Евреи за Иисуса

,

Шаббат означает, что мы свои

Шаббат означает, что мы свои

Шаббат означает, что мы свои

Я помню, как в возрасте семи лет я входила в квартиру моих бабушки и дедушки в Сан-Диего. Помню залитый солнечным светом маленький кухонный стол. Помню висящую на стене нашу с сестрой фотографию в рамке, постоянное дуновение теплого калифорнийского воздуха через москитную сетку на двери, а также книги и фотоальбомы, которые бабуля с дедулей хранили рядом с креслом-качалкой в гостиной. Я помню, как играла с дедушкой в карты и помогала бабушке готовить в крошечной, но оборудованной всем необходимым кухне.

Чего я не помню, так это разговоров об их традициях и праздниках. Эти темы не всплывали до тех пор, пока уже в подростковом возраста мне самой не стало любопытно, и я принялась расспрашивать об их еврейском наследии. Но в детстве и в кругу родителей это не обсуждалось.

По причинам, известным только ему самому, мой отец в 18 лет отошёл от ортодоксального иудаизма, в котором его воспитывали родители. Я сама впервые попала на традиционное еврейское мероприятие, когда мне исполнилось 20. Это была бат-мицва моей двоюродной сестры, и то мне в прямом смысле слова пришлось напрашиваться на приглашение.

Это было немного похоже на
возвращение домой — только
к совершенно незнакомым людям.

Помню тот вечер, когда я вошла в распахнутые двери большой синагоги. От потрясающе красивого звучания древней литургии у меня по коже побежали мурашки. Горы вкуснейшей еды, которую я в тот вечер попробовала первый раз в жизни, притягивали меня, как магнитом. Как и тот факт, что все эти люди смеялись и громко разговаривали, как будто они были единой большой семьёй. У этих моих родственников, с которыми я раньше никогда не общалась, были такие же, как у меня, тёмные вьющиеся волосы. Внешне мы были очень похожи, но внутренне я всё равно чувствовала себя не в своей тарелке. Прозвучит странно, но у меня было ощущение, что я как будто вернулась домой — только к совершенно незнакомым людям.

Покой, который отделяет нас от других

Еврейские традиции имеют свойство давать такое умиротворение и чувство принадлежности, когда ты знаешь, что даже на другом конце света совершенно незнакомые тебе люди делают то же, что и ты. Я верю, что именно для этого и были предназначены наши традиции — привязывать нас к дому, к Богу и друг ко другу. Шаббат — отличный тому пример, встроенный в наше еженедельное расписание. Когда Бог первоначально повелел нам соблюдать Шаббат, Он отделил нас этим для Себя. «Помни субботний день и храни его святым. Шесть дней трудись и делай всю свою работу, но седьмой день — это суббота Господу, твоему Богу. Не делай в этот день никакой работы — ни ты, ни твой сын или дочь, ни слуга или служанка, ни твой скот, ни чужеземец в твоих городах» (Исход 20:8-10, НРП). Несколько глав спустя Бог сказал: «А на седьмой год пусть земля отдыхает под паром. Тогда бедняки из народа смогут кормиться от неё» (Исход 23:11, НРП).

В то время как окружающие нас народы трудились семь дней в неделю, мы были призваны следовать примеру, данному нам Богом — посвящать целый день единению с Ним и друг с другом. Это было символом наших с Ним заветных отношений — нашей принадлежности к избранному Им народу. Более того, нам было велено давать отдых и нашей земле. Таким образом Господь объединил наш народ, создав присущий только нам способ заботы о бедных.

Однако в нашей нынешней культуре, движимой лозунгом «чем больше, тем лучше», выходные стали просто предлогом, чтобы сделать побольше работы. Мы делаем несколько дел одновременно: отвечаем на электронные письма, до которых на неделе не дошли руки, пытаемся поддерживать чистоту в доме и правильно питаться, а если у вас, как и у меня, есть дети, то ещё и заботимся о маленьких человеках. Мы работаем на износ, что со временем непременно аукается одиночеством, проблемами с психикой и здоровьем в целом. Мы работаем, работаем, работаем и думаем: «Бог хочет, чтобы я приносил(а) плод, Он поймёт». Мы откладываем интересную книжку, настольную игру или прогулку на природе до того блаженного момента, когда «закончим» работу. Но проблема в том, что она никогда не заканчивается — всё время появляется новая. Всегда найдётся что-нибудь ещё, что нужно сделать.

Замечать Шаббат везде

Мне хорошо знакомо ощущение нескончаемых гор работы — я педагог, повар, писатель, мать и жена. Однако при этом я очень люблю погрузиться в хорошую книгу. Поэтому какое-то время меня сильно тяготило чувство вины за то, что позволяю себе расслабиться за чтением. Затем несколько лет назад в различных произведениях литературы мне на глаза начала постоянно попадаться тема Шаббата. Я знала, что Бог хочет мне этим что-то сказать.

В серии книг Сидни Тейлор, в которой рассказывается история еврейской семьи, жившей в Нью-Йорке более ста лет назад, автор уделяет Шаббату особое внимание. Она описывает, как мама особенно тщательно продумывала пятничный ужин и старалась приготовить в этот день самые вкусные блюда. Возможно, это прозвучит глупо, но именно эти книги открыли для меня идею Шаббата как праздника.

Чуть позже один мой друг дал мне книгу о еврейских праздниках, в которой говорилось, что Шаббат может даже стать средством для исцеления отношений в семье, если посвящать 24 часа в неделю только Богу и друг другу.

Не мы существуем для того, чтобы
хранить Шаббат, но Шаббат существует,
чтобы хранить нас.

Третий раз Шаббат напомнил о себе, когда я читала само Писание. Из книги Исход я уже знала, что его исполнение было заповедью, но как еврейка, верующая в Иешуа, я увидела, что Он тоже соблюдал Шаббат и дорожил этим днём. Прочитав слова Иешуа: «Шаббат для человека, а не человек для Шаббата» (Марка 2:27), я остановилась. Иешуа объяснил нам нечто очень важное — что не мы существуем для того, чтобы хранить Шаббат, а Шаббат существует, чтобы хранить нас. И я задумалась: почему я никогда не практиковала его по-настоящему?

Решающим фактором стало то, что мои дети начали больше расспрашивать меня о моей семье. И я всем сердцем захотела подарить им частичку себя, своей истории, даже если нам придётся впервые узнавать её вместе.

Соблюдение Шаббата с семьёй

Когда мы включили Шаббат в нашу жизнь, я начала понимать, почему так много людей работают по выходным, фактически игнорируя день покоя. Мы настолько приучили себя наполнять наши выходные планами и полезными делами, что идея сделать вместо этого глубокий вдох и сказать «нет» может показаться немыслимой. Я надеялась, что еще кто-нибудь из моих друзей разделит со мной путь к возрождению семейного Шаббата, но вместо этого меня встретили словами: «Ой, нет, это слишком сложно — заморачиваться ещё и этим ко всему прочему». Ирония, что Шаббат может быть слишком трудоёмким, опечалила меня, но подтвердила ложь, в которую верят многие из нас (и с которой я сама давно борюсь): что отдых непродуктивен.

Поэтому я начала с малого. Я чётко определила те несколько ключевых элементов, которые должны были стать частью моего Шаббата: чистый, прибранный дом, приглушенный свет, обязательно красивые свечи и особенно вкусный ужин для семьи. Ещё я знала, что хочу посвятить время молитве за моих детей.

Не поймите меня неправильно — все наши шаббатние ужины были очень «житейскими». И всё же я помню один, который был даже более неидеальным, чем все остальные. В тот день над нашим городом пронёсся ураган, и когда я позже готовила ужин, в дверь постучал сосед. Я не очень хорошо знала этого конкретного соседа, но он почему-то помнил моё имя. Когда он подошёл и начал звать меня, держа в руках наш мусорный бак (который унесло ветром во время урагана), я так отвлеклась, что мой соус успел сбежать. Через несколько минут, когда я вытерла своенравный соус и разложила еду по тарелкам, кто-то из детей подошёл ко мне и сказал: «Мама, куры сбежали!» (Да, у меня есть куры.) Что было делать? Конечно же я пошла ловить их и благополучно возвращать в курятник.

Затем, когда мы наконец-то собрались за столом, зажгли свечи и произнесли благословения, сначала кто-то из детей пролил свой напиток, а потом кто-то другой умудрился свалиться со стула. Воистину, если меня не «развеселят» мои куры, то это сделают мои дети. Возможно, я тогда на миг позволила себе опустить руки. Возможно, я разрешила подступить отчаянию. Возможно, я даже поддалась искушению, которое нашёптывало мне: «Чего ты вцепилась в этот Шаббат?»

Дар покоя и сопричастности

Но потом я поняла, что хаос моего дома был идеальной иллюстрацией нашего неидеального покоя. Даже если в хаосе вашей жизни нет детей (или кур), я уверена, вы понимаете: наш мир искажён, и наша работа никогда не заканчивается. Но ведь быть евреем значит в том числе ожидать времени, когда такое положение вещей навсегда изменится.

Шаббат всегда был связан с верой.

Этот день — маленький проблеск, тень истинного покоя и единства, которые мы когда-то обретём с Богом и друг с другом. Именно Бог есть источник шалома и единственный, кто может дать нам истинный покой и мир друг с другом. Шаббат всегда был связан с верой: верой в то, что мир продолжит вращаться, даже если я остановлюсь, чтобы отдохнуть; верой в то, что хотя этот покой и несовершенен, впереди нас ждёт больший; и верой в то, что только один Господь может удержать нас вместе в то время, как столько разных сил в этом мире пытаются нас рассеять.

Шаббат — это подарок от Бога. В этот день Он дарит нам встречу с Собой через проявление нашей верности и человечности. Для нас это приглашение ощутить себя своими — за неидеально накрытым столом, с нашей семьёй, друзьями, и с Богом, который знал, что нам нужен отдых. Мы можем отдохнуть в этом чувстве сопричастности. Всякий раз, когда мы начинаем исследовать свою еврейскую идентичность, независимо от того, насколько мы соблюдаем (или не соблюдаем) традиции, мы обнаруживаем, что именно шаббатний стол — это место, где мы можем разделить с другими те три вещи, которые мы, евреи, любим больше всего — веру, семью и еду — и знать, что мы дома.

автор – Лора Костеа

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.