Евреи за Иисуса

Я палестинка и еврейка. И я верю, что выбирать не обязательно!

Я палестинка и еврейка. И я верю, что выбирать не обязательно!

Я палестинка и еврейка. И я верю, что выбирать не обязательно!

Это был мой первый в жизни визит в Израиль, и я ужасно боялась! Мой страх перерос в панику, когда я проходила проверку в аэропорту Бен-Гурион в Тель-Авиве, и офицер безопасности, внимательно посмотрела в мой паспорт и прочитала моё откровенно арабское имя вслух: «Ханин Раззук». 

Я подняла глаза на офицера и её испытующий взгляд пронзил меня насквозь. Меня допросили, а мои вещи как следует обшарили. Моя слёзная мольба не выбрасывать прописанные доктором лекарства не тронула офицера.

Она просто делала свою работу, которая, учитывая ситуацию в Израиле, требовала высокого уровня предосторожности. Но даже зная это, мне всё равно было трудно не принимать ситуацию близко к сердцу. Меня тщательно досматривали, но, как ни странно… не видели. В конце концов, моё имя ведь не отражает всей моей истории…

Я родилась от отца-палестинца и матери-еврейки в Сакраменто, штат Калифорния (США). Там, где я выросла, нашей семьёй восхищались за её уникальность, принятие друг друга, и называли воплощением надежды на примирение глубочайших историко-культурных противоречий.

Но всё же моя двойственная национальная принадлежность вызывала много противоречивых реакций у людей разного происхождения. Одной из самых болезненных была реакция моих собственных родственников. Семья отца однозначно неприязненно относилась к наличию во мне еврейской крови — напряжение ощущалось с самого детства. Рядом с ними я чувствовала необходимость подавлять еврейскую часть своей идентичности.

Часть меня принадлежит одной семье, и часть — другой, но полного комфорта я не ощущала ни там, ни там. Дискомфорт всегда ощущался наиболее остро, когда мне приходилось заполнять какую-нибудь форму, заявку или анкету, где нужно было указать национальность. Я обычно надолго зависала, не зная, возле какого из предложенных вариантов поставить галочку.

Подобные ситуации давно подогревают мой конфликт самосознания. Я не всегда знаю, чему я должна отдать должное в первую очередь — моей палестинской или моей еврейской идентичности? Иногда ответ меняется в зависимости от того, кто спрашивает. Но правда состоит в том, что я не могу выбрать что-то одно, а Бог от меня этого и не требует!

Мой жизненный опыт — это миниатюрная копия многовекового конфликта, пропитанного хаосом истории, религиозными противоречиями и кровными узами. Этот конфликт зародился ещё в древних книгах Писания. Длительные и сложные отношения между арабским и еврейским народами начались с того момента, когда Агарь и её сын Измаил были вынуждены бежать от своей обиженной госпожи Сары (Бытие 16). Но через эту же историю я вижу и одну неизменную истину: Бог верен, проявляя заботу и ведя по жизни всех людей. 

В Бытии 12:2 Господь даёт первое из многих обетований Аврааму, отцу еврейского народа, говоря: «Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твоё, и будешь ты в благословение». Всего пару глав спустя Бог говорит Агари, матери Измаила, праотца арабских народов: «Умножая умножу потомство твоё, так что нельзя будет и счесть его от множества» (Бытие 16:10). Само моё существование — прямое доказательство неизменности этих обетований, которые продолжают исполняться тысячи лет спустя.

В исполнении обещаний, данных Аврааму и Агари, я вижу свидетельство Божьей верности всем, кто призывает Его с искренней верой. Эта Божья верность относится к самой личности человека, а не только к его национальности. Хотя Господь был верен Аврааму, Он также пришел на помощь Агари в момент её отчаяния, будучи «Богом видящим» (Бытие 16:13). Он видел их обоих и те уникальные обстоятельства, в которых они оказались, и каждому обещал наследие и надежду.

Я на собственном опыте обнаружила, что конфликт между обоими моими народами настолько реален и силён, что может довести по сути добрых людей до неприязни и отвращения к «противоположной стороне». Но это абсолютно отличается от того, как Бог на самом деле видит свои создания. Он совершает работу по примирению (2 Коринфянам 5:18-20). Он сказал Аврааму, что обетования, данные ему и его потомкам, благословят все народы (Бытие 12:3). Божий план искупления всегда выходил за рамки только одной группы людей. Самым очевидным образом это обетование исполнилось в том, что Он послал еврейскому народу Мессию, чтобы принести надежду, исцеление и примирение (друг с другом и с Богом) любому человеку и любому народу, который поверит в Него.  

Каждый человек способен желать и стремиться к миру и примирению, потому что нам дана возможность понимать и улаживать наши внутренние конфликты. А ещё у каждого есть доступ к личным отношениям с Богом всей Вселенной — истинным источником внутреннего мира.

Возможно, мне не удастся разрешить ближневосточный конфликт в глобальном масштабе, но я могу стремиться к цельности собственного сердца и самосознания. Я могу стоять на Божьих обетованиях, данных моим арабским и еврейским предкам. И при этом радоваться, осознавая тот факт, что благодаря прекрасной истории моего происхождения я могу служить примером любви, которую Бог проявил ко всем людям. И я могу видеть силу Его искупления для всех народов в действии. Я могу выбрать обе стороны!

автор – Ханин Раззук

 

1 ответить
  1. iulian
    iulian говорит:

    Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники. (Гал. 3:28,29)

    Ответить

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Евреи за Иисуса