Был ли Павел основателем христианства?

Апостол Павел

В последнее время наш еврейский народ всё более задумывается о том, что Иисус из Назарета – все-таки истинный сын Израиля, который заслуживает достойного места в нашей истории. В то же время многие отвергают другого еврея, который жил в первом веке нашей эры, – Савла из Тарса, или Апостола Павла. Почему же Иисуса евреи принимают за “своего”, а Павла – отвергают? “Потому что, – звучит ответ, – Иисус родился евреем и умер евреем. У Него не было ни малейшего намерения начинать новую религию. Его учение было еврейским, и сама Его жизнь демонстрировала приверженность принципам веры отцов. А Павел не только отошел от иудаизма, но и положил основание учению, которое уже двадцать столетий не принимает и гонит евреев”.

Справедливо ли это суждение? Может быть, Павла не поняли, и он стал жертвой неправильного отношения? Возможно ли сейчас, почти две тысячи лет спустя, узнать с большой долей вероятности, как относился к нам Павел и какое значение он придавал еврейству?

Да, возможно. У нас есть не только описание жизни Павла, сделанное Лукой – врачом, сопровождавшим Павла в миссионерских путешествиях. До нас дошли слова самого Павла. Они сохранились в его письмах к различным общинам верующих в Европе и Азии. Они сохранились также в его личной переписке с ближайшими друзьями. Из этих источников мы можем составить подлинный портрет Павла: “Я Иудей, родившийся в Тарсе Киликийском, воспитанный в сем городе при ногах Гамалиила, тщательно наставленный в отеческом законе” (Деяния 22:3) Описывая свою приверженность Закону, в котором он был наставлен с детства, Павел говорит о себе так:

“Еврей от Евреев, по учению фарисей,… по правде законной – непорочный” (Филиппийцам 3:5,6). Но однажды по дороге в Дамаск Савл (как тогда звали Павла) встретился с Тем, Кто называл Себя Мессией Израиля и Которого, как он знал, распяли римские солдаты. Он встретился с Тем, Чьи последователи в Иерусалиме утверждали, что Он воскрес во исполнение пророчеств Священного Писания. Савл встретился с воскресшим Иисусом из Назарета. Эта встреча коренным образом изменила его жизнь: “Около полудня вдруг осиял меня великий свет с неба. Я упал на землю и услышал голос, говоривший мне: “Савл, Савл! Что ты гонишь Меня?” Я отвечал: “Кто Ты, Господи?” Он сказал мне: “Я Иисус Назорей, Которого ты гонишь” (Деяния 22:6-8).

Затем в Дамаске еврей по имени Анания рассказал Савлу о том, что Господь хочет от него: “Ты будешь Ему (т. е. Иисусу) свидетелем пред всеми людьми о том, что ты видел и слышал” (Деяния 22:15). Поэтому Савл, более известный под греческим именем Павел, провел почти всю свою оставшуюся жизнь – а это три десятилетия – среди языческих народов, уча их о Христе, то есть, Мессии. Стал ли Павел меньше чувствовать себя евреем оттого, что жил среди язычников? Его слова свидетельствуют об обратном. “Я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова”, – написал он в своем письме, адресованном церкви в Риме (Римлянам 11:1).

Его полное отождествление себя с еврейским народом видно и по тому, что, приходя в каждый новый языческий город, Павел шёл в первую очередь в синагогу. Обращаясь, во-первых, к своим соплеменникам, Павел следовал примеру Иисуса, Который с самого начала и в основном проповедовал дому Израилеву. Иисус говорил первым ученикам: “Вы будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли” (Деяния 1:8). Эту же мысль Павел выразил так: “во-первых, Иудею, потом и Еллину [т.е. язычнику, прим. переводчика]” (Римлянам 1:16). Но принцип “во-первых, Иудею” не просто отражал послушание Павла Господу: он был проявлением любви к своему народу и беспокойства о нем. “Желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение”, – писал Павел в своем Послании к Римлянам (10:1).

Многие (но, конечно, не все) соотечественники Павла отвергали его проповедь об Йешуа, от чего он испытывал немалую скорбь. Он настолько страдал из-за их непонимания, что вынужден был написать: “Великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян” (Римлянам 9:2-4). Его настроения очень похожи на плач другого глашатая откровения Божьего нашему народу и всему миру – пророка Моисея: “О, народ сей сделал великий грех; сделал себе золотого бога. Прости им грех их. А если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал” (Исход 32:31, 32). Два человека, разделенные веками, но единые в любви к своему народу! Именно эта любовь побудила каждого из них к готовности отдать свою жизнь в обмен на спасение народа.

Но в отличие от своего предшественника Моисея Павел был послан нести Благую Весть, в основном, язычникам, т. е. неевреям. Учитывая обширное еврейское образование Павла, кто-то может удивиться: “Почему Бог избрал именно Павла, чей разум так соответствует еврейским законам, обычаям и образу мысли, и послал его проповедовать Мессию неевреям? Почему Бог не мог выбрать какого-нибудь язычника, сделать из него верующего в Мессию, и послать его к таким же, как он?”

На первый взгляд, выбор Богом Павла непонятен. Но если посмотреть внимательнее, можно увидеть, что Павел был действительно лучшим кандидатом. Богу нужен был человек, который смог бы проповедовать неевреям так, чтобы они понимали. Человек, который бы верно адаптировал к нееврейской среде еврейское учение о Мессии. Павел провел детство в городе Тарсе, который находился в Малой Азии и являлся центром языческой культуры. Хотя отец Павла, фарисей, удерживал его от всякого участия в языческом образе жизни, у Павла все равно была возможность наблюдать за культурой и обычаями неевреев. Кто же мог правильно передать еврейское учение нееврейскому миру лучше, чем этот эксперт в еврейском Законе, хорошо знакомый и с языческим миром? Кто, кроме Павла?

Кроме того, в то время также существовала опасность, которую мог увидеть только Павел. По мере того, как нееврееи-христиане стали численно превосходить верующих в Иисуса евреев, христиане из язычников могли потерять из виду еврейские корни своей веры и смотреть на неверующих евреев свысока. Они могли прийти к выводу, что Бог прекратил отношения со Своим древним избранным народом. Но Павел, страстный иудей, благодаря чьим усилиям язычники услышали о Мессии, был в состоянии разобраться с этой опасностью. Только Павел мог так открыто сказать христианам-неевреям: “Не гордись, но бойся. Ибо, если Бог не пощадил природных ветвей [т. е. еврейский народ], то смотри, пощадит ли и тебя… Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их” (Римлянам 11:20, 21, 23).

Несмотря на всё вышеперечисленное, некоторые люди обвиняют Павла в искажении еврейского характера учения Иисуса, в создании из него языческой религии, оторванной от еврейских корней. Если бы не Павел, считают они, христианство продолжало бы развиваться как одна из сект иудаизма или же прекратило бы своё существование, не выходя за рамки еврейской культуры.

У этой точки зрения – две проблемы. Во-первых, она предполагает, что учения Иисуса и Павла совершенно различны: первое считается чисто еврейским, а второе – чисто языческим. Однако же честное исследование показывает, что эти учения ничем не отличались. Наоборот, раввин из Тарса лишь разъяснял учение Иисуса и распространял его по всему языческому миру.

Например, Иисус говорил о смысле Закона: “[Писания] свидетельствуют о Мне” (Иоанна 5:39). В своем Послании к Галатам Павел подтверждает эту мысль: “Закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою” (Галатам 3:24). О времени действия Закона Павел пишет: “По пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя [т. е. Закона]” (Галатам 3:25). Но это опять только отголосок учения Иисуса: “Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется” (Луки 16:16).

Если мы признаём еврейство учения Иисуса (а большинство ученых придерживаются именно такого мнения), нам нужно признать и еврейство учения Его последователя. Еврейский ученый Иосиф Клаузнер пишет: «В учении Павла, даже в самых его мистических аспектах, нет ничего, что было бы привнесено в него не из подлинного иудаизма» («От Иисуса к Павлу», Нью-Йорк, 1943 г., стр. 466).

Другая проблема упомянутой точки зрения – историческая. Разрыв между иудаизмом и мессианским движением произошел до того, как Павел пришел к вере в Иисуса. Отношения с религиозными властями накалились так, что был убит один из верующих в Иисуса евреев – Стефан. Павел также участвовал в этих событиях. Но не как последователь Иисуса, Чьё учение вызывало столь бурную реакцию иудейских властей, а как ярый противник этих последователей. Павел сам признается в этом в Послании к Галатам: “Вы слышали,… что я жестоко гнал Церковь Божию и опустошал ее” (Галатам 1:13). Обвинять Павла в расколе иудаизма – значит закрывать глаза на тот факт, что раскол произошел еще до его обращения. На самом же деле раскол произошел не из-за языческих новшеств, якобы введенных Павлом, и не из-за кажущихся противоречий в учениях Иисуса из Назарета и Его последователя. Раскол произошел из-за разного отношения к тому, Кем был Иисус. А Иисус называл Себя Мессией.

Итак, согласуются ли между собой учения Иисуса и Павла? Да. Противоречат ли эти учения еврейским Священным Писаниям? Нет.

Тогда возникает главный вопрос: “Является ли Иисус Мессией?” Мы считаем – да, является. Мы приглашаем и Вас поразмышлять для себя над этим вопросом, исследуя Новый Завет, в котором содержатся утверждения Иисуса и пророчества Танаха, на которых Он эти утверждения основывал.

0 ответы

Ответить

Добавьте свой отзыв или пожелание.
Не стесняйтесь!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.