Сьюзан Перлман

, , ,

Жил-был в Вайсехвусе маленький козлик…

Жил-был в Вайсехвусе маленький козлик…
Жил-был в Вайсехвусе маленький козлик…

© Getty Images

Гедалья был всего лишь ребёнок. Не человеческий ребёнок, конечно, но всё же ребёнок. Он был детенышем Малки, козы, обеспечивавшей молоком самую большую семью в Вайсехвусе – Давида Кожевника и его жену Йетту, которые были гордыми, хоть и несколько обремененными родителями одиннадцати отпрысков. И пусть малыш Малки был всего лишь козлёнком с милым рыжим пятнышком на лбу, подвиг, который он совершил, вероятно, заставит вас призадуматься.

Но не будем забегать наперёд, даже если вы уже успели подумать, что наш маленький герой был рождён для великого будущего. Будущего у него не было, и единственное, что его ожидало, — это путешествие на блюде от одного гостя к другому во время пасхального седера у Йоссела и Шайны Рабинович. Рабиновичи не были богачами по общепринятым стандартам, но в таком бедном городке как Вайсехвус, они могли позволить себе то, о чем большинство остальных горожан могли только мечтать – устроить настоящую пасхальную трапезу.

Однако прежде чем очутиться столе Рабиновичей с гарниром из картофеля и моркови Гедалья должен был отправиться к городскому шохету. Бедный Гедалья! С биркой на шее его привели в загончик за магазином шохета Шимона, который тут же «вынес приговор» и пообещал привести его в исполнение на следующий же день!

В это самое время в Вайсехвусе появился вор. «Подумаешь, событие!» – скажете вы и будете неправы. Встретить вора в Вайсехвусе можно было так же часто, как добросердечного и порядочного казака. А такого здесь не встречали. В конце концов, откуда взяться ворам, если красть в этом городишке было решительно нечего! Ну, можно было бы снять с веревок одежду, что сушилась на солнышке после стирки, но кто бы что заплатил за такие тряпки? Или можно было стянуть у затеявших спор соседок кастрюли и сковородки, но эта кухонная утварь была настолько стара, погнута и изношена – как и большинство «житейских благ» в Вайсехвусе – что только дурак стал бы тратить силы на то, чтобы ее утащить.

Сказать по совести, вора, пришедшего в Вайсехвус, и вором-то назвать было сложно. Будь он менее косноязычен, он давно бы стал честным попрошайкой. А так он скитался от деревни к деревне, и все его воровские достижения ограничивались цыплёнком-другим, чтобы совсем не умереть с голода, – максимум козой, если повезет. Вор Йона был слишком труслив, чтобы попытаться украсть что-нибудь покрупнее, вроде коровы или лошади. Да и к тому же он был евреем, поэтому не мог заставить себя украсть в шаббат.

Малыш Гедалья был как раз подходящей добычей для вора Йоны. Прокравшись в загон и затянув веревку вокруг шеи обреченного козлёнка, он потащил Гедалью со двора шохета, а затем и из города вниз по течению ручья, протекавшего вдоль восточной окраины Вайсехвуса.

Возможно, Гедалья чувствовал, что загон шохета Шимона был не самым безопасным местом для козлика перед Песахом, поэтому он без сопротивления позволил Йоне увести себя прочь. Однако, ступив в ручей, Гедалья оказался не готовым к холоду его потока. Он замешкал и в замешательстве и ужасе начал прыгать по кругу. Йона не ожидал такой прыти, но был решительно настроен не отпускать веревку, другой конец которой все еще был завязан вокруг шеи несчастного козлика. Незадачливому воришке пришлось изрядно покрутиться, пытаясь удержать своего пленника. В конце концов он окончательно запутался в своей же веревке, и прежде, чем вы успели бы сказать «ой-вей», этот клоц поскользнулся и упал в ручей. От студёной воды у него немедленно перехватило дыхание. Он успел взмолиться Всевышнему о прощении за то, что был таким шлемилем, и потерял сознание.

Бедный Йона! Бедный Гедалья! Они представляли собой жалкое зрелище. Ручеек был не таким уж и глубоким, но в нем было достаточно воды, чтобы утопить человека, опутанного веревкой и лежавшего без сознания на животе.

Гедалья был всего лишь маленьким слабеньким козлёнком, однако, на счастье Йоны, весу в вечно голодном воришке было немного. Единственной мыслью Гедальи было сбежать из холодного ручья. Ему хотелось оказаться рядом со своей мамой, прижаться к ее теплому пахнущему молоком боку, и он со всех своих сил устремился прочь из воды. Когда вор пришел в себя, он обнаружил, что его случайно спас козлик, сумевший каким-то образом вытащить и себя, и его на берег. Бедный промокший и продрогший Гедалья так отчаянно блеял, что весь Вайсехвус, в том числе и шохет Шимон со своими подмастерьями, вышли посмотреть, кто устроил такой тарарам.

Увидев всё ещё опутанного верёвкой Йону, один из подмастерьев догадался, что произошло, и крикнул:

– Он заслуживает хорошей взбучки за то, что украл козлёнка!

– Как можно бить такого убогого нудника? – возразил шохет. – Отведём его к мудрецу, пусть он придумает надлежащее наказание для этой жалкой пародии на вора.

“Old Jewish tailor” digital watercolor from painting by Yehuda Pen (1910). Image – Now Idonoa, Flickr

Конечно же, мудрый старейшина Вайсехвуса вынес справедливое решение: обязать Йону три месяца чистить загон шохета. Шохет поселил его в маленьком сарайчике рядом с загоном и даже платил ему немного денег по доброте душевной. Йоне, который покаялся в своих неправедных путях перед тем как потерять сознание в ручье, так понравилось это наказание, что по прошествии трёх месяцев он попросил разрешения остаться у шохета – и с тех пор там и работает.

Вам, наверное, будет интересно узнать о судьбе Гедальи? Ну ладно, давайте я вам расскажу. Он не украсил собой стол Рабиновичей ни в тот Песах, ни в какой-либо другой. Гедалью единодушно решили оставить в живых, всячески им восхищались и позволили жить самой замечательной жизнью, которую только мог себе позволить козлик. Мудрец рассказал всем, что Талмуд говорит о дочери фараона, которая вытащила Моисея из воды: «Кто спасает одну жизнь – спасает весь мир», и отсюда сделал заключение, что, хоть это и было несколько непочтительно сравнивать вора Йону с Моше Рабейну, эта история не только спасла жизнь воришке, но и привела его душу к покаянию. Всевышний использовал козлика для благой и возвышенной цели, а потому Гедалья заслуживал всяческой чести.


Словарь:

шохет – забойщик скота и птицы в еврейской общине

клоц – болван, балбес, неуклюжий человек

шлемиль – глупец, простак, неудачник

нудник – надоедливый, докучливый человек, зануда

Моше Рабейну – «Моисей, наш учитель»

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий