виду, хоть и рассредоточенными в его наследии, не выделяясь каким-то отдельным моментом озарения. Внук раввина, Леонард Коэн последовательно и решительно проделывал свой путь через иудаизм, уживая его рядом со своим посвящением в буддистские монахи, а также и со своей очевидной привязанностью к Иисусу (последняя проявляется во многих песнях Коэна, в том числе «Suzanne», «Avalanche», «Passing Through», «Is This What You Wanted», «Jazz Police», «The Future», и «You Want It Darker»). В книге Джима Девлина «Леонард Коэн по своим собственным словам»[2] Коэн рассуждает об Иисусе, как о «самом прекрасном парне, который когда-либо ходил по этой земле». Он продолжал говорить о том, что был искренне тронут Иисусом – личностью «нечеловеческой благородности», несмотря как на отношение традиционного иудаизма ко Христу, так и на свое образование в истории христианства.

После пресс-тура, в котором он неоднократно заговаривал о собственной смертности, Леонард Коэн выпустил «You Want It Darker» – свой 14-й и последний альбом. Название выглядело несерьезным запугиванием артиста, часто обвиняемого в погрязании в грусти; но вместо мещанской депрессивности, в заглавной песни альбома Коэн, после размышлений о собственной измученности, приходит к провозглашению: «Hineni, hineni, I’m ready, my Lord»[3]. Вторя Аврааму, Самуилу и Исаие, Коэн приходит к собственному пониманию готовности и ухода, так же как и к великой библейской традиции еврейских мужей, обнаруживших себя в присутствии Вечного. В своем альбоме он чутко смешивает святое и будничное, обращаясь ко Старому и Новому Заветам, наряду с переосмыслением привязанностей и трогательным прощанием со старыми и новыми возлюбленными. Не осталось ласковой несговорчивости «Hallelujah»[4], вероятно, лучшей песни Коэна, – на ее место пришло осознанное ощущение утраты.

Leonard Cohen – Hallelujah (Live In London)

Несмотря на то, что он кажется уверенным в скорой встрече с Создателем, все же просачиваются свойственные его лирике вопросы. Он, может, и был готов к уходу, но теперь это выражалось скорее как «ready or not, here I come»[5] – осознание того, что его неотвеченные вопросы могут столкнуться с неудовлетворительными ответами. Десятилетиями раньше в своей песне 1974 года «Who by Fire», переосмысленной традиционной молитве на Йом Кипур, Коэн вопрошает у Судьи всего сущего: «And who shall I say is calling?»[6]. В своей новой песне «I’m Leaving the Table» Коэн утомленно заявляет: «I’m leaving the table, I’m out of the game»[7], перед тем как спеть «If I ever loved you, if I knew your name»[8].

Не нам утверждать, переросло ли восхищение Коэна Иисусом в искреннюю веру, знал ли он Властелина песен [9], о котором пел, святое имя, которое он прославлял вплоть до своего последнего альбома; но его вопросы уже заданы, а поиски подошли к концу. Возможно, многие почитатели Леонарда Коэна, которые находили себя в его песнях, зададутся теми же вопросами и найдут утешение в Боге, которого тот искал всю свою музыкальную карьеру. Да покоится он с миром и да найдете и вы ответ на один из самых пронзительных коэновских вопросов: «When they said ‘Repent, repent,’ I wonder what they meant»[10].

[1] Ноябрь 2016 года – прим. пер.
[2] Leonard Cohen: In His Own Words, Omnibus Press 1998 – прим. пер.
[3] «Хинени, хинени, я готов, мой Господь». «Хинени» («вот я,» иврит) – чаще всего вспоминается в контексте ответа пророка Исайи Всевышнему, когда Тот спрашивал «Кого Мне послать» (Исаия 6:8) – прим. пер.
[4] «Hallelujah» («Аллилуя») – песня Леонарда Коэна 1984 года, – прим. пер.
[5] «Готов или нет – вот он я» – цитата из песни «You Want it Darker» Леонарда Коэна 2016 года, – прим. пер.
[6] «И кто, хочу спросить, говорит?» – прим. пер.
[7] «Я выхожу из-за стола, я выхожу из игры» – прим. пер.
[8] «Любил бы я тебя, знай я твое имя» – прим. пер.
[9] «Lord of Songs» – так Леонард Коэн называл Всевышнего в своей песне «Hallelujah», уже упомянутой в тексте – прим. пер.
[10] «И когда они скажут “Каюсь, каюсь” – хотел бы я знать, что они имели в виду» – цитата из песни Леонарда Коэна «Future» 1992 года – прим. пер.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий