Рут Розен

Духовные, но не религиозные?

Духовные, но не религиозные?

Духовные, но не религиозные?

Джеки выросла в семье светских евреев. Она и ее муж соблюдают некоторые еврейские традиции, хотя и нестрого. «В шаббат мой муж любит произносить благословения, и это прекрасно. Но у нас не всегда есть хала, поэтому благословение хамоци мы можем прочитать и над крекерами “Трискит”», – рассказывает она. Большую часть своей жизни Джеки проработала во всевозможных благотворительных организациях. Ей не нужна религия, чтобы любить ближнего и поступать с другими так, как она хочет, чтобы поступали с ней. Джеки больше тяготеет к буддизму, чем к иудаизму, потому что некоторые любопытные идеи и практики буддизма лучше помогают ей справляться с беспокойством. Она также ничего не имеет против индуизма, бывала в Индии и иногда публикует в соцсетях посты на тему восточных религий. Джеки не особо верит в загробную жизнь, но с тех пор, как умер ее отец, эта тема вызывает у нее попеременно то любопытство, то беспокойство.

Джейк вырос в ортодоксальной еврейской семье. В детстве он много думал о Боге, но к 14 годам успел порядком разочароваться во всех законах кашрута и шаббата. По окончании колледжа он влюбился в Бет, которая выросла в евангельской церкви, активными членами которой были ее родители. Но в жизни родителей не была видна их вера, и Бет ушла из церкви сразу, как только съехала от родителей. «Я никогда по-настоящему не переживала там присутствие Бога», – пожимает плечами она. Джейк добавляет: «Я тоже не понимаю, как все эти религиозные мелочи, которые я должен был соблюдать, могли приблизить меня к Богу». Оба они согласны, что Бог существует, но сейчас, когда у них есть собственные дети, они пытаются понять, нужно ли рассказывать детям о Боге и, если да, то что именно: ведь они скептически относятся и к синагоге, и к церкви.

Джордан выросла в семье мессианских евреев. Она всегда очень четко осознавала свою принадлежность к еврейскому народу и с юных лет искренне верила, что Иисус есть Мессия. Ее вера была для нее чрезвычайно важна, и многие годы девушка без стеснения говорила о ней всем вокруг. Но сейчас, когда ей за 20, многое из того, чему ее учили, вызывает у Джордан серьезный дискомфорт. Она не понимает, как можно оставаться верующей, не осуждая при этом других и не чувствуя себя белой вороной. «И я уже не уверена, действительно ли это моя вера, – или, может быть, это просто вера моих родителей?» Джордан больше не посещает никаких формальных богослужений: «Там слишком много ограничений, плюс у меня много вопросов. Можно сказать, что я нахожусь в поиске, – говорит она, – но я не хочу, чтобы кто-нибудь учил меня, как и где искать Бога. Я должна найти ответы сама».

Каждый человек, о котором вы только что прочитали – это собирательный образ, составленный из совершенно реальных людей, и приведенные цитаты тоже реальны. Что у них общего? Все они считают себя «духовными, но не религиозными» (ДННР).

Что значит “духовные, но не религиозные”?

Никто не знает точно, откуда возникла эта фраза[1], но в 2000 году Свен Эрландсон употребил это название для описания соответствующего движения в своей книге «Духовные, но не религиозные». Более десяти лет спустя опросы показывают, что духовность вне религии по-прежнему остается популярным трендом.

Как так случилось, что что в представлении множества людей «духовный» и «религиозный» стали считаться взаимоисключающими (или, по крайней мере, несочетаемыми) понятиями? Тем более, что слова «духовный» и «религиозный» в своем первоначальном значении не являются противоположными.

Определение терминов

Духовный

Если мы посмотрим значение слова «духовный» в интернете (или в одном из тех толстенных словарей, которыми некоторые подпирают двери), то обнаружим следующее определение: «Связанный с духом или душой человека или влияющий на них, в противоположность материальным или физическим вещам и явлениям».

Но в качестве второго значения слова «духовный» мы увидим следующее: «Связанный с религией или религиозными убеждениями».

В толковом словаре Мерриэм-Уэбстер мы читаем, что «духовный» означает «относящийся к духу, связанный с духом, состоящий из духа или влияющий на дух», а также «относящийся к сакральным вещам» и «связанный с религиозными ценностями».

Копнем немного глубже – и обнаружим латинское понятие «spiritualis», переводящееся как «относящийся к дыханию, ветру, духу».

Последнее определение является ключевым, потому что оно указывает на источник человеческого духа – по крайней мере, в еврейском и христианском понимании. Источником истинной духовности является божественное дыхание Всевышнего (см. Бытие 2:7).

Религиозный

Теперь ищем слово «религиозный» и видим такие слова: «набожный, благочестивый, почитающий Бога, богобоязненный, верующий, преданный Богу»; например, «религиозный человек».

Также мы найдем, что оно означает «относящийся к мыслям о божественной сущности или к поклонению божественной сущности», а также «внушающий почитание и преданность, свойственные поклонению».

И опять-таки, если копнуть немного глубже, мы узнаем, что слово «религиозный» происходит от латинского «religio», означающего «благоговение, чувство долга».

Для лучшего понимания нашей темы давайте обобщим, что слово «духовный» относится к невидимой реальности, которая воздействует на нефизические аспекты человеческой природы или связана с ними. Слово «религиозный» относится к конкретным убеждениям о существовании божественного источника этой духовной реальности и к почитанию такого источника. Эти определения очень хорошо соответствуют смыслу понятия ДННР.

О чем не расскажут словари

Но вот чего вы не найдете в толковых словарях (зато найдете в Википедии), так это определение фразы «духовный, но не религиозный».

«Духовный, но не религиозный» (ДННР) или «духовный, но не принадлежащий ни к одной религии» – популярное выражение,… используемое для самоидентификации жизненной позиции принятия духовности, но непринятия организованной религии как единственного или наиболее значимого средства духовного развития. Исторически слова «религиозный» и «духовный» использовались в качестве синонимов, описывавших… концепцию религии, но в современном понимании духовность часто ассоциируется со внутренней жизнью человека с акцентом на здоровом развитии «духа, души и тела», в то время как слово «религиозный» относится к сфере организаций или конфессий.»[2]

По мнению Роберта К. Фуллера, многие люди (в особенности представители западной культуры):

«…ощущают противоречие между своей личностной духовностью и членством в традиционной религиозной организации. Большинство из них ценит любознательность, интеллектуальную свободу и экспериментальный подход к религии. Многие заходят настолько далеко, что считают организованную религию главным врагом подлинной духовности, утверждая, что духовность – это личные размышления и личный опыт, а не публичный ритуал. Выражение «быть религиозным» имеет институциональный оттенок, обычно ассоциируемый с традициями авраамических религий: посещать богослужения, например, мессу, зажигать ханукальные свечи и т.д. «Быть духовным», напротив, подразумевает личную практику и обретение личной внутренней силы, связанное с глубочайшими побуждениями человеческого сердца.»[3]

Как вы думаете, почему так много людей тянутся к духовному? Почему для человека так естественно жаждать того, что выходит за рамки физического мира? Почему нам так важно понять: мы просто живем, движимые всевозможными животными инстинктами или химическими реакциями внутри нас, или же мы – нечто большее, чем сумма наших биологических составляющих?

Такие вещи, как любовь, смех, смысл, цель и самоотверженная преданность, делают жизнь полноценной. Эти переживания, эти неотъемлемые составляющие нашей человечности, невозможно изучить под микроскопом или обнаружить при вскрытии. Они относятся к сфере духовности.

Но при всём при том, что большинство людей испытывают жажду по духовным вещам, эта жажда может вызывать неуверенность и даже страх! Как понять, что именно нам нужно знать, чтобы вести здоровую духовную жизнь?

Духовность вызывает естественную реакцию притяжения и одновременного отторжения. Мы хотим обрести радость и смысл жизни, которые дает человеку духовность, но поверить в существование чего-то, что мы не можем воспринимать физическими органами чувств или доказать экспериментально, означает открыть дверь, которую многие предпочли бы навсегда оставить закрытой. Почему? Открыв эту дверь, мы обязаны как-то реагировать на то, что обнаружим по другую ее сторону.

Наиболее распространенные типы «духовных, но не религиозных»

Википедия также цитирует книгу Линды Мерканданте «Вера без границ: внутри разума духовных, но не религиозных», изданную в 2014 году. Мерканданте выделяет пять основных типов ДННР. Хотя они представлены как отдельные категории людей, в одном человеке могут сочетаться признаки нескольких описанных типов, как в случае с Джеки, Джейком, Бет и Джордан.

  • Несогласные – ДННР, ушедшие из религиозных организаций или учреждений, к которым раньше принадлежали: либо в знак протеста после пережитого в них негативного опыта, либо просто потому что они отошли от веры и больше не считают организованную религию чем-то необходимым. Тем не менее, они продолжают жаждать какого-то духовного смысла в своей жизни.
  • Поверхностные – проявляют, в основном, утилитарный интерес к духовности как к возможному средству решения какой-либо проблемы или улучшения качества своей жизни в каком-либо ее аспекте.
  • Исследователи – получают удовольствие от новизны различных духовных идей и духовного опыта, но вряд ли когда-либо посвятят себя какой-то одной конкретной вере или системе духовных практик.
  • Искатели – находятся в активном поиске веры, которой они могли бы посвятить себя.
  • Иммигранты – склоняются к духовным убеждениям, которые очень сильно отличаются от тех, с которыми они выросли, но все же на каком-то уровне (как минимум, культурном) продолжают ассоциировать себя с тем, в чем были воспитаны. Им тяжело принять тот факт, что они выбрали другую религию, и поэтому они не решаются открыто причислить себя к последователям своей новой веры (или признаться, что их тянет к ней).

(Адаптированный отрывок из статьи в англоязычной Википедии, цитирующей книгу Мерканданте [4])

Все эти типы людей имеют некоторые общие характеристики: они отвергают формы и ритуалы, в которых не видят смысла. Многие люди отходят или отворачиваются от религии, потому что их религиозный опыт кажется им совершенно оторванным от реальной духовной жизни.

Какой бы современной ни была идея внерелигиозной духовности, глубинные причины, по которым люди причисляют себя к ДННР, не являются ни новыми, ни уникальными – и то же самое можно сказать о различных типах ДННР. На самом деле, проблемы, связанные с феноменом внерелигиозной духовности, настолько древние, что многие из них рассматриваются еще в еврейской Библии (Ветхом Завете) – и о них говорит Иисус и Его последователи в «более новом» Завете.

Когда люди становятся «религиозными, но не духовными»?

Согласно Библии, цель религии состоит в том, чтобы люди познали Бога, полюбили Его, поверили в Него и повиновались Ему. Но иногда формы и традиции, которые изначально были призваны направлять людей к Богу, сами превращаются в объект поклонения, заслоняя собой Бога. Иногда люди, которые наиболее ревностно отстаивают соблюдение религиозных ритуалов и правил, сами не знают и не любят Бога. И уж тем более не знают и не любят людей, которых должна направлять к Богу предлагаемая религия.

Одним из индикаторов нашей веры в Бога является то, как мы ведем себя по отношению к другим людям. Поведение и жизненная позиция людей, которые утверждают, что они имеют личные отношения с Богом, должны исходить из откровения о Божьей воле и Его путях. Но часто это не соответствует действительности. Религиозные люди иногда жестоко критикуют и карают других за малейшее «несоблюдение закона», нанося духовные раны, из-за которых всё, что имеет отношение к религии, становится ненавистным в глазах тех, с кем они так безбожно поступают.

Людей, которые заботятся о соблюдении религиозных ритуалов и традиций, не заботясь при этом о тех, кого эти ритуалы и традиции должны приводить к Богу, можно охарактеризовать как религиозных, но не духовных.

В еврейской Библии Бог повелел людям изготовить определенные богослужебные предметы и соблюдать определенные ритуалы, чтобы у нас были земные, видимые прообразы, помогающие нам понять духовные истины. Но еврейская Библия полна историй о людях, установивших для себя неправильные приоритеты. Мы читаем о том, как люди возлагали веру на священные предметы и ритуалы, не понимая до конца их смысла и, по сути, не веря в Бога. Они ставили галочки о выполнении всех религиозных правил, не имея Бога в сердце и не раскаявшись в своих грехах, в частности, в грехе несправедливого отношения к тем, кого они угнетали.

Именно поэтому Бог через пророка Исаию сказал людям прекратить тщетные жертвы, священные собрания и другие религиозные ритуалы:

«И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Исаия 1:15-17).

Бог обличал Свой народ за то, что они стали религиозными, но не духовными! Ему было особенно ненавистно, когда религиозные лидеры вели себя так, что остальной народ начинал презирать всё действительно важное и значимое. Бог очень хорошо понимал, что религиозное лицемерие было одним из основных факторов, отталкивавших людей от отношений, которые Он хотел с ними иметь. Наглядный пример этому мы видим в 1 Царств 2:12-17.

Furniture of the Biblical Tabernacle, illustration from the 1890 Holman Bible

Это не значит, что для Бога не была важна система жертвоприношений, которую Он установил для искупления грехов Своего народа. Через эти жертвы люди могли выразить свое раскаяние и потребность в прощении, а также веру в те средства, которые избрал Бог, чтобы даровать Свое прощение. Всё это было учреждено для восстановления отношений избранного народа с Богом. Но Бог ясно дал понять, чего Он хочет от этих отношений: «…чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Михей 6:8).

Иисус также ясно дает понять, что для Бога важно не просто соблюдение Его повелений и запретов, но в первую очередь то, что у нас в сердце. Его слова из 5-7 глав Евангелия от Матфея рисуют потрясающую картину того, как Иисус хочет, чтобы Его последователи относились к Богу, друг к другу и даже к своим врагам.

Он также говорит о тех, кто подходит под описание религиозных, но не духовных, и особенно жестко высказывается в отношении религиозных лидеров:

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять. Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие! Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды» (Матфея 23:23-25).

Так что, если вам противны религиозные лицемеры, вы не одиноки – Богу они тоже противны! Он предупреждает нас о религиозном лицемерии через пророков и через Мессию Иисуса.

Но лицемерие – это палка о двух концах. Никто не застрахован от него полностью – даже те, кто духовен, но не религиозен.

Есть ли скрытое лицемерие в нерелигиозной духовности?

Большинству людей, независимо от их веры, приходится время от времени бороться с лицемерием. Редко можно встретить человека, который всегда и во всем поступает в соответствии со своими идеалами и убеждениями. Никто не хочет быть лицемером, но проблема в том, что лицемерный человек не видит собственное лицемерие, поэтому измениться самостоятельно практически неспособен. Вероятно, наименее лицемерные люди – это те, кто готов задавать себе трудные вопросы и работать над собой, если им не нравятся ответы. Вопросы могут быть, например, такими:

  • Действительно ли я хочу познать Бога, или меня по большей части интересует, чтобы лично мне было хорошо и комфортно в духовном плане?
  • Действительно ли я ищу Бога, или мне просто хочется выглядеть глубокой духовной личностью в глазах окружающих людей?
  • Захочу ли я и дальше познавать Бога, если в результате я приду к пониманию, что Он желает, чтобы я ежедневно принимал каждое свое решение в соответствии с Его волей?
  • Могу ли я принять тот факт, что познать Бога и иметь отношения с Ним возможно только на Его условиях?

Однако все эти вопросы – лишь производные одного единственного главного вопроса: «Готов ли я принять, что Бог – это Бог, а я богом не являюсь?»

По своей человеческой природе мы стремимся самостоятельно решать, что для нас истина, а что нет, что хорошо, а что плохо. Мы хотим устанавливать собственные границы и прокладывать собственный путь. Короче говоря, мы хотим независимости. И это желание независимости часто порождает иллюзию независимости. На самом деле, никто из нас не имеет свободы определять реалии жизни в соответствии со своими предпочтениями. Но иллюзия того, что мы имеем некое право это делать, толкает нас сопротивляться и/или негодовать на всё и всех, что или кто, по нашему мнению, угрожает нашей идее свободы. Мы раздражаемся, когда другие говорят нам, что делать. Каждый из нас хочет быть сам себе господином.

Но пока мы цепляемся за эту идею нашей власти над собственной жизнью, мы не сможем установить отношения с Богом! Потому что, если Бог существует, то Он является высшей властью. И, несмотря на всю Свою огромную любовь к нам, Он не станет умалять Свою власть, чтобы иметь отношения с нами. Если Бог существует, Он не только любит, но и знает нас гораздо лучше, чем мы сами себя знаем, и гораздо лучше понимает, что действительно необходимо для благополучия человечества.

Глубоко внутри нас живет настоящая, истинная жажда обрести духовный смысл жизни, желание иметь связь с чем-то или кем-то большим, чем мы сами. И тем не менее, мы боремся с реальностью и правдой нашей духовной жажды, потому что удовлетворяем другое свое желание – быть единственным господином своей жизни. Мы превозносим себя и других за смелость жить так, как считаем нужным, быть такими, какими хочется быть, и отмахиваемся от всех, кто говорит нам, что, возможно, наш выбор далеко не самый лучший.

Вот почему так много людей, несмотря на внутреннее желание иметь какие-то отношения с Богом, не приемлют тех отношений, в результате которых приходит понимание, что Бог имеет право требовать от нас чего-то, что мы не очень-то хотим делать. Нам может нравиться сама идея познания истины. Но если эта истина затрагивает слишком личные сферы или не соответствует нашим предпочтениям, мы будем лишь заигрывать с возможностью ее познания, но не посвятим себя этому искренне и до конца – потому что боимся не оставить себе выбора.

Духовные искатели

Подлинные искатели не позволяют себе роскошь выбирать. Они полностью сосредоточены на объекте своих поисков. Они отставляют в сторону свои личные интересы и планы, чтобы найти то самое, настоящее, чему стоит себя посвятить. Они полностью сфокусированы на поставленной цели и готовы заплатить необходимую цену, чтобы достичь ее. Ведь они чувствуют, что то, что они ищут, необходимо им безотлагательно! Они жаждут Бога – не просто чтобы пережить интересный или волнительный духовный опыт, но чтобы обрести источник чего-то такого, без чего они не хотят жить.

Куда это приведет духовного, но не религиозного человека?

Если Бог вдохнул в нас духовную жизнь, мы обязаны Ему буквально всем. Если мы обязаны Богу самой своей жизнью, как мы можем не иметь обязательств перед Ним в отдельных ее аспектах? Но знание Бога – это нечто гораздо большее, чем просто набор верований и обязательств. Это означает также постоянно учиться любви, милости, прощению и тому, что значит быть верующим во всех смыслах этого слова.

Бог ищет людей, которые хотят понять свои обязательства перед Ним, и, что поразительно, Он тоже взял на Себя обязательства перед теми, кто Ему доверится. И через это удивительно взаимное обязательство духовность и религия могут слиться воедино, чтобы сформировать образ жизни, наполненный смыслом, целью и глубокими отношениями с Богом и другими людьми. Разве такая жизнь не стоит того, чтобы ее искать?

Ищете ли вы? Даже если вы испытываете лишь поверхностный интерес к духовным вещам, или же вас больше интересует возможность получить разносторонний духовный опыт, чем найти истину и посвятить себя ей, – вы всё равно можете стать подлинным искателем. И это не просто возможно – так происходит очень часто. Поверхностный интерес может перерасти в глубокий. Жажда нового опыта может превратиться в жажду истины.

Истинный искатель никогда не прекращает искать. Это не означает, что он не может посвятить себя определенной вере или взять на себя определенные обязательства. Это означает, что он никогда не прекращает углублять свои отношения с Богом и переносить их на то, как он думает о других людях или относится к ним.

Еврейская Библия ясно дает понять, что Бог не играет с нами в духовные прятки. Он говорит нам, что нет ничего более важного, чем основанное на фактах понимание того, кто такой Бог, и исходящая из глубины нашего сердца связь с Ним. Бог обещает вознаградить тех, кто искренне ищет Его, независимо от того, в какой духовной ситуации они были и каких взглядов придерживались в прошлом.

«Но когда ты взыщешь там Господа, Бога твоего, то найдешь Его, если будешь искать Его всем сердцем твоим и всею душею твоею» (Второзаконие 4:29).


[1] Хотя она мимоходом упоминается в малоизвестном сборнике публикаций на тему антропологии, изданном в1960 году, Publications in Anthropology, выпуски 57-65, с. 9.

[2] https://en.wikipedia.org/wiki/Spiritual_but_not_religious

[3] Роберт С. Фуллер. Духовные, но не религиозные: попытка понять не посещающих церковь американцев (Robert C. Fuller, Spiritual, but not Religious: Understanding Unchurched America [New York: Oxford University Press, 2001]), с. 5.

[4] Википедия ссылается на книгу Линды А. Мерканданте «Вера без границ: внутри разума духовных, но не религиозных» (Linda A. Mercandante, Belief without Borders: Inside the Minds of the Spiritual but not Religious [New York, NY: Oxford University Press, 2014], с. 35-67.)

Подписывайтесь:
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий