Самая коварная форма антисемитизма

Не умолкну ради Сиона

П

ророк Исаия сказал: «Не умолкну ради Сиона». Почему? Потому что молчание – это враг спасения еврейского народа. А Исаия, как и Сам Йешуа (Иисус), слишком сильно любил наш народ, чтобы молчать.

Не так давно офис миссии «Евреи за Иисуса» в Нью-Йорке получил очень противоречивое письмо от пастора, который говорил, что любит еврейский народ. Он отказал нам в просьбе предоставить возможность выступить в его церкви с рассказом о благовестии евреям. Свой отказ он мотивировал так: «Я считаю, что евреям не нужна вера в Иисуса, чтобы иметь правильные отношения с Богом. Ведь у них уже есть такие отношения через Авраама».

К большому сожалению, я встречал и других христиан, которые придерживаются такого же ошибочного мнения. Они уверены, что евреям не нужно нести Евангелие, потому что они «автоматически спасаются» через завет Бога с Авраамом.

Но если моему еврейскому народу для спасения не нужен Иисус, то почему Он Сам сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь, никто не приходит к Отцу как только через Меня» (Иоанна 14:6)? Эти слова относятся ко всем народам и всем родам. И мы должны помнить, что когда Иисус говорил эти слова в конкретный исторический период, Он обращался к Своим соотечественникам.

Поэтому, если нам, евреям, Иисус для спасения не нужен, то почему Он, еврейский Мессия, сказал еврейскому народу: «Я есмь путь и истина и жизнь, никто не приходит к Отцу как только через Меня»? Если для спасения иудеям не нужен Иисус, то почему тогда апостол Петр сказал Синедриону (иудейскому верховному суду тех дней) что «нет другого имени под небом, которым нам надлежало бы спастись» (Деяния 4:12)? Если для спасения иудеям не нужен Иисус, то почему тогда апостол Павел сказал: «Братья, желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение» (Римлянам 10:1)?

Если мы воспринимаем Писание как истинное и боговдохновенное, то не можем игнорировать его слова о нужде моего народа в спасительной любви и искупительном деле Христа. Не важно, насколько неприятно может звучать эта Благая весть и насколько непопулярным может стать человек, ее возвещающий.

Не умолкну ради СионаПри этом есть люди, которые говорят, что верующие в Йешуа не должны говорить евреям о Нем. Вместо этого они должны просто любить еврейский народ. Но разве настоящая любовь молчит? Разве настоящая любовь будет утаивать слова, которые спасут жизнь человека просто потому, что боится, что ее отвергнут, а дружбой пренебрегут? Будет ли любовь молчать, позволяя человеку умереть?

У меня трое детей, которых я очень люблю. А что если мне пришлось бы сказать тяжелую правду, чтобы спасти их жизнь? Что, если бы я точно знал, что когда я скажу им правду, они будут критиковать меня за эти слова (даже если я скажу их с любовью и очень осторожно)? Что, если бы я точно знал, что после моих слов они не только отвергнут мои слова, но отвергнут и меня самого? Что, если бы я знал, что, не скажи я им правду, они точно погибнут? Что бы я сделал? Стал бы я рисковать всем и искать возможность сказать им спасительную истину, несмотря на осознание огромной вероятности быть отвергнутым? Или я выбрал бы молчание и позволил бы им умереть?

А что, если бы Иисус любил нас «немой» любовью? Что, если бы Он просто кормил наших голодных, исцелял наших больных и воскрешал наших мертвых, не призывая нас к покаянию? А что, если бы Он никогда не сказал нам: «Если не покаетесь, все так же погибнете» (Луки 13:3)? Мы бы погибли!

Иисус любил нас не «молчащей», а библейской любовью. Настоящая любовь заставляет нас говорить истину. Она больше заботится о спасении другого человека, чем о своих собственных чувствах; об искуплении человека, чем о собственном отвержении. Вот почему Иисус не молчал. И говоря истину, Он взошел на крест – символ абсолютного отвержения людьми – и облекся в ризы страдания, был отвергнут и презираем людьми, повержен и сокрушен. Он вынужден был говорить правду из-за любви к нам, несмотря на отвержение, о котором Он заранее знал. Он должен был это сказать, потому что любил нас библейской любовью. Итак, молчание – это не проявление любви к ближнему, а забота о себе любимом.

Не умолкну ради СионаЕсть люди, которые говорят, что христиане не должны говорить евреям об Иисусе из-за антисемитских дел, которые совершались во имя Иисуса Назарянина. Могу ли я говорить с вами открыто? Могу ли говорить прямо и не распугать вас?

Удерживать Евангельскую весть от еврейского народа – самая коварная форма антисемитизма! Это не что иное, как намеренное сокрытие единственной надежды спасения и вечной жизни от человека просто потому, что этот человек – еврей.

В 1995 г. я посетил Германию, чтобы понять, что делали христиане в Германии, чтобы донести Евангелие русскоговорящим еврейским беженцам, которые приезжали в эту страну десятками тысяч каждый год. Однажды вечером я говорил с пастором, который очень переживал, вспоминая ужасы отношений между нашими двумя народами.

С богословской точки зрения я знаю, что мы должны проповедовать Евангелие евреям,сказал он. Но в свете всего произошедшего, я боюсь, что мы утратили это право.
У вас не только есть право, – сказал я. На вас лежит ответственность!

Он покачал головой.

 – Нет, настаивал он.Холокост лишил нас этого права. Как мы можем говорить? Лучше мы будем любить ваш народ и молчать.

Он закрыл глаза и выглядел как человек, который отчаянно пытался скрыться от правды, стучащей внутрь него.

 – Во время войны в Германии были истинные верующие, не так ли?
 Да, много, – сказал он тихо.
 Как вы думаете, какую ошибку они допустили?

Ему не нужно было долго думать, чтобы ответить на этот вопрос. Он, должно быть, много раз думал об этом прежде. Не дожидаясь, он сказал безжизненным голосом: «Мы молчали».

Но как только он произнес эти слова, его лицо внезапно застыло. Он замер, явно пораженный словами, которые только что произнес.

 – Вы молчали, повторил я, и люди погибли. И теперь Бог по Своей милости и благодати возвращает этих людей, мой еврейский народ, обратно к вам. По Своей любви к церкви в вашей стране Он дает Своим детям в Германии еще одну возможность говорить. Но выбрать молчание – значит совершить одну и ту же ошибку против моего народа два раза подряд за шестьдесят лет. Пожалуйста, пастор, умолял я его, не повторяйте эту ошибку!

Не умолкну ради СионаНекоторые верующие говорят, что нет необходимости нести Евангелие еврейскому народу. Они считают, что сейчас не время говорить, а скорее, пришло время молчать. Но Исаия сказал: «Не умолкну ради Сиона, и ради Иерусалима не успокоюсь». Почему? Потому что молчание – враг спасения нашего народа. И Исаия, подобно Иисусу после него, слишком любил свой еврейский народ, чтобы молча стоять и позволить гибнуть своему народу.

Мы, «Евреи за Иисуса», радуемся тому, что многие христиане любят еврейский народ, потому что любят нашего еврейского Спасителя – Мессию Иисуса. Эти христиане искренне хотят сыграть свою роль в осуществлении Божьих планов для Своего избранного народа, предлагая евреям помощь в это непростое время. Но многие из этих дорогих христиан позволили своей любви к еврейскому народу принять искаженную форму из-за страха быть отвергнутыми теми самыми людьми, которым они хотят помочь.

Я молюсь, чтобы вы любили дом Иакова. А если вы любите наш еврейский народ, то молитесь о его спасении. Если вы любите наш еврейский народ, то будьте готовы поделиться с ними вестью о вечной жизни. Если вы любите наш еврейский народ, то молитесь за миссию «Евреи за Иисуса» – чтобы нам провозглашать Благую Весть, во-первых, иудею, а потом и язычнику. И радуйтесь с нами о том, что евреи все время приходят к вере!

0 ответы

Ответить

Добавьте свой отзыв или пожелание.
Не стесняйтесь!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.